Теневая банковская система

 
Иван Рогожкин
24.07.2008

Выражение «теневая банковская система» (ТБС) появилось с подачи Поля МакКулли, сотрудника крупнейшего на планете облигационного фонда Pimco. И хотя ТБС уже более десяти лет от роду, заговорили о ней только после начала кризиса «субстандартной» ипотеки.


Рис. с сайта terranova.blogs.com


Исторически кредитные банки зарабатывают тем, что занимают деньги на короткие сроки под малые проценты, а ссужают на долгие сроки под большие проценты. Всё это происходит под контролем Центрального банка, который задаёт процентные ставки по однодневным кредитам и регулирует нормативы по резервированию, то есть, фактически, кредитный рычаг.

ТБС работает схожим образом, но она не подвержена ничьему контролю. Кирпичики системы создаются следующим образом. Для повышения прибылей банк, инвестиционная компания и/или богатые частные лица учреждают юридическое лицо, которое называются хедж-фондом, финансовым кондуитом или структурированным инвестиционным механизмом (SIV, Structured Investment Vehicle). Какой вариант названия вам больше нравится, дорогой читатель? Свежеиспечённое юрлицо выпускает на рынок краткосрочные корпоративные долговые обязательства и на вырученные деньги приобретает какие-либо высокодоходные финансовые инструменты. В разгар американского жилищного бума подобными инструментами служили в основном структурированные ипотечные бумаги (о том, как они создаются, см. реплику «Хроника нефтедолларового коллапса-19» от 30 января 2008 г. на портале «Нефть России»). Кондуит зарабатывает на разнице процентов по займам и доходам от финансовых инструментов. Теневая банковская система фурычит до тех пор, пока сохраняется выгодный спред и приобретённые на рынке финансовые инструменты не падают в цене. Как вы, наверное, уже догадались, в обороте ТБС участвуют многочисленные ипотечные конторы, выдававшие кредиты на покупку домов направо и налево, банки с Уолл-стрит, выкупавшие эти кредиты и превращавшие их (с помощью финансовой магии) в структурированные финансовые инструменты, а также рейтинговые агентства. Согласно данным основателя и руководителя облигационного фонда Pimco Билла Гросса, к ноябрю 2007 г. теневая банковская система выпустила в обращение корпоративные облигации на сумму около 1 трлн долл., в основном с наивысшим рейтингом AAA.

Фиаско инвестиционного банка Bear Stearns началось с того, что в июле 2007 г. два её хедж-фонда (Enhanced Leverage Fund и High-Grade Fund) практически полностью лишились своих капиталов. Банк был вынужден срочно изыскивать деньги для поддержки погибающих фондов, то есть перекачивать средства из обычной банковской системы в теневую.

Когда усилилось сжатие на рынке корпоративных облигаций, кондуиты столкнулись с затруднениями по продлению своих краткосрочных займов. Падение рыночной стоимости ипотечных структурированных бумаг, имевшихся в их распоряжении, лишь подливало масла в огонь. Пошло-поехало…

Недавно новостной канал Bloomberg сообщил, что банк Wachovia за II кв. 2008 г. понёс убытки в размере 8,9 млрд. долл. Уже четыре квартала подряд банки регулярно списывают крупные суммы, причём конца этому не видно.

На сегодня списано порядка 400 млрд долл., оценки будущих потерь поднялись уже до 1,6 трлн долл. Никакого государственного страхования вкладов в теневой банковской системе, понятное дело, нет. Нет и регулирования кредитного рычага. Зато есть массовое изъятие капиталов. Информация о ТБС становится доступной нам тогда, когда «теневые банкиры» объясняют, куда ухнула очередная кругленькая сумма.

Схлопывающийся бизнес ТБС высасывает финансы из нормальной банковской системы, создавая дефляционное разряжение. Центральный банк (ФРС США) пытается противостоять разряжению, нагнетая свежую ликвидность. Интересно, чья возьмёт?

Общий оборот ТБС, как вы понимаете, неизвестен, но думаю, что его можно примерно оценить по объёмам выписанных финансовыми компаниями деривативов. Согласно данным Банка международных расчётов (www.bis.org), к концу 2007 г. этот показатель составил 596 трлн долл. Мы уже писали на портале «Нефть России» о том, что одни только свопы для защиты от дефолтов по корпоративным облигациям сегодня складываются в 62 трлн долл. Существуют и другие разнообразные виды деривативов, например, завязанные на стоимость драгметаллов и нефти. Какие сюрпризы они таят, неизвестно. Образно говоря, если принять общий объём деривативного рынка за площадь карты ТБС, окажется, что для нас она почти сплошь покрыта белыми пятнами. При этом понятно, что уже известная аналитикам и экономической прессе модель бизнеса ТБС схлопывается, а тайные [пока ещё] её виды бизнеса продолжают развиваться быстрыми темпами.

Бывший председатель ФРС США Алан Гринспен неоднократно обсуждал проблему экспоненциального роста номинальных объёмов финансовых деривативов. При этом каждый раз он решительно противился идеё расширения регулирующих полномочий Центрального банка. Главный довод, что звучал из его уст, – необходимость сохранить гибкость финансовых рынков.

Президент США Джордж Буш в курсе проблемы и, надо сказать, весьма недоволен. Недавно на благотворительном приёме фонда Jeff Olson’s Hope Foundation он попросил выключить телекамеры, затем в негодовании заявил, что после длительного запоя на Уолл-стрит наступило тяжёлое похмелье (см. www.youtube.com/watch?v=eXj4-PFuMLc&NR=1). «Вопрос в том, сколько Уолл-стрит теперь будет приходить в себя и надолго ли воздержится от применения этих причудливых финансовых инструментов», – добавил он.


