В ожидании огня

 
Джон Рубино, финансовый комментатор, соавтор книги «Денежный пузырь» (The Money Bubble)
Нарастающая волатильность на рынках создаёт угрозы для мировой финансовой системы
13.09.2015

Те, кто следят за финансовыми рынками, знают, что сегодня на них отмечается большая волатильность. Недавно, 24 августа 2015 г., на биржах США случился самый большой двухдневный провал индекса Dow Jones Industrial за всю историю его существования. А на следующий день произошёл крупнейший разворот в истории этого индекса. На пике индекс прибавил порядка 300 пунктов, а за последние 15 минут торговой сессии упал до минус 200 пунктов. Это означает, что на финансовых рынках много чего происходит, большая неопределённость, отчего отчаянные дёрганья. Инвесторам и трейдерам крайне трудно разобраться в этой ситуации.

Китайская грамота

Сегодня в эпицентре событий находится Китай. Напомню, что в ответ на кризис 2008—2009 гг. китайцы заняли совершенно умопомрачительные суммы денег. На эти деньги понастроили дорог, аэропортов и городов, из них многие до сих пор простаивают, не создают никакого денежного потока, который позволил бы вернуть долги. Так что в Китае мы имеем долговой кризис. А у Китая, кстати, вторая по размерам экономика в мире.

Одновременно надулся пузырь на фондовом рынке. Занятые деньги в конце концов перетекли в акции. Акции недавно провалились в цене. И вот мы имеем комбинацию долгового пузыря и «медвежьего» фондового рынка.

Нужно учитывать, что Китай держит огромное количество долговых бумаг Казначейства США и торгует больше всех других стран на свете. За последние пять лет Китай своим ненасытным спросом взвинтил цены на сырьевые товары во всём мире. А сейчас эти цены падают. Китайцы продают американские казначейские бумаги. Не будет большим преувеличением сказать, что они устраивают хаос в финансовом мире, что отражается на рынках акций во всех странах.



Джон Рубино

Непонятно, чем всё это обернётся. Китайские власти пытаются жёстко манипулировать фондовыми рынками. Они ограничили продажи акций, начали расследование против некоторых компаний, которые вкороткую играют на рынке. Одновременно китайские регуляторы ослабляют требования к резервированию капиталов для банков, накачивая деньги в финансовую систему, снижают процентные ставки. В ход идут все доступные инструменты. Но понять, к чему это всё приведёт, совершенно невозможно. Можно только сказать, что дальнейшие повороты в политике и ощущения от них наверняка будут экстремальными.

Важно понимать, что это не просто «медвежий» фондовый рынок. Потому что мы сегодня имеем глобальную финансовую систему, которая работает с много большим денежным рычагом, чем когда бы то ни было ранее.

Долговая дыра

Между тем экономике США сложно выдержать даже стандартный «медвежий» фондовый рынок, поскольку весь мир переполнен долгами. Потому что даже небольшое нарушение в работе рынков обрушит цепочку домино, обвал распространится повсеместно.

Например, падающий фондовый рынок катастрофически влияет на городские бюджеты. Вы знаете, что в крупных американских штатах и мегаполисах есть государственные пенсионные фонды. На протяжении многих лет туда поступали слишком малые отчисления, и управляющие этих фондов вложились в акции, рассчитывая на рост фондового рынка.

Текущая ситуация опасна. Поскольку пенсионные фонды требуют дополнительных вливаний, муниципальные облигации потеряли инвестиционные рейтинги. Значит, выплаты по займам должны расти, пробивая ещё большую дыру в местных бюджетах. Поддерживать пенсионные фонды становится всё труднее, возникает потенциальная опасность свалиться в пике. Иллинойс уже свалился. Но и многие другие американские штаты, включая Калифорнию, находятся на краю обрыва.

И если власти позволят акциям упасть, а сильное падение на фондовых рынках случается примерно раз в десять лет, это будет катастрофа. В пенсионных фондах возникнут огромные потери, отчего дыры в бюджетах увеличатся ещё сильнее. Кризис недофинансирования быстро распространится с Иллинойса на множество других штатов.

