Плохая хорошая инфляция

 
Иван Рогожкин
23.10.2007

Зачарованно наблюдая за движением цен на нефть, побивших недавно все исторические рекорды, мы как-то забыли о традиционных закономерностях в развитии экономики. Известно, что бесплатных завтраков не бывает, бесплатный сыр можно найти только в мышеловке. Нефть действует подобно налогу на бизнес. Раньше после каждого существенного подъема цен на нефть мировая промышленность неизбежно тормозилась. Между тем в последние годы рост цен на углеводороды самым парадоксальным образом сопровождается повышением мировых фондовых индексов и, что приятно, приличным экономическим ростом.

Заметим, что теоретически, чем больший вес экономике придают консалтинговые, юридические, финансовые и другие непроизводственные сферы, тем в меньшей степени страна должна быть зависима от стоимости энергоносителей. Да здравствует постиндустриальное общество! И наоборот, народное хозяйство с преобладанием энергоемких материальных производств более всего подвержено нефтяным шокам. При нынешних высоких ценах на нефть развитие таких промышленных стран, как Китай, должно бы тормозиться, чего, однако, не происходит. Так, с начала года шанхайский биржевой индекс вырос более чем вдвое, бьет все рекорды и положительное сальдо торгового баланса КНР. А экономика США, образца постиндустриального общества, наоборот, замедляется.

Возможно, ключом к разгадке парадокса станет фраза, которую 36 лет назад произнес министр финансов США Джон Коннали: «Валюта наша, а проблема ваша». Эта фраза прозвучала после того, как указом президента Ричарда Никсона доллар лишился последнего материального якоря – была отменена его конвертируемость в золото. С тех пор Федеральная резервная система США не имеет никаких ограничений по выпуску в обращение новых денег, чем успешно пользуется. Темпы накачки ликвидности в банковскую сферу в последние десятилетия вышли за все разумные пределы. Даже глава Международного валютного фонда Родриго Рато (уходя в отставку по личным обстоятельствам) недавно заявил о возможном крахе доллара.

Представьте себе весы, на одной чаше которых находится стоимость энергоресурсов, а на другой – промышленное производство. Когда левая чаша поднимается вверх, правая опускается вниз, и наоборот. Одновременный подъем обеих чаш возможен лишь в том случае, если вы поставите весы в лифт и нажмете кнопку верхнего этажа. Подобно прибою, который поднимает все корабли, монетарная инфляция подстегивает цены во всех сферах экономики.

Если в банковскую систему бурно устремляется избыточная денежная масса, в первую очередь могут вырасти цены на акции, что воспринимается большинством как положительный фактор, эдакий знак процветания. Это «хорошая» инфляция. Подъем в недвижимости люди склонны оценивать двояко: те, кто ею обладают, чувствуют себя богаче и увереннее, остальные, наоборот, погружаются в тоску и депрессию. Что вызывает наше единодушное негодование, так это повышение цен на продукты питания и другие товары первой необходимости – «плохая» инфляция.

Нефтяные компании в последнюю пару лет столкнулись с невероятной дороговизной трудовых ресурсов, строительных материалов, оборудования, труб, буровых установок и т.д. Рост издержек в отрасли сегодня, к сожалению, не покрывается повышением цен на нефть. В итоге плохая (для нефтяников) инфляция издержек подавляет «хороший» рост цены барреля.


 
0

 

Плохая хорошая инфляция

Иван Рогожкин
23.10.2007

Зачарованно наблюдая за движением цен на нефть, побивших недавно все исторические рекорды, мы как-то забыли о традиционных закономерностях в развитии экономики. Известно, что бесплатных завтраков не бывает, бесплатный сыр можно найти только в мышеловке. Нефть действует подобно налогу на бизнес. Раньше после каждого существенного подъема цен на нефть мировая промышленность неизбежно тормозилась. Между тем в последние годы рост цен на углеводороды самым парадоксальным образом сопровождается повышением мировых фондовых индексов и, что приятно, приличным экономическим ростом.

Заметим, что теоретически, чем больший вес экономике придают консалтинговые, юридические, финансовые и другие непроизводственные сферы, тем в меньшей степени страна должна быть зависима от стоимости энергоносителей. Да здравствует постиндустриальное общество! И наоборот, народное хозяйство с преобладанием энергоемких материальных производств более всего подвержено нефтяным шокам. При нынешних высоких ценах на нефть развитие таких промышленных стран, как Китай, должно бы тормозиться, чего, однако, не происходит. Так, с начала года шанхайский биржевой индекс вырос более чем вдвое, бьет все рекорды и положительное сальдо торгового баланса КНР. А экономика США, образца постиндустриального общества, наоборот, замедляется.

Возможно, ключом к разгадке парадокса станет фраза, которую 36 лет назад произнес министр финансов США Джон Коннали: «Валюта наша, а проблема ваша». Эта фраза прозвучала после того, как указом президента Ричарда Никсона доллар лишился последнего материального якоря – была отменена его конвертируемость в золото. С тех пор Федеральная резервная система США не имеет никаких ограничений по выпуску в обращение новых денег, чем успешно пользуется. Темпы накачки ликвидности в банковскую сферу в последние десятилетия вышли за все разумные пределы. Даже глава Международного валютного фонда Родриго Рато (уходя в отставку по личным обстоятельствам) недавно заявил о возможном крахе доллара.

Представьте себе весы, на одной чаше которых находится стоимость энергоресурсов, а на другой – промышленное производство. Когда левая чаша поднимается вверх, правая опускается вниз, и наоборот. Одновременный подъем обеих чаш возможен лишь в том случае, если вы поставите весы в лифт и нажмете кнопку верхнего этажа. Подобно прибою, который поднимает все корабли, монетарная инфляция подстегивает цены во всех сферах экономики.

Если в банковскую систему бурно устремляется избыточная денежная масса, в первую очередь могут вырасти цены на акции, что воспринимается большинством как положительный фактор, эдакий знак процветания. Это «хорошая» инфляция. Подъем в недвижимости люди склонны оценивать двояко: те, кто ею обладают, чувствуют себя богаче и увереннее, остальные, наоборот, погружаются в тоску и депрессию. Что вызывает наше единодушное негодование, так это повышение цен на продукты питания и другие товары первой необходимости – «плохая» инфляция.

Нефтяные компании в последнюю пару лет столкнулись с невероятной дороговизной трудовых ресурсов, строительных материалов, оборудования, труб, буровых установок и т.д. Рост издержек в отрасли сегодня, к сожалению, не покрывается повышением цен на нефть. В итоге плохая (для нефтяников) инфляция издержек подавляет «хороший» рост цены барреля.

© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.