Страна Бадминтония

 
Алексей Сомов
Спорт как национальная идея фикс
20.06.2012

«То, что мы не оправдали ваши ожидания – это не наши проблемы. Это ваши проблемы». Эти сразу ставшие крылатыми слова принадлежат футболисту А – между прочим, капитану сборной России по футболу на Евро-2012 и по совместительству большому любителю чипсов. И сказаны они были, как известно, в ответ на упрёк отнюдь не рядовому болельщику, а депутату Госдумы Б.

Ставшая достоянием СМИ история о том, как А и Б чуть не надавали друг другу по губе, сильно всколыхнула общественность. А почему собственно?


Наши проблемы

Нет, вы подумайте сами, что тут такого удивительного в том, что один привыкший к вседозволенности представитель с позволения сказать «элиты» чуть не подрался с другим её представителем? Это же для нашей страны вполне нормально. И что чипсолюбу не понравилась высказанная прямо в глаза горькая правда про спортивные успехи возглавляемой им сборной – тоже психологически вполне объяснимо. И уж тем более закономерно, что в провале на европервенстве депутат Б винит не себя, а спортсменов. Конечно не он, представитель власти, виноват в нынешнем плачевном состоянии российского спорта. У нас власть вообще никогда и ни в чём… Сакральная она у нас, по определению. Это всё они, атлеты, прости господи, виноваты, которые даже за свои многомиллионные гонорары не хотят выкладываться за честь родной страны…

А ведь не такая уж она им и родная, если вдуматься. Во всяком случае, стоит спортсмену выйти в тираж (а это происходит с большинством сразу после 30), как страна эта, не моргнув глазом, отправит его доживать век на нищенскую пенсию и больше не вспомнит. Историй таких – тысячи и тысячи, а исключения, попадающие в Госдуму, лишь подтверждают общее правило. Да и не поместятся в наш парламент все отставные спортсмены: туда и без них массу хороших людей приходится трудоустраивать.

Так стоит ли удивляться тому, что вместо желания дать всем рекордам свои гордые имена наши спортсмены предпочитают насшибать на старость побольше деньжат, поберечь здоровье, да вообще – жить и работать по возможности подальше от родных пенат, хотя и выступая периодически под российским флагом.

Вы обращали внимание на лёгкий акцент, слышный в интервью некоторых отечественных хоккеистов или, скажем, теннисисток? Появляется он у тех, кто годами не слышит вокруг родную речь. Разве что у наших футболистов его нет. Но это – не от избытка в них патриотизма, а потому, что в мире они котируются, прямо скажем, не слишком высоко, вот их надолго никто никуда и не приглашает. Но репутация у них такая - не оттого, что бедна страна наша футбольными талантами. Просто система, которая бы эти таланты выявляла и пестовала с младых ногтей, у нас с некоторых пор практически отсутствует (как и многое другое из того, что следует обеспечивать государству, имеющему смелость называть себя социальным). Селекция - дело хлопотное и затратное (то же, впрочем, относится и к массовой физкультурной подготовке населения, которая в отличие от большого спорта как раз лечит, а не калечит). Владельцы клубов на всё это тратиться не хотят, а государство – и подавно. И тем, и другим нужна быстрая отдача, если не финансовая, так имиджевая, а с молодых дарований и уж тем более физкультурников в трениках с пузырями на коленках её не получить.

И поскольку прежний задел талантливой спортивной молодёжи уже давно проеден, то импортного легионера прикупить выходит и проще, и дешевле. Особенно, если вы – глава какого-нибудь северокавказского спортивного клуба, и в силу федеральных вливаний, оплачивающих «дружбу народов», в средствах практически не ограничены.


Гангстеры и филантропы

Строго говоря, «продажность» большого спорта – явление планетарное. Он во всем мире к вящей печали настоящих ценителей благородной состязательности давно уже превратился в бизнес. И категории не только экономические (продаться и продать подороже, купить подешевле), но и химические (главное – изобрести допинг, который пока не могут засечь контролёры) имеют к нему теперь отношение гораздо большее, чем этические. Но у нас этот ореол коммерциализации имеет особую специфику и оттого выглядит ещё противнее.

