Россия на распутье

 
Рено Селигманн
Приоритет ископаемого топлива или декарбонизация?
01.12.2021

О том, что может сделать Россия для достижения поставленных властями целей низкоуглеродного развития и следования курсом на «зеленый» переход в экономике,— очередная колонка для «Ъ» директора и постоянного представителя Всемирного банка (ВБ) в России Рено Селигманна.

Над Двинским заливом Белого моря и расположенной здесь, в российской Арктике, метеорологической станцией Мудьюг заходило солнце. И в этот момент ко мне пришло отчетливое понимание, что мы стоим в эпицентре глобального климатического кризиса. Ведь Арктика — регион планеты, где в последние годы температуры росли наиболее высокими темпами (в три раза быстрее среднемирового значения), и жизнь здесь уже сильно отличается от той, что была лишь десять лет назад.

Здесь, где современные научные измерительные приборы на труднодоступной метеостанции улавливают массивы данных о погодных условиях в реальном времени, начинаешь осознавать реальность климатических изменений и того, как они уже влияют на нашу планету. (Поясню, что модернизация таких станций поддерживалась в рамках проекта ВБ, который был одобрен в 2013 году, запланированная дата его закрытия — 31 декабря 2022 года).

Из последнего доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата становится очевидно, что перемены в состоянии ледяного покрова, океанов, атмосферы и биосферы Земли, вне всякого сомнения, объясняются изменением климата, обусловленным в том числе и деятельностью человека.

Эта новая реальность получает все более широкое признание в мире, и государства уже принимают меры. Ведь экстремальные погодные явления и изменившиеся климатические условия затрагивают широкие слои населения как в развитых, так и в развивающихся странах, а это подталкивает к действиям. По итогам 26-й сессии Конференции сторон рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-26) в Глазго уже более 60 стран, на долю которых приходится 80% мирового ВВП, взяли на себя обязательства в конкретные сроки достичь углеродной нейтральности. В эту группу государств теперь вошла и Россия, объявившая своей целью достижение углеродной нейтральности к 2060 году.

Ископаемые виды топлива длительное время были основой российской экономики. Но сейчас Россия оказалась на распутье: страна может игнорировать суровую правду и продолжать двигаться по пути, преимущественно ориентированному на использование ископаемого топлива, или же может изменить направление и взять курс на ускоренную декарбонизацию экономики.

Продолжать жить, как прежде, кому-то может показаться привлекательным, менее рискованным вариантом. Россия обладает огромными запасами нефти и газа, конкурентоспособна на этом рынке и может продолжать извлекать их в течение многих лет — даже после того, как другие страны, добывающие ископаемое топливо, уйдут из этого сегмента. Это путь наименьшего сопротивления. Не нужно будет платить цену, связанную с углеродной нейтральностью, и разрабатывать политику по поддержке предприятий и населения в процессе адаптации, да и риск возникновения недовольства среди промышленных лоббистов и домохозяйств будет меньше.

Однако ориентация только на ископаемые виды топлива сопряжена с большим риском, и вряд ли ее будет достаточно для перехода России в категорию стран с высоким уровнем доходов — особенно в мире, который стремится к декарбонизации.

Сырьевая ориентация — всегда проблема для стран, нацеленных на формирование диверсифицированной и высокопроизводительной экономики, поскольку быстрое получение доходов от добычи сырья смещает экономические стимулы в сторону природных ресурсов в ущерб другим секторам. Кроме того, долгосрочная устойчивость доходов от ископаемого топлива сама по себе сейчас находится под угрозой.

В публикуемом на этой неделе обзоре Всемирного банка приводятся новые данные, которые наглядно показывают, что спрос на продукцию российской энергетики со временем упадет, однако целенаправленное движение по пути «зеленой» трансформации поможет избежать тяжелых последствий этого процесса.

Переход к «зеленой» экономике во всем мире будет процессом, в котором старые технологии будут уступать дорогу новым. По мере более широкого внедрения «зеленых» технологий скорость происходящих изменений может нарушать планы стран, вложившихся в сохранение статус-кво. Такие страны рискуют остаться с устаревшими активами: специфичным для ископаемого топлива капиталом, на смену которому уже пришел иной капитал. А самое главное — потенциальные долгосрочные потери в плане производительности и конкурентоспособности.

