На каждую хартию есть свой Штокман («Российская газета»)

24.10.2006

Сразу в двух крупнейших энергетических проектах Россия одновременно и кардинально поменяла правила игры - это Штокмановское месторождение и "Сахалин-2". А в конце прошлой недели президент России по сути предложил перейти на новые принципы энергетических взаимоотношений России и ЕС. "Энергетическая хартия" в версии Евросоюза сегодня больше походит на улицу с односторонним движением. От России требуют многого, мало чего предлагая взамен.
"Безудержная российская экономическая экспансия" - так, напомним, западная пресса отнеслась к российскому демаршу по Штокмановскому месторождению. Напомним, 9 октября "Газпром" принял решение о том, что самое крупное в мире Штокмановское месторождение газа с запасами в 3,7 миллиарда кубометров российская компания будет разрабатывать самостоятельно. Кроме того, газ будет поставляться в Европу, это равносильно отказу от сложной технологии его сжижения и транспортировки в США.

Освоение Штокмановского месторождения оценивается в 20-25 миллиардов долларов. Первоначально предполагалось привлечь к его освоению ряд западных компаний и передать им 49% акций проекта. В "короткий список" претендентов вошли пять компаний: Statoil (Норвегия), Total (Франция), Chevron (США), Hydro (Норвегия), ConocoPhillips (США). Потенциальные партнеры в обмен на газ предлагали инвестиции. "Газпром" интересовали их активы.
Но иностранные компании не смогли предоставить активы, соответствующие по объему и качеству запасам Штокмановского месторождения, как заявил глава "Газпрома". Поэтому было решено осваивать Штокман без западных капиталов. Участие западных компаний может быть сведено к сервисным услугам, которые предоставляются за деньги. Например, бурение скважин, сооружение заводов по сжижению газа, продажа газа на рынках третьих стран.

А проект по сжижению газа с самого начала оценивался экспертами как "сомнительный", и не только из-за его длительности и технической сложности. Скажем, американский конгресс своими непредвиденными решениями то и дело вносит элементы нестабильности в американо-российские отношения, в том числе экономические, и нельзя исключать, что поставки российского сжиженного газа будут расценены как "угроза национальной безопасности США".

Поэтому в будущем штокмановский газ пойдет по морскому трубопроводу в Германию - примерно 50 миллиардов кубометров. А уж Германия будет решать, как его использовать: самой ли потреблять или перепродавать европейским партнерам. Этот вариант оставил вне игры ряд американских, английских, норвежских и других западных компаний. Забеспокоились и традиционные покупатели российского газа в некоторых странах Европы, которые открыто и скрыто противились выходу "Газпрома" на своих конечных потребителей российского газа: газораспределительные муниципальные и частные компании. И это вопреки официальной политике либерализации рынков Европейского союза. Тут тоже главная проблема - прибыли. Газовые монополисты делали огромные деньги на перепродаже российского газа своим младшим партнерам. Тем не менее, по неофициальной информации из "Газпрома", российская компания уже в 2007 году намерена начать работать с рядом европейских муниципальных компаний, хотя приоритет, как и прежде, будет отдаваться крупным покупателям газа.

Параллельно событиям вокруг Штокмана началась переоценка соглашений по проектам СРП на Сахалине. В 1994 г. иностранные компании получили супервыгодные условия добычи сахалинской нефти. В самом деле: СРП оставляет России лишь 15% прибыли. Но только после того, как инвестор окупит все свои вложения. Если принять во внимание, что месяц назад "Сахалин энерджи " попыталась вдвое увеличить стоимость проекта, то значит, Россия даже свою небольшую долю прибыли сможет получить только в отдаленном будущем.

Когда же Россия, пытаясь изменить ситуацию, инициировала вхождение в проект "Газпром", то встретила категорический отказ иностранцев. Поэтому и появилось предложение: заморозить, по крайней мере на время, проект "Сахалин-2". "Замораживают" же свои нефтяные месторождения США.