Нога на пульсе

Наши политики всё это прекрасно знают. Они читают и понимают экономические сводки и показатели не хуже, чем мы с вами. И они в ужасе от того, что раньше считалось нормальными флуктуациями на рынках. И они намерены сделать всё возможное, чтобы коррекция не перетекла в «медвежий» рынок или что-нибудь похуже. Так что не удивляйтесь, если в США, где говорят о повышении базовых ставок уже в сентябре, это повышение будет отложено на начало 2016 года. Если же нестабильность на рынках продлится, тогда мы скоро увидим серьёзное изменение в монетарной политике по всему миру – оно начнётся в США и распространится на Европу и Японию, а также Китай в ещё более экстремальном варианте.

Кто знает, что в итоге получится? Потому что регуляторы уже испробовали все рецепты. После пяти лет безумных экспериментов с «количественным смягчением» ничего уже не работает.

Перерегулирование

Чем больше правительства стараются стабилизировать рынки, тем больше нестабильности они в действительности вызывают. Потому что нестабильность – это способ развития рынков. Их главная функция достигается именно через колебания. Бумы и последующие обвалы естественны для человеческой сущности. Мы по своей природе глубоко эмоциональны. Проживая жизнь с чувством, мы своими действиями вызываем волатильность. Именно она преподаёт нам жизненные уроки разного толка, в том числе и финансовые. Например, в прошлом десятилетии лопнула субстандартная ипотека, показав всем, где находятся пределы для бизнеса на ипотечных деривативах. Подобные провалы нужны для обучения игроков рынка, чтобы они знали, что работает, а что не работает.

Устраните волатильность и механизм передачи ценовых сигналов на рынках будет сломан. Вы, метафорически говоря, парализуете невидимую руку рынка. Рынки перестанут быть таковыми. После этого уже нельзя будет сказать, что мы имеем свободное предпринимательство и рыночную экономику. Потому что их уже не будет.

К сожалению, именно это случилось во всём мире. Власти своими интервенциями фактически парализовали рынки, устранив наиболее важную их функцию и заменив её политической целесообразностью. Именно поэтому через каждые несколько лет мы получаем очередной кризис, ещё более сильный, несущий ещё больше нестабильности и неопределённости.

Горючее готово вспыхнуть

Вы знаете, что происходит на западном побережье США? Слышали ли вы о лесных пожарах? Я сейчас смотрю в окно и вижу нечто вроде тумана. Но в реальности это смог. Проблема в том, что за последнюю сотню лет службы лесной охраны в США постоянно занимались подавлением пожаров. Все лесные экосистемы, которые сложились в условиях периодических пожаров, были нарушены, поскольку леса не могли гореть. В Калифорнии в некоторых районах раньше было 50 деревьев на акр земли, а сейчас там 1000 деревьев на акр. Мы не позволяли пожарам прокатиться по лесу, вычистить мёртвую и гнилую древесину и другой мусор, чтобы восстановилось здоровое состояние леса.


Книга «Денежный пузырь», написанная
Джоном  Рубино в соавторстве с Джеймсом Тёрком

Сейчас, если уж пожар начинается, огонь горит невероятно сильно – в лесу много сухих ветвей и стволов. Такой пожар невозможно локализовать, он распространяется совершенно неконтролируемым образом. Службы леской охраны в западных штатах не справляются – не могут остановить огонь. Им не хватает ни людей, ни оборудования.

То же самое происходит и на финансовых рынках. Мы много лет подавляли естественную нестабильность рынков, которая поддерживает на них здоровую экосистему. Именно поэтому в финансовой сфере с каждым годом остаётся всё меньше и меньше устойчивых видов и моделей бизнеса.

Так что, когда наступит сильный кризис (то есть случится сильный пожар), он выжжет большую часть финансовой системы.