На пути трансформации к диверсифицированной, высокопроизводительной «зеленой» экономике России потребуется развивать важнейшие составляющие успеха:

устойчивые и конкурентные рынки частной экономики,

сильные рыночные институты,

основы открытой торговли,

динамичное население, обладающее навыками будущего.

Устойчивые новые источники доходов и развития со временем окажутся гораздо более ценными, чем отнюдь не беспредельные доходы от ископаемого топлива, доступные в настоящее время.

За последние недели Россия продвинулась в этом направлении, и правительство представило новую, более амбициозную стратегию низкоуглеродного развития для достижения поставленных целей. Это важный шаг, но это только начало.

Курс на «зеленый» переход предполагает осуществление структурной трансформации и реформирование политики в этой области.

Превращение стремления в действие потребует больших и длительных усилий властных структур, осуществляемых совместно с бизнесом и гражданами. В дополнение к регуляторным изменениям и целевым ориентирам, потребуются такие рыночные инструменты, как, например, углеродные налоги. В некоторых сферах сокращение выбросов может сопровождаться экономией средств, в частности, в результате отмены энергетических субсидий

Переход к «зеленой» экономике, по-видимому, приведет к кардинальным изменениям и дисбалансам. Но преимущество России состоит в том, что ее прочные макроэкономические институты создают предпосылки для того, чтобы успешно справиться с такими изменениями.

Кроме того, если Россия выберет курс на ускоренную декарбонизацию, есть сферы, где она сможет выступить в качестве мирового лидера. Например, Россия может воспользоваться своим опытом в сфере природного газа для разработки товарного низкоуглеродного водорода как альтернативного источника энергии, а также в такой сфере, как не причиняющая ущерба климату добыча полезных ископаемых для производства металлов, которые будут весьма востребованы в условиях «зеленого» перехода.

Россия может занять лидирующие позиции в области инвестиций в ведение лесного хозяйства без ущерба для климата, а это может принести многочисленные дивиденды российской экономике — от увеличения объемов хранения углекислого газа до повышения устойчивости к пожарам, вредителям и вспышкам болезней, создающим угрозу для долгосрочной поглощающей способности лесов России. Притом что потенциал российских лесов по поглощению и удерживанию углерода, несомненно, значителен, формулирование рациональных оценок относительно вклада лесов в снижение уровня выбросов парниковых газов поддержит движение России по пути декарбонизации и позволит максимально задействовать многочисленные альтернативы для достижения этой цели.

Частный сектор определит для себя наиболее жизнеспособный путь в упомянутых и других сферах. При этом государственный сектор должен сыграть важную роль в создании пространства для развития новых секторов, в том числе за счет координации действий в масштабах всей экономики и содействия созданию общественных благ, включая общественную инфраструктуру, совместную разработку инноваций и формирование прозрачной и устойчивой регуляторной среды.

Как бы ни действовали страны, в том числе и Россия, сейчас, изменение климата уже стало реальностью.

Даже если будут приложены максимальные усилия, существуют серьезные риски, которые будут сохраняться на протяжении следующих десятилетий. Крайне важно сосредоточиться на адаптации к происходящим изменениям, равно как и подготовиться к издержкам и нарушениям привычного хода деятельности, которые возникнут в связи с процессом «зеленого» перехода внутри страны. Без тщательно разработанных мер политики люди могут остаться в стороне. Изменения на рынке труда потребуют от работников новых или усовершенствованных навыков.

При этом в России могут произойти сдвиги в географической структуре экономической деятельности. Тем, кто менее всего способен адаптироваться и воспользоваться новыми возможностями, понадобится поддержка в период перехода. Это требует переосмысления социальной политики и систем социальной защиты.

Россия предприняла важные шаги по направлению к будущей низкоуглеродной экономике. Теперь необходимы стратегии, призванные обеспечить, чтобы на этом пути никого не оставить в стороне. Тогда новая российская социально-экономическая модель позволила бы воспользоваться теми возможностями, которые открывает «зеленый» переход, на благо россиян, Арктики и нашего общего дома — планеты Земля.

