Нефтегаз: Либо кризис, либо инновации

 
Валерий Емельянов
30.04.2009

Не секрет, что работа журналиста на различного рода “нефтегазовых” мероприятиях сводится обычно к фиксации всего сказанного-показанного и “упаковке” в сносную литературную форму. Потому как глубже вникать в сюжеты очень сложно по банальной причине – из-за отсутствия специального образования нефтегазового или, скажем, экономического.


 


И в этой связи отрадно отметить, что презентация книги “Мировой нефтегазовый рынок: инновационные тенденции”, состоявшаяся 29 апреля в университете нефти и газа им Губкина в Москве, оказалась исключением из этого правила. И доклад на ту же тему, что и книга (хотя и не совпадающий с ней по изложенным концепциям и фактам), прочитанный директором Института энергетических стратегий профессором Виталием Бушуевым, оказался таким, над которым даже неспециалист может вдоволь поразмышлять. В докладе этом, что отрадно, был продемонстрирован универсально-интегральный подход к анализу рынка нефти и газа, выгодно отличающийся от подхода “узкоспециального”. Ведь нефть и газ - категории универсальные, общечеловеческие. По размаху и значению нефтегазовый фактор может быть сравним с такими понятиями как цивилизация, культура и им подобные. Увы, не всегда это понимают как производители нефти, так и ее потребители.


Ключевой методологической идеей, высказанной профессором Бушуевым можно обозначить интегральный энерго-эколого-экономический подход к рынку углеводородов. Причем, эти три “э” не рассматриваются как противоречащие и ограничивающие друг друга факторы, но напротив - как взаимно необходимые и дополняющие друг друга. Основными характеристиками сегодняшнего этапа развития сферы углеводородов является необходимость их диверсификации, повышение значения сервисных услуг на рынке нефти и газа и, наконец, резкое увеличение стоимости того, что принято называть “природным капиталом”. Природный капитал сегодня, считает профессор Бушуев, явно недооценен, а 20% этих капиталов находится в бедных странах и лишь 2% - в странах богатых и развитых.


 В качестве главного негативного фактора, влияющего на развитие нефтегазового рынка в последние годы, был назван его переход от классических моделей “продавец-покупатель “ и “спрос-предложение” в сферу финансовых производных. То есть, финансовая сфера, призванная по определению обслуживать реальную экономику, в последние годы начала жить своей самодостаточной, оторванной от реальной экономики жизнью. Этот процесс особенно активно пошел с началом нового тысячелетия. Если в 2000 году соотношение классических товарных спот-сделок и фьючерсов на нефтяном рынке составляло 50% на 50%, то к 2007 объем фьючерсов в 1000 раз превысил товарные сделки.


 Самая главная мысль доклада заключалась в том, что сегодня идет очень глубокое качественное изменение мирового нефтегазового рынка по очень многим параметрам. В наши дни уже всем очевидно, что ОПЕК не может полностью контролировать мировые цены на нефть, как это было вплоть до последних десятилетий минувшего столетия.


 Сегодня цену нефти определяет потребитель, его спрос на энергоресурсы. При этом цена и спрос часто оказываются плохо скоррелированными. Амбивалентные процессы происходят на углеводородном рынке в геоэкономическом аспекте. Рынок нефти от глобализации все более явно переходит к сегментации - Америка на нем сама по себе, Персидский залив и Иран закоммутированы в своих нефтяных поставках на Юго-Восточную Азию (но, видимо, до поры до времени, так как у этого региона имеется значительный собственный углеводородный потенциал). Своей жизнью все более живет рынок Россия-Европа. При этом на рынке газа идет обратный процесс -  от региональной сегментации к глобальной интеграции, стимулятором которой выступает рынок СПГ.

 

Характерный пример такого радикального “переформатирования” нефтегазового рынка. Если прежние “семь сестер” – некогда крупнейшие международные нефтяные компании с преимущественно американской долей участия - сегодня обладают лишь 10% объемов мировой добычи и 3% запасов, то так называемые «новые семь сестер» - саудовская Aramco, иранская NIOC, венесуэльская PDVSA, китайская CNPC, российский “Газпром”, бразильская Pertobras и малазийская Pertonas - ныне совместно обладают третью объемов мирового производства нефти и газа и третью запасов. Как полагает профессор Бушуев, именно то, что на рынке, находящемся на пороге значительных качественных изменений, его участники продолжают действовать традиционными методами, и привело в значительной мере к нынешней глобальной кризисной ситуации.


Рынок нефти трудно предсказуем, но достаточно закономерен, считает профессор Бушуев. Он высказал гипотезу о том, что десятилетний цикл кризисов связан, условно говоря,  как с “базисными”, так и “надстроечными” факторами, среди которых был назван даже и всплеск солнечной активности. Неприменение мер адекватных этим качественным изменениям рынка приводит к тому, что на нем начинает господствовать устойчивая и мало регулируемая волатильность.