У нас ведь и бизнес в значительной мере – «альтернативно одарённый». Вот и спорт, став бизнесом, стал таким же. Имеющие к нему отношение «авторитетные бизнесмены», вроде Тайванчика (для правоохранительных органов - Алимжан Тохтахунов; обвинялся в организации подтасовки результатов соревнований по фигурному катанию на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити) выглядят просто Робин Гудами и неисправимыми романтиками. Особенно – на фоне большинства нынешних унылых попечителей российского спорта, будь то чиновники (в отличие от мелкоуголовно спекулирующих билетами украинских коллег наши предпочитают использовать почтенный и проверенный метод отката) или бизнесмены, которым сверху приказали любить и поддерживать ту или иную команду или курировать ту или иную спортивную дисциплину – и они курируют.

Впрочем, с бизнесменов-то как раз спросу меньше всего. Они в рамках поставленной задачи изо всех сил делают вид, что жить не могут без спорта, а сами, хоть и скрепя сердцем, хоть и слабо понимая во что именно, но всё-таки вкладывают в него деньги. Более или менее свои. Кстати, круче всех с нашим футболом, похоже, вляпалась «Кока-кола». Её плакаты с портретами участников сборной ещё висят на остановках, но являют собой уже не рекламу, а антирекламу.

С государственными же тратами на спорт всё гораздо печальнее. Оно, видите ли, тратит не чьи-то, а наши с вами, дорогие сограждане, средства. И предпочитает вбухивать их, не спросясь у нас, не в бассейны и стадионы шаговой доступности, которые очень помогли бы и в поддержании здоровья чахнущей на глазах нации и в уже упомянутом процессе воспитания спортивных талантов, а в какие-то мегапроекты. Что тоже вполне объяснимо, поскольку со строительства детско-юношеской спортивной школы в каком-нибудь райцентре, ясное дело, не поимеешь столько же, сколько с сочинских олимпийских строек, про которые народ шутит, что даже дороги, соединяющие тамошние спортивные объекты, стоят столько, как если бы их покрывали не асфальтом, а чёрной икрой.

А кто вообще разрешил контролируемому государством «народному достоянию» тратить деньги на «Зениты» и «Шальке»? Кто позволил «Российскому футбольному союзу» нанять за 7 миллионов евро (это, к слову, в два с лишним раза больше гонораров других самых высокооплачиваемых тренеров еврочемпионата, и в 15 раз больше, чем получил тренер уделавшей россиян греческой команды) данного конкретного Адвоката? Нанять – не прописав в контракте, что, если тренируемая им команда не дойдёт хотя бы до четвертьфинала, то хрен он получит, а не миллионы? И почему до сих пор никто не ответил за происходящее в нашем спорте?

Эти вопросы настолько «витают в воздухе», что их задают даже депутаты. Например, член петербургского законодательного собрания Андрей Анохин обратился давеча к главе «Газпрома» А.Миллеру с предложением сменить приоритеты финансовой поддержки компании с профессионального футбола на любительский. Парламентарий резонно заметил, что полезней и правильней поддерживать районные клубы, футболистов с предприятий, давать возможность талантливым любителям выступать на национальном уровне.

Что ж, с этим не поспоришь. А вот с другими словами этого же депутата, о том, что проигрыш сборной России по футболу влечёт за собой «спад патриотических настроений, так как в стране популярность футбола очень велика и олицетворяет собой патриотический дух современного общества», поспорить очень даже можно. Ибо патриотизм патриотизму рознь. Бывает и такой, про который один очень неглупый англичанин сказал, что он - «последнее прибежище негодяя».


ПатрИдиотизм

Футбол, это когда миллионы нищих смотрят по телевизору, как за мячиком бегает два десятка миллионеров. Это анекдот. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля чего-то ещё…

А если серьёзно, то почему мы, дорогие сограждане, должны испытывать прилив патриотических чувств при виде, как какие-то люди, самоутверждаясь и зарабатывая деньги, бегают по полю, прыгают или, скажем, плавают? Если бы они это делали из любви к родине – тогда ещё понятно. Но у них же на майках логотип фирмы-спонсора гораздо заметнее, чем герб страны!

Но нет, государство продолжает внушать, что надо испытывать от спорта национальную гордость. Оно ради этого даже готово сквозь пальцы смотреть на всякие безобразные выходки болельщиков и не применять к ним новый закон, по которому любые четверо россиян, собравшись вместе, автоматически становятся правонарушителями.

