Сезоны в экономике

 
Иван Рогожкин
15.07.2008

Жизнь учит нас присматриваться к внешним условиям и адекватно реагировать на них. В зимнее время года мы одеваемся теплее и меняем резину на колёсах автомобилей. В дождь пользуемся зонтиком, а в жару – раздеваемся.


В экономике тоже бывают разные условия, и они требуют адекватной реакции участников рынка. Самый простой пример – необходимость выбирать стратегию инвестиций в зависимости от характера рынка, который может быть бычьим, медвежьим или даже просто никаким, то есть подверженным скучному боковому тренду. Ошибёшься – пиши пропало.

И здесь самая главная «заноза» – инерционное общественное сознание и подсознание, которые мешают нам прозреть и увидеть сменившиеся тенденции. Сколько лет понадобилось нам для того, чтобы перестать обманывать себя и признать, что наступил долговременный бычий рынок нефти? Вместо того чтобы взглянуть правде в глаза, аналитики и СМИ всё время объясняли нам, что нефть растёт из-за тех или иных непредсказуемых случайностей: сначала из-за войны в Ираке, потом по причине ураганов в Мексиканском заливе, затем из-за действий повстанцев в Нигерии и, совсем недавно, по вине жадных нефтяных компаний и спекулянтов. Каждый раз нам говорили, что всё непременно вернётся на круги своя и цены на нефть неизбежно упадут. Ну-ну!

А общественное подсознание, между прочим, имеет тенденцию кристаллизоваться на долгие десятилетия. Например, голодные времена в нашей стране давно ушли в небытие, проблемы переедания и излишнего веса сегодня стоят гораздо острее угрозы голода, а традиция накормить гостя до отвала, чтобы ему аж поплохело, до сих пор процветает, вопреки всякому здравому смыслу. То же самое можно сказать и по отношению к экономике.

Ловя из ноосферы заезженный штамп, мы не задумываемся, откуда ветер дует, и потому занимаемся откровенным самообманом, стараемся заглушить голос собственного рассудка в угоду настойчивому общественному убеждению. В реплике «Муравейники, в которых мы живём, или Ещё раз об ипотечном кризисе» на портале «Нефть России» мы уже писали о том, как мощное и примитивное общественное убеждение затмевает и «выключает» развитое индивидуальное сознание человека.

Психолог скажет, что инвесторам часто не хватает внутренней культуры, конкретнее, что они не умеют отличать эмоции, мысли и импульсы к действию, навеянные из разных слоёв общественного подсознания, от своих собственных. Представьте себе собрание акционеров нефтяной компании, на котором вдруг появляется некто в чёрном плаще и маске и, не называя своего имени, начинает энергично продавливать свои идеи. Вы скажете, что такое недопустимо? На собрании акционеров да, недопустимо, а в наших головах – в порядке вещей. Не удосужившись разобраться, откуда взялось то или иное убеждение или мысль, мы считаем их «своими» – только по той причине, что услышали их внутри себя.

Человек с высокой культурой мышления будет рассуждать примерно так: «Как законопослушный гражданин и порядочный человек я, несомненно, должен заявить о находке клада. Однако против этого возражает сидящий во мне рачительный хозяин, он считает, что государство заберёт себе львиную долю. И как кормилец семьи, которому нужны средства на образование ребенка, я предпочёл бы утаить сокровища. Между тем я ещё и инвестор, а потому предлагаю продать сокровища и вложить деньги в акции «ЛУКОЙЛа». Будучи в то же время образованным человеком, я прекрасно понимаю, что золотые украшения имеют ценность скорее как предметы старины, чем как драгметалл. А потому их нужно показать специалистам…». Каждая субличность (то есть грань личности), как видите, сначала называет своё имя, затем говорит. Вот это и есть правило хорошего тона применительно к внутреннему миру. При этом субличности законопослушного гражданина, инвестора и кормильца можно считать агентами соответствующих социальных образований, то есть государства, сообщества инвесторов и семьи. И если вы, дорогой читатель, не удосужитесь разобраться и поименовать собственные субличности, вам будет трудно правильно расставить приоритеты для наилучшего разрешения противоречий между ними. Тем более для фильтрации внешних наводок.