 
0

 

Теневая банковская система

Иван Рогожкин
24.07.2008

Выражение «теневая банковская система» (ТБС) появилось с подачи Поля МакКулли, сотрудника крупнейшего на планете облигационного фонда Pimco. И хотя ТБС уже более десяти лет от роду, заговорили о ней только после начала кризиса «субстандартной» ипотеки.


Рис. с сайта terranova.blogs.com


Исторически кредитные банки зарабатывают тем, что занимают деньги на короткие сроки под малые проценты, а ссужают на долгие сроки под большие проценты. Всё это происходит под контролем Центрального банка, который задаёт процентные ставки по однодневным кредитам и регулирует нормативы по резервированию, то есть, фактически, кредитный рычаг.

ТБС работает схожим образом, но она не подвержена ничьему контролю. Кирпичики системы создаются следующим образом. Для повышения прибылей банк, инвестиционная компания и/или богатые частные лица учреждают юридическое лицо, которое называются хедж-фондом, финансовым кондуитом или структурированным инвестиционным механизмом (SIV, Structured Investment Vehicle). Какой вариант названия вам больше нравится, дорогой читатель? Свежеиспечённое юрлицо выпускает на рынок краткосрочные корпоративные долговые обязательства и на вырученные деньги приобретает какие-либо высокодоходные финансовые инструменты. В разгар американского жилищного бума подобными инструментами служили в основном структурированные ипотечные бумаги (о том, как они создаются, см. реплику «Хроника нефтедолларового коллапса-19» от 30 января 2008 г. на портале «Нефть России»). Кондуит зарабатывает на разнице процентов по займам и доходам от финансовых инструментов. Теневая банковская система фурычит до тех пор, пока сохраняется выгодный спред и приобретённые на рынке финансовые инструменты не падают в цене. Как вы, наверное, уже догадались, в обороте ТБС участвуют многочисленные ипотечные конторы, выдававшие кредиты на покупку домов направо и налево, банки с Уолл-стрит, выкупавшие эти кредиты и превращавшие их (с помощью финансовой магии) в структурированные финансовые инструменты, а также рейтинговые агентства. Согласно данным основателя и руководителя облигационного фонда Pimco Билла Гросса, к ноябрю 2007 г. теневая банковская система выпустила в обращение корпоративные облигации на сумму около 1 трлн долл., в основном с наивысшим рейтингом AAA.

Фиаско инвестиционного банка Bear Stearns началось с того, что в июле 2007 г. два её хедж-фонда (Enhanced Leverage Fund и High-Grade Fund) практически полностью лишились своих капиталов. Банк был вынужден срочно изыскивать деньги для поддержки погибающих фондов, то есть перекачивать средства из обычной банковской системы в теневую.

Когда усилилось сжатие на рынке корпоративных облигаций, кондуиты столкнулись с затруднениями по продлению своих краткосрочных займов. Падение рыночной стоимости ипотечных структурированных бумаг, имевшихся в их распоряжении, лишь подливало масла в огонь. Пошло-поехало…

Недавно новостной канал Bloomberg сообщил, что банк Wachovia за II кв. 2008 г. понёс убытки в размере 8,9 млрд. долл. Уже четыре квартала подряд банки регулярно списывают крупные суммы, причём конца этому не видно.

На сегодня списано порядка 400 млрд долл., оценки будущих потерь поднялись уже до 1,6 трлн долл. Никакого государственного страхования вкладов в теневой банковской системе, понятное дело, нет. Нет и регулирования кредитного рычага. Зато есть массовое изъятие капиталов. Информация о ТБС становится доступной нам тогда, когда «теневые банкиры» объясняют, куда ухнула очередная кругленькая сумма.

Схлопывающийся бизнес ТБС высасывает финансы из нормальной банковской системы, создавая дефляционное разряжение. Центральный банк (ФРС США) пытается противостоять разряжению, нагнетая свежую ликвидность. Интересно, чья возьмёт?

Общий оборот ТБС, как вы понимаете, неизвестен, но думаю, что его можно примерно оценить по объёмам выписанных финансовыми компаниями деривативов. Согласно данным Банка международных расчётов (www.bis.org), к концу 2007 г. этот показатель составил 596 трлн долл. Мы уже писали на портале «Нефть России» о том, что одни только свопы для защиты от дефолтов по корпоративным облигациям сегодня складываются в 62 трлн долл. Существуют и другие разнообразные виды деривативов, например, завязанные на стоимость драгметаллов и нефти. Какие сюрпризы они таят, неизвестно. Образно говоря, если принять общий объём деривативного рынка за площадь карты ТБС, окажется, что для нас она почти сплошь покрыта белыми пятнами. При этом понятно, что уже известная аналитикам и экономической прессе модель бизнеса ТБС схлопывается, а тайные [пока ещё] её виды бизнеса продолжают развиваться быстрыми темпами.

Бывший председатель ФРС США Алан Гринспен неоднократно обсуждал проблему экспоненциального роста номинальных объёмов финансовых деривативов. При этом каждый раз он решительно противился идеё расширения регулирующих полномочий Центрального банка. Главный довод, что звучал из его уст, – необходимость сохранить гибкость финансовых рынков.

Президент США Джордж Буш в курсе проблемы и, надо сказать, весьма недоволен. Недавно на благотворительном приёме фонда Jeff Olson’s Hope Foundation он попросил выключить телекамеры, затем в негодовании заявил, что после длительного запоя на Уолл-стрит наступило тяжёлое похмелье (см. www.youtube.com/watch?v=eXj4-PFuMLc&NR=1). «Вопрос в том, сколько Уолл-стрит теперь будет приходить в себя и надолго ли воздержится от применения этих причудливых финансовых инструментов», – добавил он.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.