Ненасытная Поднебесная

 
Валерий Емельянов
Российские эксперты разошлись в прогнозах роста спроса на газ в Китае
19.01.2011

В ходе телемоста между Москвой и Пекином, организованного РИА “Новости” и посвященного энергетическому сотрудничеству между Россией и Китаем, как российские, так и китайские эксперты констатировали, что развитие энергетического сотрудничества, а значит, и энергетический диалог на уровне практикующих специалистов и экспертов между двумя имеет перспективы.

При этом подчеркивалось, что, начиная с 2008-2009 годов, Китай производит нефти и газа меньше, чем импортирует, и в дальнейшем доля импортного энергосырья в стране будет все более увеличиваться.

Известный российский эксперт, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в своем выступлении отметил, что сегодня на китайском направлении российской энергетической дипломатии нет проблем с поставками нефти, однако остается вопрос о цене на газ, который предстоит решить в течение текущего года. Единственная проблема с нефтью, по мнению аналитика, заключается в том, что фактически значительное количество нефти, идущей в Китай по трубопроводу Сковородино-Дацин, имеет не восточно-, а западносибирское происхождение. Константин Симонов связи с этим считает, что все углеводороды, добываемые к западу от Енисея, должны направляться в Европу, а к востоку от этой реки -в Азию.

Российский эксперт сообщил, что сегодня на переговорах с Китаем рассматривается несколько принципов, могущих быть положенными в основу ценовой формулы для экспортируемого в Китай газа. Первый - равнодоходность поставок газа в Европу и Восточную Азию (устраивает продавца и не устраивает покупателя). Второй - ценовая привязка, подобная действующей в Европе ценовой паре газ - “корзина нефтепродуктов”. Здесь предлагается два варианта: привязка к стоимости угольного эквивалента на китайском рынке (устраивает покупателя, однако не устраивает продавца, так как уровень цен на регулируемом рынке угля КНР весьма невысок), либо - привязка к себестоимости добычи плюс цена транспортировки с российских месторождений. Здесь, по словам эксперта, тоже имеются разногласия.

Китайская сторона предлагает ориентироваться на себестоимость добычи на месторождении “Ванкор” (самая невысокая в регионе), а российская сторона указывает в качестве базового ценового маркера себестоимость на месторождении Чаянда в Якутии, где она выше.

И наконец, рассматривается опция, при которой экспортная ценовая формула на газ ориентирована на цены для конечных потребителей. Это также не очень выгодно России, поскольку в отличие от либерализованного рынка нефтепродуктов в КНР, рынку газа либерализация еще только предстоит. Кстати, в выступлениях китайских участников видеомоста прозвучало, что рядовой китайский потребитель тратит на газ ежесуточно в среднем 2 юаня на севере страны, и 4,5 юаня - в ее южной части.

Константин Симонов полагает, что, несмотря ни на что, спрос на нефть и газ в Китае будет постоянно возрастать. Одной из главных предпосылок этого процесса эксперт назвал интенсивные процессы урбанизации в этой стране. Только за последние годы из сельской местности в города переселились около 300 млн человек, а городские жители по определению потребляют больше энергии, чем жители сельской местности. К 2020 году, согласно прогнозам, в КНР будет потребляться 150-170 млрд кубических метров природного газа - наиболее экономичной и экологичной альтернативы каменному углю. При этом эксперт назвал озвученные оценки консервативными и сказал, что предпочитает говорить о цифре спроса на газ через 10 лет в 300 млрд кубометров.

Взявший далее слово руководитель Центра энергетических и транспортных исследований Института востоковедения РАН Игорь Томберг также отметил необходимость и перспективность экспорта углеводородов и продуктов на их основе в Китай и другие страны Азии, поскольку уровень добычи их в России значительно превышает уровень внутреннего спроса. В то же время, этот эксперт предложил с осторожностью относиться к показателю уровня спроса на газ в КНР на уровне 300 млрд кубометров в год к 2020 году. По его мнению, такой прогноз был дан по определению ангажированными аналитиками ведущей нефтегазовой компании Китая CNPC, но за счет каких факторов удастся достичь такой цифры - непонятно. Ведь в данном случае, по словам эксперта, придется значительную часть энергетических мощностей Китая перевести с угля на газ, что вряд ли удастся сделать за оставшиеся до 2020 года 9 лет.