И когда над спортивными трибунами совершенно неуместно появляется то Родина-мать, то некий древнерусский воин, одновременно смахивающий на Минина, Пожарского и васнецовского витязя на распутье, государевых людей это не смущает. Это, видимо, по их мнению, и есть патриотизм. Хотя, если вдуматься, между вымазыванием физиономии в три цвета и готовностью пусть не отдать за родину жизнь, а хотя бы просто сделать её чуть богаче и счастливее своим честным трудом, лежит дистанция огромного размера.

Патриотизм ведь – штука очень тонкая. Его за деньги не купишь, декретом не введёшь, и повторением лозунгов, в которые уже никто не верит, не воспитаешь. Он – то, что всегда остаётся «между строк». И тот, кто таких очевидных вещей не чувствует и не понимает, кто из всех методов взаимодействия с людьми владеет только двумя: дать побольше денег и попугать кишащими вокруг недругами, – не годится по нынешним временам для управления чем бы то ни было. И спортом – тоже. Просто профнепригоден!

И вообще патриотизм – это когда любишь своё, а не когда не любишь чужое. Второе называется национализмом шовинизмом и другими малоприятными словами. Но государство про это предпочитает не вспоминать. Не умея внушить если не любви, то хотя бы уважения к себе, оно готово довольствоваться нелюбовью своих граждан к другим. И потому продолжает морочить людей квасным спортивным патриотизмом - чтобы на другие, более важные темы внимания не обращали.

Есть такая русская поговорка: не по хорошу мил, а помилу – хорош. Она очень точно отражает одну заветную мечту государства (и не только нашего, но нашего в особенности). Государству хочется, чтобы именно так граждане относились к нему и ко всем его начинаниям, в том числе и в области спорта. Чтобы болели за спортсменов не потому, что они самоотверженные мастера, а потому, что – свои. Чтобы радовались Олимпиаде не потому, что она, как это бывает в других странах, станет полезным для престижа страны, экономически прибыльным и действительно праздничным событием, а потому, что право её проведения Россия увела из-под носа у других стран. Чтобы прощали спортивных чиновников за очередные бездарные провалы и бессовестное жульничество потому, что другие чиновники могут оказаться ещё хуже. И при этом нам всё время подсовывают образ врага – то гадкого польского болельщика (у которого, впрочем, псевдопатриотические мозоли отдавлены не меньше нашего), то бесчестного соперника по соревнованиям, то продажного судью.

Но только всего этого для настоящего патриотизма маловато. Недаром ведь даже радикальные фанатские группировки в интересах своих одним спортом не ограничиваются. Им идеологию подавай. В частности, в этой среде весьма распространены националистические настроения (отчасти черносотенно-православного толка, отчасти – замешанные на древнеславянском язычестве).

С одной стороны, это довольно тревожно, поскольку межнациональные отношения для нашей страны являются одним из больших факторов риска. Но с другой стороны, это же и обнадёживает. Просто потому, что болельщический национализм, пусть и довольно варварский, всё-таки обозначает какой-никакой, а духовный поиск. Он свидетельствует о том, что эти люди инстинктивно чувствуют вакуум в том месте, где должны быть объединяющие общество идеи и ценности, и, как умеют, стараются пустоту заполнить.

А те, кто пытаются думать, рано или поздно додумаются и поймут, что для спортивных побед страны надо не речёвки с трибун горланить, надувшись пивом, а так же дружно продавливать в местных властных структурах строительство стадионов и детских спортивных школ.

Пока же этого не произойдёт, мы, увы, так и останемся страной Бадминтонией. Ну, будут решать, кого назначить тренером футбольной сборной, не в «Российском футбольном союзе», а в Министерстве спорта, туризма и молодежной политики РФ (именно это пообещал в качестве оргвыводов после футбольного провала профильный министр). А разница-то какая? Просто вместо одних ни за что не отвечающих чиновников решения станут принимать другие, вот и всё.



0

 

Страна Бадминтония

Алексей Сомов
Спорт как национальная идея фикс
20.06.2012

«То, что мы не оправдали ваши ожидания – это не наши проблемы. Это ваши проблемы». Эти сразу ставшие крылатыми слова принадлежат футболисту А – между прочим, капитану сборной России по футболу на Евро-2012 и по совместительству большому любителю чипсов. И сказаны они были, как известно, в ответ на упрёк отнюдь не рядовому болельщику, а депутату Госдумы Б.