Восприятие человеком социальных наводок можно уподобить работе радиоприёмника. Умение ловить энергичные штампы социального сознания и подсознания сходно способности детектора принимать мощные радиостанции. Выражаясь в радиотехнических терминах, отметим, что низкая чувствительность ограничивает наши возможности ловить оригинальные (читай: слабые) мыслеобразы. Получается так, что «Маяк» и «Радио России» слышим, а больше ничего на средних волнах не находим. А плохая избирательность не позволяет отстроиться от банальных идей, овладевших массами. Кручу, кручу ручку настройки, а по всему диапазону один и тот же концерт. А ведь искусство инвестиций как раз состоит в том, чтобы поступать не так, как все – хочешь купить дёшево, покупай то, что все продают. И наоборот, желаешь продать дороже, продавай тогда, когда все покупают.

Применительно к психике термин избирательность можно заменить понятием концентрации. Кстати, в школе детей учат концентрации с самого первого дня: «Сидите тихо, не отвлекайтесь и держите ручку в правой руке». Впрочем, мы слишком отвлеклись от основной темы статьи, давайте вернёмся к экономике.

Знаменитый экономист и contrarian-инвестор Марк Фабер на своём сайте с чудным названием www.gloomboomdoom.com пишет, что когда мир вокруг нас меняется, старые правила и модели приходится выбрасывать за борт. Не зная о произошедших изменениях, участники рынка, аналитики, государственные службы и СМИ продолжают играть по прежним правилам и следовать политике, продиктованной прежними условиями. Все думают, что происходящее на рынке – это всего лишь досадная запинка, и что всё вернётся и будет как раньше. Гы-гы!


Марк Фабер


Будучи внимательным наблюдателем, Марк Фабер за время своей продолжительной карьеры отметил несколько фундаментальных изменений правил игры на рынке. Вот что он пишет: В начале 1970х годов никто не мог предположить, что цены на сырьевые товары взлетят и что проценты по государственным облигациям Казначейства США вырастут с 6% в 1970 г. до более 15% в 1981 г. В начале 1980-х годов никто не предполагал, что рост потребительских цен станет замедляться и что доходность облигаций будет постепенно снижаться и к 2003 г достигнет беспрецедентно низкого уровня (чуть выше 3%). В 1989 г. никто не ожидал, что японский фондовый рынок, который на тот момент по капитализации составлял более 50% мирового фондового рынка, упадёт и будет томиться долгие годы так, что через почти 20 лет его капитализация составит лишь 40% от прежних высот.

На рубеже тысячелетий, продолжает Марк Фабер, аналитики и инвесторы, ведомые ошибочными теориями постиндустриальной экономики, не сумели понять, что технологический, связной и медийный секторы обречены на прозябание. Цены сырьевых товаров в реальном измерении тогда были на самом низком уровне за всю историю капитализма – ровно в тот момент, когда такие гиганты, как Китай и Индия вышли на фазу стремительного промышленного роста. Как заключает Марк Фабер, каждое десятилетие происходит та или иная смена экономической парадигмы.

О том, что случилось с 2000 г., читатели бюллетеня Марка Фабера «Gloom, Boom and Doom Report» отлично знают. Но многие организации, включая Федеральную резервную систему США, за семь прошедших лет так и не осознали произошедших изменений. Забавно наблюдать, как официальные лица, занимающие высокие государственные посты в администрации США, винят спекулянтов в высоких ценах на сырьевые товары.

А нынешняя парадигма, будучи описана простыми словами, заключается в том, что сегодня через механизм удорожания всего материального и падения финансовых активов происходит перетекание богатства из развитых стран в развивающиеся, за которым последует перенос промышленного, финансового, военного и политического центров мира с Запада на Восток.