Игорь Томберг указал на то, что в основном прибавочная стоимость в газовом бизнесе делается не в экспорте с месторождения до границы страны-потребителя, а в сегменте более близком к конечному покупателю -газохранилищах, газопроводах низкого давления, газораспределительных сетях, и поэтому для российских компаний следует рассмотреть вопрос о присутствии в газовом downstream-сегменте КНР.

Впрочем, на это сразу же возразил Константин Симонов, заявивший, что такой подход работает для европейского рынка, но отнюдь не для китайского. Последний регулируется государством, и на нем поддерживаются низкие ценовые параметры.

Игорь Томберг также заявил, что, несмотря на начавшиеся поставки газа в Китай из Центральной Азии, прежде всего из Туркменистана, этот регион не может быть по-настоящему серьезным конкурентом для России. Во-первых, по мнению эксперта, Туркменистан так пока и не указал реальных объемов своих газовых резервов, и есть все основания полагать, что они - ниже заявляемых. Во-вторых, по имеющимся сведениям, цена газа для КНР в Туркменистане составляет около 180 долларов за 1000 кубометров, а реально она может оказаться еще ниже - с учетом выданных Китаем Туркменистану кредитов. Это побуждает Ашгабат все более активно искать альтернативные китайскому рынки сбыта для своего газа.

В целом участники встречи как с российской, так и с китайской стороны согласились с тем, что сотрудничество между нашими странами в энергетической сфере имеет огромные перспективы. А китайские товарищи в своих выступлениях ясно дали понять, что в их стране есть политический интерес к тому, чтобы Россия стала основным поставщиком углеводородов в Китай, учитывая ее географическую близость и невысокий уровень логистических рисков.


 
0

 

Ненасытная Поднебесная

Валерий Емельянов
Российские эксперты разошлись в прогнозах роста спроса на газ в Китае
19.01.2011

В ходе телемоста между Москвой и Пекином, организованного РИА “Новости” и посвященного энергетическому сотрудничеству между Россией и Китаем, как российские, так и китайские эксперты констатировали, что развитие энергетического сотрудничества, а значит, и энергетический диалог на уровне практикующих специалистов и экспертов между двумя имеет перспективы.

При этом подчеркивалось, что, начиная с 2008-2009 годов, Китай производит нефти и газа меньше, чем импортирует, и в дальнейшем доля импортного энергосырья в стране будет все более увеличиваться.

Известный российский эксперт, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов в своем выступлении отметил, что сегодня на китайском направлении российской энергетической дипломатии нет проблем с поставками нефти, однако остается вопрос о цене на газ, который предстоит решить в течение текущего года. Единственная проблема с нефтью, по мнению аналитика, заключается в том, что фактически значительное количество нефти, идущей в Китай по трубопроводу Сковородино-Дацин, имеет не восточно-, а западносибирское происхождение. Константин Симонов связи с этим считает, что все углеводороды, добываемые к западу от Енисея, должны направляться в Европу, а к востоку от этой реки -в Азию.

Российский эксперт сообщил, что сегодня на переговорах с Китаем рассматривается несколько принципов, могущих быть положенными в основу ценовой формулы для экспортируемого в Китай газа. Первый - равнодоходность поставок газа в Европу и Восточную Азию (устраивает продавца и не устраивает покупателя). Второй - ценовая привязка, подобная действующей в Европе ценовой паре газ - “корзина нефтепродуктов”. Здесь предлагается два варианта: привязка к стоимости угольного эквивалента на китайском рынке (устраивает покупателя, однако не устраивает продавца, так как уровень цен на регулируемом рынке угля КНР весьма невысок), либо - привязка к себестоимости добычи плюс цена транспортировки с российских месторождений. Здесь, по словам эксперта, тоже имеются разногласия.