 
0

 

В ожидании огня

Джон Рубино, финансовый комментатор, соавтор книги «Денежный пузырь» (The Money Bubble)
Нарастающая волатильность на рынках создаёт угрозы для мировой финансовой системы
13.09.2015

Те, кто следят за финансовыми рынками, знают, что сегодня на них отмечается большая волатильность. Недавно, 24 августа 2015 г., на биржах США случился самый большой двухдневный провал индекса Dow Jones Industrial за всю историю его существования. А на следующий день произошёл крупнейший разворот в истории этого индекса. На пике индекс прибавил порядка 300 пунктов, а за последние 15 минут торговой сессии упал до минус 200 пунктов. Это означает, что на финансовых рынках много чего происходит, большая неопределённость, отчего отчаянные дёрганья. Инвесторам и трейдерам крайне трудно разобраться в этой ситуации.

Китайская грамота

Сегодня в эпицентре событий находится Китай. Напомню, что в ответ на кризис 2008—2009 гг. китайцы заняли совершенно умопомрачительные суммы денег. На эти деньги понастроили дорог, аэропортов и городов, из них многие до сих пор простаивают, не создают никакого денежного потока, который позволил бы вернуть долги. Так что в Китае мы имеем долговой кризис. А у Китая, кстати, вторая по размерам экономика в мире.

Одновременно надулся пузырь на фондовом рынке. Занятые деньги в конце концов перетекли в акции. Акции недавно провалились в цене. И вот мы имеем комбинацию долгового пузыря и «медвежьего» фондового рынка.

Нужно учитывать, что Китай держит огромное количество долговых бумаг Казначейства США и торгует больше всех других стран на свете. За последние пять лет Китай своим ненасытным спросом взвинтил цены на сырьевые товары во всём мире. А сейчас эти цены падают. Китайцы продают американские казначейские бумаги. Не будет большим преувеличением сказать, что они устраивают хаос в финансовом мире, что отражается на рынках акций во всех странах.



Джон Рубино

Непонятно, чем всё это обернётся. Китайские власти пытаются жёстко манипулировать фондовыми рынками. Они ограничили продажи акций, начали расследование против некоторых компаний, которые вкороткую играют на рынке. Одновременно китайские регуляторы ослабляют требования к резервированию капиталов для банков, накачивая деньги в финансовую систему, снижают процентные ставки. В ход идут все доступные инструменты. Но понять, к чему это всё приведёт, совершенно невозможно. Можно только сказать, что дальнейшие повороты в политике и ощущения от них наверняка будут экстремальными.

Важно понимать, что это не просто «медвежий» фондовый рынок. Потому что мы сегодня имеем глобальную финансовую систему, которая работает с много большим денежным рычагом, чем когда бы то ни было ранее.

Долговая дыра

Между тем экономике США сложно выдержать даже стандартный «медвежий» фондовый рынок, поскольку весь мир переполнен долгами. Потому что даже небольшое нарушение в работе рынков обрушит цепочку домино, обвал распространится повсеместно.

Например, падающий фондовый рынок катастрофически влияет на городские бюджеты. Вы знаете, что в крупных американских штатах и мегаполисах есть государственные пенсионные фонды. На протяжении многих лет туда поступали слишком малые отчисления, и управляющие этих фондов вложились в акции, рассчитывая на рост фондового рынка.

Текущая ситуация опасна. Поскольку пенсионные фонды требуют дополнительных вливаний, муниципальные облигации потеряли инвестиционные рейтинги. Значит, выплаты по займам должны расти, пробивая ещё большую дыру в местных бюджетах. Поддерживать пенсионные фонды становится всё труднее, возникает потенциальная опасность свалиться в пике. Иллинойс уже свалился. Но и многие другие американские штаты, включая Калифорнию, находятся на краю обрыва.