 
0

 

Сезоны в экономике

Иван Рогожкин
15.07.2008

Жизнь учит нас присматриваться к внешним условиям и адекватно реагировать на них. В зимнее время года мы одеваемся теплее и меняем резину на колёсах автомобилей. В дождь пользуемся зонтиком, а в жару – раздеваемся.


В экономике тоже бывают разные условия, и они требуют адекватной реакции участников рынка. Самый простой пример – необходимость выбирать стратегию инвестиций в зависимости от характера рынка, который может быть бычьим, медвежьим или даже просто никаким, то есть подверженным скучному боковому тренду. Ошибёшься – пиши пропало.

И здесь самая главная «заноза» – инерционное общественное сознание и подсознание, которые мешают нам прозреть и увидеть сменившиеся тенденции. Сколько лет понадобилось нам для того, чтобы перестать обманывать себя и признать, что наступил долговременный бычий рынок нефти? Вместо того чтобы взглянуть правде в глаза, аналитики и СМИ всё время объясняли нам, что нефть растёт из-за тех или иных непредсказуемых случайностей: сначала из-за войны в Ираке, потом по причине ураганов в Мексиканском заливе, затем из-за действий повстанцев в Нигерии и, совсем недавно, по вине жадных нефтяных компаний и спекулянтов. Каждый раз нам говорили, что всё непременно вернётся на круги своя и цены на нефть неизбежно упадут. Ну-ну!

А общественное подсознание, между прочим, имеет тенденцию кристаллизоваться на долгие десятилетия. Например, голодные времена в нашей стране давно ушли в небытие, проблемы переедания и излишнего веса сегодня стоят гораздо острее угрозы голода, а традиция накормить гостя до отвала, чтобы ему аж поплохело, до сих пор процветает, вопреки всякому здравому смыслу. То же самое можно сказать и по отношению к экономике.

Ловя из ноосферы заезженный штамп, мы не задумываемся, откуда ветер дует, и потому занимаемся откровенным самообманом, стараемся заглушить голос собственного рассудка в угоду настойчивому общественному убеждению. В реплике «Муравейники, в которых мы живём, или Ещё раз об ипотечном кризисе» на портале «Нефть России» мы уже писали о том, как мощное и примитивное общественное убеждение затмевает и «выключает» развитое индивидуальное сознание человека.

Психолог скажет, что инвесторам часто не хватает внутренней культуры, конкретнее, что они не умеют отличать эмоции, мысли и импульсы к действию, навеянные из разных слоёв общественного подсознания, от своих собственных. Представьте себе собрание акционеров нефтяной компании, на котором вдруг появляется некто в чёрном плаще и маске и, не называя своего имени, начинает энергично продавливать свои идеи. Вы скажете, что такое недопустимо? На собрании акционеров да, недопустимо, а в наших головах – в порядке вещей. Не удосужившись разобраться, откуда взялось то или иное убеждение или мысль, мы считаем их «своими» – только по той причине, что услышали их внутри себя.

Человек с высокой культурой мышления будет рассуждать примерно так: «Как законопослушный гражданин и порядочный человек я, несомненно, должен заявить о находке клада. Однако против этого возражает сидящий во мне рачительный хозяин, он считает, что государство заберёт себе львиную долю. И как кормилец семьи, которому нужны средства на образование ребенка, я предпочёл бы утаить сокровища. Между тем я ещё и инвестор, а потому предлагаю продать сокровища и вложить деньги в акции «ЛУКОЙЛа». Будучи в то же время образованным человеком, я прекрасно понимаю, что золотые украшения имеют ценность скорее как предметы старины, чем как драгметалл. А потому их нужно показать специалистам…». Каждая субличность (то есть грань личности), как видите, сначала называет своё имя, затем говорит. Вот это и есть правило хорошего тона применительно к внутреннему миру. При этом субличности законопослушного гражданина, инвестора и кормильца можно считать агентами соответствующих социальных образований, то есть государства, сообщества инвесторов и семьи. И если вы, дорогой читатель, не удосужитесь разобраться и поименовать собственные субличности, вам будет трудно правильно расставить приоритеты для наилучшего разрешения противоречий между ними. Тем более для фильтрации внешних наводок.