Kommersant.ru


 
0

 

Россия на распутье

Рено Селигманн
Приоритет ископаемого топлива или декарбонизация?
01.12.2021

О том, что может сделать Россия для достижения поставленных властями целей низкоуглеродного развития и следования курсом на «зеленый» переход в экономике,— очередная колонка для «Ъ» директора и постоянного представителя Всемирного банка (ВБ) в России Рено Селигманна.

Над Двинским заливом Белого моря и расположенной здесь, в российской Арктике, метеорологической станцией Мудьюг заходило солнце. И в этот момент ко мне пришло отчетливое понимание, что мы стоим в эпицентре глобального климатического кризиса. Ведь Арктика — регион планеты, где в последние годы температуры росли наиболее высокими темпами (в три раза быстрее среднемирового значения), и жизнь здесь уже сильно отличается от той, что была лишь десять лет назад.

Здесь, где современные научные измерительные приборы на труднодоступной метеостанции улавливают массивы данных о погодных условиях в реальном времени, начинаешь осознавать реальность климатических изменений и того, как они уже влияют на нашу планету. (Поясню, что модернизация таких станций поддерживалась в рамках проекта ВБ, который был одобрен в 2013 году, запланированная дата его закрытия — 31 декабря 2022 года).

Из последнего доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата становится очевидно, что перемены в состоянии ледяного покрова, океанов, атмосферы и биосферы Земли, вне всякого сомнения, объясняются изменением климата, обусловленным в том числе и деятельностью человека.

Эта новая реальность получает все более широкое признание в мире, и государства уже принимают меры. Ведь экстремальные погодные явления и изменившиеся климатические условия затрагивают широкие слои населения как в развитых, так и в развивающихся странах, а это подталкивает к действиям. По итогам 26-й сессии Конференции сторон рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-26) в Глазго уже более 60 стран, на долю которых приходится 80% мирового ВВП, взяли на себя обязательства в конкретные сроки достичь углеродной нейтральности. В эту группу государств теперь вошла и Россия, объявившая своей целью достижение углеродной нейтральности к 2060 году.

Ископаемые виды топлива длительное время были основой российской экономики. Но сейчас Россия оказалась на распутье: страна может игнорировать суровую правду и продолжать двигаться по пути, преимущественно ориентированному на использование ископаемого топлива, или же может изменить направление и взять курс на ускоренную декарбонизацию экономики.

Продолжать жить, как прежде, кому-то может показаться привлекательным, менее рискованным вариантом. Россия обладает огромными запасами нефти и газа, конкурентоспособна на этом рынке и может продолжать извлекать их в течение многих лет — даже после того, как другие страны, добывающие ископаемое топливо, уйдут из этого сегмента. Это путь наименьшего сопротивления. Не нужно будет платить цену, связанную с углеродной нейтральностью, и разрабатывать политику по поддержке предприятий и населения в процессе адаптации, да и риск возникновения недовольства среди промышленных лоббистов и домохозяйств будет меньше.

Однако ориентация только на ископаемые виды топлива сопряжена с большим риском, и вряд ли ее будет достаточно для перехода России в категорию стран с высоким уровнем доходов — особенно в мире, который стремится к декарбонизации.

Сырьевая ориентация — всегда проблема для стран, нацеленных на формирование диверсифицированной и высокопроизводительной экономики, поскольку быстрое получение доходов от добычи сырья смещает экономические стимулы в сторону природных ресурсов в ущерб другим секторам. Кроме того, долгосрочная устойчивость доходов от ископаемого топлива сама по себе сейчас находится под угрозой.

В публикуемом на этой неделе обзоре Всемирного банка приводятся новые данные, которые наглядно показывают, что спрос на продукцию российской энергетики со временем упадет, однако целенаправленное движение по пути «зеленой» трансформации поможет избежать тяжелых последствий этого процесса.

Переход к «зеленой» экономике во всем мире будет процессом, в котором старые технологии будут уступать дорогу новым. По мере более широкого внедрения «зеленых» технологий скорость происходящих изменений может нарушать планы стран, вложившихся в сохранение статус-кво. Такие страны рискуют остаться с устаревшими активами: специфичным для ископаемого топлива капиталом, на смену которому уже пришел иной капитал. А самое главное — потенциальные долгосрочные потери в плане производительности и конкурентоспособности.