Ставшая достоянием СМИ история о том, как А и Б чуть не надавали друг другу по губе, сильно всколыхнула общественность. А почему собственно?


Наши проблемы

Нет, вы подумайте сами, что тут такого удивительного в том, что один привыкший к вседозволенности представитель с позволения сказать «элиты» чуть не подрался с другим её представителем? Это же для нашей страны вполне нормально. И что чипсолюбу не понравилась высказанная прямо в глаза горькая правда про спортивные успехи возглавляемой им сборной – тоже психологически вполне объяснимо. И уж тем более закономерно, что в провале на европервенстве депутат Б винит не себя, а спортсменов. Конечно не он, представитель власти, виноват в нынешнем плачевном состоянии российского спорта. У нас власть вообще никогда и ни в чём… Сакральная она у нас, по определению. Это всё они, атлеты, прости господи, виноваты, которые даже за свои многомиллионные гонорары не хотят выкладываться за честь родной страны…

А ведь не такая уж она им и родная, если вдуматься. Во всяком случае, стоит спортсмену выйти в тираж (а это происходит с большинством сразу после 30), как страна эта, не моргнув глазом, отправит его доживать век на нищенскую пенсию и больше не вспомнит. Историй таких – тысячи и тысячи, а исключения, попадающие в Госдуму, лишь подтверждают общее правило. Да и не поместятся в наш парламент все отставные спортсмены: туда и без них массу хороших людей приходится трудоустраивать.

Так стоит ли удивляться тому, что вместо желания дать всем рекордам свои гордые имена наши спортсмены предпочитают насшибать на старость побольше деньжат, поберечь здоровье, да вообще – жить и работать по возможности подальше от родных пенат, хотя и выступая периодически под российским флагом.

Вы обращали внимание на лёгкий акцент, слышный в интервью некоторых отечественных хоккеистов или, скажем, теннисисток? Появляется он у тех, кто годами не слышит вокруг родную речь. Разве что у наших футболистов его нет. Но это – не от избытка в них патриотизма, а потому, что в мире они котируются, прямо скажем, не слишком высоко, вот их надолго никто никуда и не приглашает. Но репутация у них такая - не оттого, что бедна страна наша футбольными талантами. Просто система, которая бы эти таланты выявляла и пестовала с младых ногтей, у нас с некоторых пор практически отсутствует (как и многое другое из того, что следует обеспечивать государству, имеющему смелость называть себя социальным). Селекция - дело хлопотное и затратное (то же, впрочем, относится и к массовой физкультурной подготовке населения, которая в отличие от большого спорта как раз лечит, а не калечит). Владельцы клубов на всё это тратиться не хотят, а государство – и подавно. И тем, и другим нужна быстрая отдача, если не финансовая, так имиджевая, а с молодых дарований и уж тем более физкультурников в трениках с пузырями на коленках её не получить.

И поскольку прежний задел талантливой спортивной молодёжи уже давно проеден, то импортного легионера прикупить выходит и проще, и дешевле. Особенно, если вы – глава какого-нибудь северокавказского спортивного клуба, и в силу федеральных вливаний, оплачивающих «дружбу народов», в средствах практически не ограничены.


Гангстеры и филантропы

Строго говоря, «продажность» большого спорта – явление планетарное. Он во всем мире к вящей печали настоящих ценителей благородной состязательности давно уже превратился в бизнес. И категории не только экономические (продаться и продать подороже, купить подешевле), но и химические (главное – изобрести допинг, который пока не могут засечь контролёры) имеют к нему теперь отношение гораздо большее, чем этические. Но у нас этот ореол коммерциализации имеет особую специфику и оттого выглядит ещё противнее.

У нас ведь и бизнес в значительной мере – «альтернативно одарённый». Вот и спорт, став бизнесом, стал таким же. Имеющие к нему отношение «авторитетные бизнесмены», вроде Тайванчика (для правоохранительных органов - Алимжан Тохтахунов; обвинялся в организации подтасовки результатов соревнований по фигурному катанию на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити) выглядят просто Робин Гудами и неисправимыми романтиками. Особенно – на фоне большинства нынешних унылых попечителей российского спорта, будь то чиновники (в отличие от мелкоуголовно спекулирующих билетами украинских коллег наши предпочитают использовать почтенный и проверенный метод отката) или бизнесмены, которым сверху приказали любить и поддерживать ту или иную команду или курировать ту или иную спортивную дисциплину – и они курируют.