Восприятие человеком социальных наводок можно уподобить работе радиоприёмника. Умение ловить энергичные штампы социального сознания и подсознания сходно способности детектора принимать мощные радиостанции. Выражаясь в радиотехнических терминах, отметим, что низкая чувствительность ограничивает наши возможности ловить оригинальные (читай: слабые) мыслеобразы. Получается так, что «Маяк» и «Радио России» слышим, а больше ничего на средних волнах не находим. А плохая избирательность не позволяет отстроиться от банальных идей, овладевших массами. Кручу, кручу ручку настройки, а по всему диапазону один и тот же концерт. А ведь искусство инвестиций как раз состоит в том, чтобы поступать не так, как все – хочешь купить дёшево, покупай то, что все продают. И наоборот, желаешь продать дороже, продавай тогда, когда все покупают.

Применительно к психике термин избирательность можно заменить понятием концентрации. Кстати, в школе детей учат концентрации с самого первого дня: «Сидите тихо, не отвлекайтесь и держите ручку в правой руке». Впрочем, мы слишком отвлеклись от основной темы статьи, давайте вернёмся к экономике.

Знаменитый экономист и contrarian-инвестор Марк Фабер на своём сайте с чудным названием www.gloomboomdoom.com пишет, что когда мир вокруг нас меняется, старые правила и модели приходится выбрасывать за борт. Не зная о произошедших изменениях, участники рынка, аналитики, государственные службы и СМИ продолжают играть по прежним правилам и следовать политике, продиктованной прежними условиями. Все думают, что происходящее на рынке – это всего лишь досадная запинка, и что всё вернётся и будет как раньше. Гы-гы!


Марк Фабер


Будучи внимательным наблюдателем, Марк Фабер за время своей продолжительной карьеры отметил несколько фундаментальных изменений правил игры на рынке. Вот что он пишет: В начале 1970х годов никто не мог предположить, что цены на сырьевые товары взлетят и что проценты по государственным облигациям Казначейства США вырастут с 6% в 1970 г. до более 15% в 1981 г. В начале 1980-х годов никто не предполагал, что рост потребительских цен станет замедляться и что доходность облигаций будет постепенно снижаться и к 2003 г достигнет беспрецедентно низкого уровня (чуть выше 3%). В 1989 г. никто не ожидал, что японский фондовый рынок, который на тот момент по капитализации составлял более 50% мирового фондового рынка, упадёт и будет томиться долгие годы так, что через почти 20 лет его капитализация составит лишь 40% от прежних высот.

На рубеже тысячелетий, продолжает Марк Фабер, аналитики и инвесторы, ведомые ошибочными теориями постиндустриальной экономики, не сумели понять, что технологический, связной и медийный секторы обречены на прозябание. Цены сырьевых товаров в реальном измерении тогда были на самом низком уровне за всю историю капитализма – ровно в тот момент, когда такие гиганты, как Китай и Индия вышли на фазу стремительного промышленного роста. Как заключает Марк Фабер, каждое десятилетие происходит та или иная смена экономической парадигмы.

О том, что случилось с 2000 г., читатели бюллетеня Марка Фабера «Gloom, Boom and Doom Report» отлично знают. Но многие организации, включая Федеральную резервную систему США, за семь прошедших лет так и не осознали произошедших изменений. Забавно наблюдать, как официальные лица, занимающие высокие государственные посты в администрации США, винят спекулянтов в высоких ценах на сырьевые товары.

А нынешняя парадигма, будучи описана простыми словами, заключается в том, что сегодня через механизм удорожания всего материального и падения финансовых активов происходит перетекание богатства из развитых стран в развивающиеся, за которым последует перенос промышленного, финансового, военного и политического центров мира с Запада на Восток.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.