На пути трансформации к диверсифицированной, высокопроизводительной «зеленой» экономике России потребуется развивать важнейшие составляющие успеха:

устойчивые и конкурентные рынки частной экономики,

сильные рыночные институты,

основы открытой торговли,

динамичное население, обладающее навыками будущего.

Устойчивые новые источники доходов и развития со временем окажутся гораздо более ценными, чем отнюдь не беспредельные доходы от ископаемого топлива, доступные в настоящее время.

За последние недели Россия продвинулась в этом направлении, и правительство представило новую, более амбициозную стратегию низкоуглеродного развития для достижения поставленных целей. Это важный шаг, но это только начало.

Курс на «зеленый» переход предполагает осуществление структурной трансформации и реформирование политики в этой области.

Превращение стремления в действие потребует больших и длительных усилий властных структур, осуществляемых совместно с бизнесом и гражданами. В дополнение к регуляторным изменениям и целевым ориентирам, потребуются такие рыночные инструменты, как, например, углеродные налоги. В некоторых сферах сокращение выбросов может сопровождаться экономией средств, в частности, в результате отмены энергетических субсидий

Переход к «зеленой» экономике, по-видимому, приведет к кардинальным изменениям и дисбалансам. Но преимущество России состоит в том, что ее прочные макроэкономические институты создают предпосылки для того, чтобы успешно справиться с такими изменениями.

Кроме того, если Россия выберет курс на ускоренную декарбонизацию, есть сферы, где она сможет выступить в качестве мирового лидера. Например, Россия может воспользоваться своим опытом в сфере природного газа для разработки товарного низкоуглеродного водорода как альтернативного источника энергии, а также в такой сфере, как не причиняющая ущерба климату добыча полезных ископаемых для производства металлов, которые будут весьма востребованы в условиях «зеленого» перехода.

Россия может занять лидирующие позиции в области инвестиций в ведение лесного хозяйства без ущерба для климата, а это может принести многочисленные дивиденды российской экономике — от увеличения объемов хранения углекислого газа до повышения устойчивости к пожарам, вредителям и вспышкам болезней, создающим угрозу для долгосрочной поглощающей способности лесов России. Притом что потенциал российских лесов по поглощению и удерживанию углерода, несомненно, значителен, формулирование рациональных оценок относительно вклада лесов в снижение уровня выбросов парниковых газов поддержит движение России по пути декарбонизации и позволит максимально задействовать многочисленные альтернативы для достижения этой цели.

Частный сектор определит для себя наиболее жизнеспособный путь в упомянутых и других сферах. При этом государственный сектор должен сыграть важную роль в создании пространства для развития новых секторов, в том числе за счет координации действий в масштабах всей экономики и содействия созданию общественных благ, включая общественную инфраструктуру, совместную разработку инноваций и формирование прозрачной и устойчивой регуляторной среды.

Как бы ни действовали страны, в том числе и Россия, сейчас, изменение климата уже стало реальностью.

Даже если будут приложены максимальные усилия, существуют серьезные риски, которые будут сохраняться на протяжении следующих десятилетий. Крайне важно сосредоточиться на адаптации к происходящим изменениям, равно как и подготовиться к издержкам и нарушениям привычного хода деятельности, которые возникнут в связи с процессом «зеленого» перехода внутри страны. Без тщательно разработанных мер политики люди могут остаться в стороне. Изменения на рынке труда потребуют от работников новых или усовершенствованных навыков.

При этом в России могут произойти сдвиги в географической структуре экономической деятельности. Тем, кто менее всего способен адаптироваться и воспользоваться новыми возможностями, понадобится поддержка в период перехода. Это требует переосмысления социальной политики и систем социальной защиты.

Россия предприняла важные шаги по направлению к будущей низкоуглеродной экономике. Теперь необходимы стратегии, призванные обеспечить, чтобы на этом пути никого не оставить в стороне. Тогда новая российская социально-экономическая модель позволила бы воспользоваться теми возможностями, которые открывает «зеленый» переход, на благо россиян, Арктики и нашего общего дома — планеты Земля.

Kommersant.ru



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.