Поворот в планах освоения Штокмана и фактическая ревизия соглашений по СРП повергли в недоумение иностранных инвесторов. В качестве ответа Германия и Франция решили создать энергоальянс внутри ЕС без участия третьих стран, то есть России. А официальный представитель Еврокомиссии Ферран Тарраделлас Эспуни заявил, что в случае попыток расширения активов "Газпрома" на европейском рынке российский концерн должен удовлетворять требования ЕС в области антимонопольного законодательства: "Основным приоритетом будет оставаться обеспечение конкуренции на внутреннем рынке Евросоюза". Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Дуран Баррозу пошел еще дальше и предложил "потребовать от России ратифицировать "Энергетическую хартию", чтобы заставить Россию предоставить в пользование третьим странам нефтяные и газовые трубопроводы.

Да, на Западе вошло в моду опираться на терминологию "энергетической безопасности". В Европе одобрили упомянутую "Энергетическую хартию". Россия ее подписала, но не стала ратифицировать, на что последовало обвинение в намерении использовать свою "энергетическую мощь" в политических целях. С таким же успехом можно было бы обвинить, например, Францию в использовании "парфюмерной мощи".

По мнению зарубежных аналитиков, российские власти опасались, что США, чтобы добиться от России уступок по какой-либо проблеме, в последний момент откажутся от импорта штокмановского газа и сохранят объемы импорта сжиженного газа из Норвегии и Канады, своих главных поставщиков . Прецедент есть: это отказ США подписать протокол о вступлении России в ВТО в канун саммита "большой восьмерки" в Петербурге, хотя все было фактически согласовано. Озабочена Россия и активным противодействием американцев сооружению Североевропейского газопровода. Потому, возможно, и состоялся пересмотр документов по участию американского бизнеса в "Сахалине-2", а также переориентация штокмановского газа именно на Европу. Важно и то, что в сибирско-дальневосточных нефтегазовых проектах преобладает американский и японский бизнес, а российская сторона, возможно, намерена увеличить там присутствие не только своего, но и европейского бизнеса.

Пытаясь добиться изменения позиции России, на Западе говорят о том, что "Газпрому" не хватит средств, чтобы в одиночку освоить Штокмановское месторождение. Однако источник финансирования как "Газпрома", так и западных компаний один - банки. Западные банкиры охотно ссужают третью мировую компанию - "Газпром". О том, что он вернет деньги и выплатит проценты, подразумевается само собой. Например, на днях в рамках обсуждения стратегии "Газпрома" в сфере энергетики рассматривался вопрос о досрочном погашении кредитов, которые получила российская компания при участии "Дойчебанка". Это лишний раз подтверждает резервы "Газпрома" как получателя кредитов.

И последний штрих: французская компания Total заявила, что желает войти в проект по освоению Штокмановского месторождения "на партнерских условиях", хотя сразу после заявления главы "Газпрома" Алексея Миллера отказалась от этого. Но, как видим, политический ажиотаж спадает быстро, а интересы бизнеса заставляют принять новые правила игры, введенные Москвой и еще раз продекларированные на встрече главы российского государства с лидерами Евросоюза.

Комментирует Константин Симонов, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России, автор книги "Энергетическая сверхдержава":
- Глубинный смысл произошедших событий вокруг Штокмановского месторождения в том, что Россия четко объяснила, на каких принципах могут работать иностранные компании в нашей стране. Всем стало ясно, что дело не в деньгах: нигде в мире крупные сделки в сфере ТЭК не базируются только на финансовых договоренностях. Ценность нефтегазовых запасов растет. "Газпром" был готов допустить иностранные компании к разработке месторождения, но на двух условиях. Первое - у них не будет контрольного пакета. И второе - компании предоставляют "Газпрому" сбытовые активы, то есть то, что нельзя купить на рынке. После того как второе условие не было выполнено, и последовал отказ. Что касается переориентации поставок газа, то предложение, сделанное Россией Германии, это приглашение к стратегическому сотрудничеству. Но я не думаю, что проект по созданию завода по производству сжиженного газа в США закрыт. России необходим выход на это рынок, и решение в этой сфере скорее носит тактический характер. Важно отметить и то, что переговоры по Штокману окончательно не закрыты, это гибкий процесс. И ничто не мешает иностранным компаниям в будущем предложить "Газпрому" то, что ему интересно.