И если власти позволят акциям упасть, а сильное падение на фондовых рынках случается примерно раз в десять лет, это будет катастрофа. В пенсионных фондах возникнут огромные потери, отчего дыры в бюджетах увеличатся ещё сильнее. Кризис недофинансирования быстро распространится с Иллинойса на множество других штатов.

Нога на пульсе

Наши политики всё это прекрасно знают. Они читают и понимают экономические сводки и показатели не хуже, чем мы с вами. И они в ужасе от того, что раньше считалось нормальными флуктуациями на рынках. И они намерены сделать всё возможное, чтобы коррекция не перетекла в «медвежий» рынок или что-нибудь похуже. Так что не удивляйтесь, если в США, где говорят о повышении базовых ставок уже в сентябре, это повышение будет отложено на начало 2016 года. Если же нестабильность на рынках продлится, тогда мы скоро увидим серьёзное изменение в монетарной политике по всему миру – оно начнётся в США и распространится на Европу и Японию, а также Китай в ещё более экстремальном варианте.

Кто знает, что в итоге получится? Потому что регуляторы уже испробовали все рецепты. После пяти лет безумных экспериментов с «количественным смягчением» ничего уже не работает.

Перерегулирование

Чем больше правительства стараются стабилизировать рынки, тем больше нестабильности они в действительности вызывают. Потому что нестабильность – это способ развития рынков. Их главная функция достигается именно через колебания. Бумы и последующие обвалы естественны для человеческой сущности. Мы по своей природе глубоко эмоциональны. Проживая жизнь с чувством, мы своими действиями вызываем волатильность. Именно она преподаёт нам жизненные уроки разного толка, в том числе и финансовые. Например, в прошлом десятилетии лопнула субстандартная ипотека, показав всем, где находятся пределы для бизнеса на ипотечных деривативах. Подобные провалы нужны для обучения игроков рынка, чтобы они знали, что работает, а что не работает.

Устраните волатильность и механизм передачи ценовых сигналов на рынках будет сломан. Вы, метафорически говоря, парализуете невидимую руку рынка. Рынки перестанут быть таковыми. После этого уже нельзя будет сказать, что мы имеем свободное предпринимательство и рыночную экономику. Потому что их уже не будет.

К сожалению, именно это случилось во всём мире. Власти своими интервенциями фактически парализовали рынки, устранив наиболее важную их функцию и заменив её политической целесообразностью. Именно поэтому через каждые несколько лет мы получаем очередной кризис, ещё более сильный, несущий ещё больше нестабильности и неопределённости.

Горючее готово вспыхнуть

Вы знаете, что происходит на западном побережье США? Слышали ли вы о лесных пожарах? Я сейчас смотрю в окно и вижу нечто вроде тумана. Но в реальности это смог. Проблема в том, что за последнюю сотню лет службы лесной охраны в США постоянно занимались подавлением пожаров. Все лесные экосистемы, которые сложились в условиях периодических пожаров, были нарушены, поскольку леса не могли гореть. В Калифорнии в некоторых районах раньше было 50 деревьев на акр земли, а сейчас там 1000 деревьев на акр. Мы не позволяли пожарам прокатиться по лесу, вычистить мёртвую и гнилую древесину и другой мусор, чтобы восстановилось здоровое состояние леса.


Книга «Денежный пузырь», написанная
Джоном  Рубино в соавторстве с Джеймсом Тёрком

Сейчас, если уж пожар начинается, огонь горит невероятно сильно – в лесу много сухих ветвей и стволов. Такой пожар невозможно локализовать, он распространяется совершенно неконтролируемым образом. Службы леской охраны в западных штатах не справляются – не могут остановить огонь. Им не хватает ни людей, ни оборудования.

То же самое происходит и на финансовых рынках. Мы много лет подавляли естественную нестабильность рынков, которая поддерживает на них здоровую экосистему. Именно поэтому в финансовой сфере с каждым годом остаётся всё меньше и меньше устойчивых видов и моделей бизнеса.

Так что, когда наступит сильный кризис (то есть случится сильный пожар), он выжжет большую часть финансовой системы.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.