Китайская сторона предлагает ориентироваться на себестоимость добычи на месторождении “Ванкор” (самая невысокая в регионе), а российская сторона указывает в качестве базового ценового маркера себестоимость на месторождении Чаянда в Якутии, где она выше.

И наконец, рассматривается опция, при которой экспортная ценовая формула на газ ориентирована на цены для конечных потребителей. Это также не очень выгодно России, поскольку в отличие от либерализованного рынка нефтепродуктов в КНР, рынку газа либерализация еще только предстоит. Кстати, в выступлениях китайских участников видеомоста прозвучало, что рядовой китайский потребитель тратит на газ ежесуточно в среднем 2 юаня на севере страны, и 4,5 юаня - в ее южной части.

Константин Симонов полагает, что, несмотря ни на что, спрос на нефть и газ в Китае будет постоянно возрастать. Одной из главных предпосылок этого процесса эксперт назвал интенсивные процессы урбанизации в этой стране. Только за последние годы из сельской местности в города переселились около 300 млн человек, а городские жители по определению потребляют больше энергии, чем жители сельской местности. К 2020 году, согласно прогнозам, в КНР будет потребляться 150-170 млрд кубических метров природного газа - наиболее экономичной и экологичной альтернативы каменному углю. При этом эксперт назвал озвученные оценки консервативными и сказал, что предпочитает говорить о цифре спроса на газ через 10 лет в 300 млрд кубометров.

Взявший далее слово руководитель Центра энергетических и транспортных исследований Института востоковедения РАН Игорь Томберг также отметил необходимость и перспективность экспорта углеводородов и продуктов на их основе в Китай и другие страны Азии, поскольку уровень добычи их в России значительно превышает уровень внутреннего спроса. В то же время, этот эксперт предложил с осторожностью относиться к показателю уровня спроса на газ в КНР на уровне 300 млрд кубометров в год к 2020 году. По его мнению, такой прогноз был дан по определению ангажированными аналитиками ведущей нефтегазовой компании Китая CNPC, но за счет каких факторов удастся достичь такой цифры - непонятно. Ведь в данном случае, по словам эксперта, придется значительную часть энергетических мощностей Китая перевести с угля на газ, что вряд ли удастся сделать за оставшиеся до 2020 года 9 лет.

Игорь Томберг указал на то, что в основном прибавочная стоимость в газовом бизнесе делается не в экспорте с месторождения до границы страны-потребителя, а в сегменте более близком к конечному покупателю -газохранилищах, газопроводах низкого давления, газораспределительных сетях, и поэтому для российских компаний следует рассмотреть вопрос о присутствии в газовом downstream-сегменте КНР.

Впрочем, на это сразу же возразил Константин Симонов, заявивший, что такой подход работает для европейского рынка, но отнюдь не для китайского. Последний регулируется государством, и на нем поддерживаются низкие ценовые параметры.

Игорь Томберг также заявил, что, несмотря на начавшиеся поставки газа в Китай из Центральной Азии, прежде всего из Туркменистана, этот регион не может быть по-настоящему серьезным конкурентом для России. Во-первых, по мнению эксперта, Туркменистан так пока и не указал реальных объемов своих газовых резервов, и есть все основания полагать, что они - ниже заявляемых. Во-вторых, по имеющимся сведениям, цена газа для КНР в Туркменистане составляет около 180 долларов за 1000 кубометров, а реально она может оказаться еще ниже - с учетом выданных Китаем Туркменистану кредитов. Это побуждает Ашгабат все более активно искать альтернативные китайскому рынки сбыта для своего газа.

В целом участники встречи как с российской, так и с китайской стороны согласились с тем, что сотрудничество между нашими странами в энергетической сфере имеет огромные перспективы. А китайские товарищи в своих выступлениях ясно дали понять, что в их стране есть политический интерес к тому, чтобы Россия стала основным поставщиком углеводородов в Китай, учитывая ее географическую близость и невысокий уровень логистических рисков.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.