На каждую хартию есть свой Штокман («Российская газета»)

24.10.2006

Сразу в двух крупнейших энергетических проектах Россия одновременно и кардинально поменяла правила игры - это Штокмановское месторождение и "Сахалин-2". А в конце прошлой недели президент России по сути предложил перейти на новые принципы энергетических взаимоотношений России и ЕС. "Энергетическая хартия" в версии Евросоюза сегодня больше походит на улицу с односторонним движением. От России требуют многого, мало чего предлагая взамен.
"Безудержная российская экономическая экспансия" - так, напомним, западная пресса отнеслась к российскому демаршу по Штокмановскому месторождению. Напомним, 9 октября "Газпром" принял решение о том, что самое крупное в мире Штокмановское месторождение газа с запасами в 3,7 миллиарда кубометров российская компания будет разрабатывать самостоятельно. Кроме того, газ будет поставляться в Европу, это равносильно отказу от сложной технологии его сжижения и транспортировки в США.

Освоение Штокмановского месторождения оценивается в 20-25 миллиардов долларов. Первоначально предполагалось привлечь к его освоению ряд западных компаний и передать им 49% акций проекта. В "короткий список" претендентов вошли пять компаний: Statoil (Норвегия), Total (Франция), Chevron (США), Hydro (Норвегия), ConocoPhillips (США). Потенциальные партнеры в обмен на газ предлагали инвестиции. "Газпром" интересовали их активы.
Но иностранные компании не смогли предоставить активы, соответствующие по объему и качеству запасам Штокмановского месторождения, как заявил глава "Газпрома". Поэтому было решено осваивать Штокман без западных капиталов. Участие западных компаний может быть сведено к сервисным услугам, которые предоставляются за деньги. Например, бурение скважин, сооружение заводов по сжижению газа, продажа газа на рынках третьих стран.

А проект по сжижению газа с самого начала оценивался экспертами как "сомнительный", и не только из-за его длительности и технической сложности. Скажем, американский конгресс своими непредвиденными решениями то и дело вносит элементы нестабильности в американо-российские отношения, в том числе экономические, и нельзя исключать, что поставки российского сжиженного газа будут расценены как "угроза национальной безопасности США".

Поэтому в будущем штокмановский газ пойдет по морскому трубопроводу в Германию - примерно 50 миллиардов кубометров. А уж Германия будет решать, как его использовать: самой ли потреблять или перепродавать европейским партнерам. Этот вариант оставил вне игры ряд американских, английских, норвежских и других западных компаний. Забеспокоились и традиционные покупатели российского газа в некоторых странах Европы, которые открыто и скрыто противились выходу "Газпрома" на своих конечных потребителей российского газа: газораспределительные муниципальные и частные компании. И это вопреки официальной политике либерализации рынков Европейского союза. Тут тоже главная проблема - прибыли. Газовые монополисты делали огромные деньги на перепродаже российского газа своим младшим партнерам. Тем не менее, по неофициальной информации из "Газпрома", российская компания уже в 2007 году намерена начать работать с рядом европейских муниципальных компаний, хотя приоритет, как и прежде, будет отдаваться крупным покупателям газа.

Параллельно событиям вокруг Штокмана началась переоценка соглашений по проектам СРП на Сахалине. В 1994 г. иностранные компании получили супервыгодные условия добычи сахалинской нефти. В самом деле: СРП оставляет России лишь 15% прибыли. Но только после того, как инвестор окупит все свои вложения. Если принять во внимание, что месяц назад "Сахалин энерджи " попыталась вдвое увеличить стоимость проекта, то значит, Россия даже свою небольшую долю прибыли сможет получить только в отдаленном будущем.

Когда же Россия, пытаясь изменить ситуацию, инициировала вхождение в проект "Газпром", то встретила категорический отказ иностранцев. Поэтому и появилось предложение: заморозить, по крайней мере на время, проект "Сахалин-2". "Замораживают" же свои нефтяные месторождения США.