Кстати, то, что сегодня мы переживаем, это еще не кризис, считает профессор Бушуев. Кризис начнется после 2012 года. При этом нефть может очень долго болтаться в пределах цены в 60-80 долларов за баррель, хотя, возможно, на рубеже 2009-2010 года нас и ожидает новый скачок цены до 100-110 долларов. Предстоящий кризис будет вызван невозможностью дальнейшего развития нынешней финансовой и технологической базы нефтегазового рынка.


В докладе был также дан вариант ответа на извечный русский вопрос - что делать в данной ситуации? Ответ однозначен - инновации, переход к инновационной экономике. Причем локомотивом этого инновационного подхода должен стать именно ТЭК. Запуск инновационной модели в ТЭК позволит увеличить эффективность добычи и использования энергоресурсов, ведь 70% той же нефти пока остается в земле из-за недостаточного технологического уровня добычи. Тем самым можно будет запустить эволюционную, и менее конфликтную модель использования энергоресурсов на перспективу. В ней углеводороды будут играть ключевую роль, составляя 70% энергопотребления где-то до 2020-2030 года, после чего их роль упадет за счет развития атомной и “альтернативной” энергетики. Хотя в данном контексте, по мнению профессора Бушуева, следует говорить не об альтернативной, а скорее о “дополнительной” энергетике.


Для запуска инновационной модели  требуется в качестве первого шага изменение отношений к малому бизнесу. Сегодня  производственные и коммерческие процессы в нем, по сути, дублируют бизнес крупный, тем самым в перспективе обрекая «миниатюрных» бизнесменов на неминуемый провал. Следует же наоборот направлять малый инновационный бизнес туда, где не может и не должен действовать бизнес крупный. Вполне возможно патронирование инновационных фирм со стороны крупных нефтяных и газовых компаний, а также освобождение их от налогов в части создания инноваций.


Такую вот концепцию озвучил известный российский эксперт по вопросам энергетики. Она представляется  интегральной и потому необходимой и перспективной для применения экспертам нефтегазового рынка уже по отношению к конкретным его проблемам. Думается, что даже “нефтегазовые” журналисты могут эффективно ее применять. Даже, несмотря на отсутствие профильного “углеводородного” образования.

 


 
0

 

Нефтегаз: Либо кризис, либо инновации

Валерий Емельянов
30.04.2009

Не секрет, что работа журналиста на различного рода “нефтегазовых” мероприятиях сводится обычно к фиксации всего сказанного-показанного и “упаковке” в сносную литературную форму. Потому как глубже вникать в сюжеты очень сложно по банальной причине – из-за отсутствия специального образования нефтегазового или, скажем, экономического.


 


И в этой связи отрадно отметить, что презентация книги “Мировой нефтегазовый рынок: инновационные тенденции”, состоявшаяся 29 апреля в университете нефти и газа им Губкина в Москве, оказалась исключением из этого правила. И доклад на ту же тему, что и книга (хотя и не совпадающий с ней по изложенным концепциям и фактам), прочитанный директором Института энергетических стратегий профессором Виталием Бушуевым, оказался таким, над которым даже неспециалист может вдоволь поразмышлять. В докладе этом, что отрадно, был продемонстрирован универсально-интегральный подход к анализу рынка нефти и газа, выгодно отличающийся от подхода “узкоспециального”. Ведь нефть и газ - категории универсальные, общечеловеческие. По размаху и значению нефтегазовый фактор может быть сравним с такими понятиями как цивилизация, культура и им подобные. Увы, не всегда это понимают как производители нефти, так и ее потребители.


Ключевой методологической идеей, высказанной профессором Бушуевым можно обозначить интегральный энерго-эколого-экономический подход к рынку углеводородов. Причем, эти три “э” не рассматриваются как противоречащие и ограничивающие друг друга факторы, но напротив - как взаимно необходимые и дополняющие друг друга. Основными характеристиками сегодняшнего этапа развития сферы углеводородов является необходимость их диверсификации, повышение значения сервисных услуг на рынке нефти и газа и, наконец, резкое увеличение стоимости того, что принято называть “природным капиталом”. Природный капитал сегодня, считает профессор Бушуев, явно недооценен, а 20% этих капиталов находится в бедных странах и лишь 2% - в странах богатых и развитых.


 В качестве главного негативного фактора, влияющего на развитие нефтегазового рынка в последние годы, был назван его переход от классических моделей “продавец-покупатель “ и “спрос-предложение” в сферу финансовых производных. То есть, финансовая сфера, призванная по определению обслуживать реальную экономику, в последние годы начала жить своей самодостаточной, оторванной от реальной экономики жизнью. Этот процесс особенно активно пошел с началом нового тысячелетия. Если в 2000 году соотношение классических товарных спот-сделок и фьючерсов на нефтяном рынке составляло 50% на 50%, то к 2007 объем фьючерсов в 1000 раз превысил товарные сделки.