Поворот в планах освоения Штокмана и фактическая ревизия соглашений по СРП повергли в недоумение иностранных инвесторов. В качестве ответа Германия и Франция решили создать энергоальянс внутри ЕС без участия третьих стран, то есть России. А официальный представитель Еврокомиссии Ферран Тарраделлас Эспуни заявил, что в случае попыток расширения активов "Газпрома" на европейском рынке российский концерн должен удовлетворять требования ЕС в области антимонопольного законодательства: "Основным приоритетом будет оставаться обеспечение конкуренции на внутреннем рынке Евросоюза". Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Дуран Баррозу пошел еще дальше и предложил "потребовать от России ратифицировать "Энергетическую хартию", чтобы заставить Россию предоставить в пользование третьим странам нефтяные и газовые трубопроводы.

Да, на Западе вошло в моду опираться на терминологию "энергетической безопасности". В Европе одобрили упомянутую "Энергетическую хартию". Россия ее подписала, но не стала ратифицировать, на что последовало обвинение в намерении использовать свою "энергетическую мощь" в политических целях. С таким же успехом можно было бы обвинить, например, Францию в использовании "парфюмерной мощи".

По мнению зарубежных аналитиков, российские власти опасались, что США, чтобы добиться от России уступок по какой-либо проблеме, в последний момент откажутся от импорта штокмановского газа и сохранят объемы импорта сжиженного газа из Норвегии и Канады, своих главных поставщиков . Прецедент есть: это отказ США подписать протокол о вступлении России в ВТО в канун саммита "большой восьмерки" в Петербурге, хотя все было фактически согласовано. Озабочена Россия и активным противодействием американцев сооружению Североевропейского газопровода. Потому, возможно, и состоялся пересмотр документов по участию американского бизнеса в "Сахалине-2", а также переориентация штокмановского газа именно на Европу. Важно и то, что в сибирско-дальневосточных нефтегазовых проектах преобладает американский и японский бизнес, а российская сторона, возможно, намерена увеличить там присутствие не только своего, но и европейского бизнеса.

Пытаясь добиться изменения позиции России, на Западе говорят о том, что "Газпрому" не хватит средств, чтобы в одиночку освоить Штокмановское месторождение. Однако источник финансирования как "Газпрома", так и западных компаний один - банки. Западные банкиры охотно ссужают третью мировую компанию - "Газпром". О том, что он вернет деньги и выплатит проценты, подразумевается само собой. Например, на днях в рамках обсуждения стратегии "Газпрома" в сфере энергетики рассматривался вопрос о досрочном погашении кредитов, которые получила российская компания при участии "Дойчебанка". Это лишний раз подтверждает резервы "Газпрома" как получателя кредитов.

И последний штрих: французская компания Total заявила, что желает войти в проект по освоению Штокмановского месторождения "на партнерских условиях", хотя сразу после заявления главы "Газпрома" Алексея Миллера отказалась от этого. Но, как видим, политический ажиотаж спадает быстро, а интересы бизнеса заставляют принять новые правила игры, введенные Москвой и еще раз продекларированные на встрече главы российского государства с лидерами Евросоюза.

Комментирует Константин Симонов, генеральный директор Центра политической конъюнктуры России, автор книги "Энергетическая сверхдержава":
- Глубинный смысл произошедших событий вокруг Штокмановского месторождения в том, что Россия четко объяснила, на каких принципах могут работать иностранные компании в нашей стране. Всем стало ясно, что дело не в деньгах: нигде в мире крупные сделки в сфере ТЭК не базируются только на финансовых договоренностях. Ценность нефтегазовых запасов растет. "Газпром" был готов допустить иностранные компании к разработке месторождения, но на двух условиях. Первое - у них не будет контрольного пакета. И второе - компании предоставляют "Газпрому" сбытовые активы, то есть то, что нельзя купить на рынке. После того как второе условие не было выполнено, и последовал отказ. Что касается переориентации поставок газа, то предложение, сделанное Россией Германии, это приглашение к стратегическому сотрудничеству. Но я не думаю, что проект по созданию завода по производству сжиженного газа в США закрыт. России необходим выход на это рынок, и решение в этой сфере скорее носит тактический характер. Важно отметить и то, что переговоры по Штокману окончательно не закрыты, это гибкий процесс. И ничто не мешает иностранным компаниям в будущем предложить "Газпрому" то, что ему интересно.

© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.