 Самая главная мысль доклада заключалась в том, что сегодня идет очень глубокое качественное изменение мирового нефтегазового рынка по очень многим параметрам. В наши дни уже всем очевидно, что ОПЕК не может полностью контролировать мировые цены на нефть, как это было вплоть до последних десятилетий минувшего столетия.


 Сегодня цену нефти определяет потребитель, его спрос на энергоресурсы. При этом цена и спрос часто оказываются плохо скоррелированными. Амбивалентные процессы происходят на углеводородном рынке в геоэкономическом аспекте. Рынок нефти от глобализации все более явно переходит к сегментации - Америка на нем сама по себе, Персидский залив и Иран закоммутированы в своих нефтяных поставках на Юго-Восточную Азию (но, видимо, до поры до времени, так как у этого региона имеется значительный собственный углеводородный потенциал). Своей жизнью все более живет рынок Россия-Европа. При этом на рынке газа идет обратный процесс -  от региональной сегментации к глобальной интеграции, стимулятором которой выступает рынок СПГ.

 

Характерный пример такого радикального “переформатирования” нефтегазового рынка. Если прежние “семь сестер” – некогда крупнейшие международные нефтяные компании с преимущественно американской долей участия - сегодня обладают лишь 10% объемов мировой добычи и 3% запасов, то так называемые «новые семь сестер» - саудовская Aramco, иранская NIOC, венесуэльская PDVSA, китайская CNPC, российский “Газпром”, бразильская Pertobras и малазийская Pertonas - ныне совместно обладают третью объемов мирового производства нефти и газа и третью запасов. Как полагает профессор Бушуев, именно то, что на рынке, находящемся на пороге значительных качественных изменений, его участники продолжают действовать традиционными методами, и привело в значительной мере к нынешней глобальной кризисной ситуации.


Рынок нефти трудно предсказуем, но достаточно закономерен, считает профессор Бушуев. Он высказал гипотезу о том, что десятилетний цикл кризисов связан, условно говоря,  как с “базисными”, так и “надстроечными” факторами, среди которых был назван даже и всплеск солнечной активности. Неприменение мер адекватных этим качественным изменениям рынка приводит к тому, что на нем начинает господствовать устойчивая и мало регулируемая волатильность.


Кстати, то, что сегодня мы переживаем, это еще не кризис, считает профессор Бушуев. Кризис начнется после 2012 года. При этом нефть может очень долго болтаться в пределах цены в 60-80 долларов за баррель, хотя, возможно, на рубеже 2009-2010 года нас и ожидает новый скачок цены до 100-110 долларов. Предстоящий кризис будет вызван невозможностью дальнейшего развития нынешней финансовой и технологической базы нефтегазового рынка.


В докладе был также дан вариант ответа на извечный русский вопрос - что делать в данной ситуации? Ответ однозначен - инновации, переход к инновационной экономике. Причем локомотивом этого инновационного подхода должен стать именно ТЭК. Запуск инновационной модели в ТЭК позволит увеличить эффективность добычи и использования энергоресурсов, ведь 70% той же нефти пока остается в земле из-за недостаточного технологического уровня добычи. Тем самым можно будет запустить эволюционную, и менее конфликтную модель использования энергоресурсов на перспективу. В ней углеводороды будут играть ключевую роль, составляя 70% энергопотребления где-то до 2020-2030 года, после чего их роль упадет за счет развития атомной и “альтернативной” энергетики. Хотя в данном контексте, по мнению профессора Бушуева, следует говорить не об альтернативной, а скорее о “дополнительной” энергетике.


Для запуска инновационной модели  требуется в качестве первого шага изменение отношений к малому бизнесу. Сегодня  производственные и коммерческие процессы в нем, по сути, дублируют бизнес крупный, тем самым в перспективе обрекая «миниатюрных» бизнесменов на неминуемый провал. Следует же наоборот направлять малый инновационный бизнес туда, где не может и не должен действовать бизнес крупный. Вполне возможно патронирование инновационных фирм со стороны крупных нефтяных и газовых компаний, а также освобождение их от налогов в части создания инноваций.


Такую вот концепцию озвучил известный российский эксперт по вопросам энергетики. Она представляется  интегральной и потому необходимой и перспективной для применения экспертам нефтегазового рынка уже по отношению к конкретным его проблемам. Думается, что даже “нефтегазовые” журналисты могут эффективно ее применять. Даже, несмотря на отсутствие профильного “углеводородного” образования.

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.