Впрочем, с бизнесменов-то как раз спросу меньше всего. Они в рамках поставленной задачи изо всех сил делают вид, что жить не могут без спорта, а сами, хоть и скрепя сердцем, хоть и слабо понимая во что именно, но всё-таки вкладывают в него деньги. Более или менее свои. Кстати, круче всех с нашим футболом, похоже, вляпалась «Кока-кола». Её плакаты с портретами участников сборной ещё висят на остановках, но являют собой уже не рекламу, а антирекламу.

С государственными же тратами на спорт всё гораздо печальнее. Оно, видите ли, тратит не чьи-то, а наши с вами, дорогие сограждане, средства. И предпочитает вбухивать их, не спросясь у нас, не в бассейны и стадионы шаговой доступности, которые очень помогли бы и в поддержании здоровья чахнущей на глазах нации и в уже упомянутом процессе воспитания спортивных талантов, а в какие-то мегапроекты. Что тоже вполне объяснимо, поскольку со строительства детско-юношеской спортивной школы в каком-нибудь райцентре, ясное дело, не поимеешь столько же, сколько с сочинских олимпийских строек, про которые народ шутит, что даже дороги, соединяющие тамошние спортивные объекты, стоят столько, как если бы их покрывали не асфальтом, а чёрной икрой.

А кто вообще разрешил контролируемому государством «народному достоянию» тратить деньги на «Зениты» и «Шальке»? Кто позволил «Российскому футбольному союзу» нанять за 7 миллионов евро (это, к слову, в два с лишним раза больше гонораров других самых высокооплачиваемых тренеров еврочемпионата, и в 15 раз больше, чем получил тренер уделавшей россиян греческой команды) данного конкретного Адвоката? Нанять – не прописав в контракте, что, если тренируемая им команда не дойдёт хотя бы до четвертьфинала, то хрен он получит, а не миллионы? И почему до сих пор никто не ответил за происходящее в нашем спорте?

Эти вопросы настолько «витают в воздухе», что их задают даже депутаты. Например, член петербургского законодательного собрания Андрей Анохин обратился давеча к главе «Газпрома» А.Миллеру с предложением сменить приоритеты финансовой поддержки компании с профессионального футбола на любительский. Парламентарий резонно заметил, что полезней и правильней поддерживать районные клубы, футболистов с предприятий, давать возможность талантливым любителям выступать на национальном уровне.

Что ж, с этим не поспоришь. А вот с другими словами этого же депутата, о том, что проигрыш сборной России по футболу влечёт за собой «спад патриотических настроений, так как в стране популярность футбола очень велика и олицетворяет собой патриотический дух современного общества», поспорить очень даже можно. Ибо патриотизм патриотизму рознь. Бывает и такой, про который один очень неглупый англичанин сказал, что он - «последнее прибежище негодяя».


ПатрИдиотизм

Футбол, это когда миллионы нищих смотрят по телевизору, как за мячиком бегает два десятка миллионеров. Это анекдот. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля чего-то ещё…

А если серьёзно, то почему мы, дорогие сограждане, должны испытывать прилив патриотических чувств при виде, как какие-то люди, самоутверждаясь и зарабатывая деньги, бегают по полю, прыгают или, скажем, плавают? Если бы они это делали из любви к родине – тогда ещё понятно. Но у них же на майках логотип фирмы-спонсора гораздо заметнее, чем герб страны!

Но нет, государство продолжает внушать, что надо испытывать от спорта национальную гордость. Оно ради этого даже готово сквозь пальцы смотреть на всякие безобразные выходки болельщиков и не применять к ним новый закон, по которому любые четверо россиян, собравшись вместе, автоматически становятся правонарушителями.

И когда над спортивными трибунами совершенно неуместно появляется то Родина-мать, то некий древнерусский воин, одновременно смахивающий на Минина, Пожарского и васнецовского витязя на распутье, государевых людей это не смущает. Это, видимо, по их мнению, и есть патриотизм. Хотя, если вдуматься, между вымазыванием физиономии в три цвета и готовностью пусть не отдать за родину жизнь, а хотя бы просто сделать её чуть богаче и счастливее своим честным трудом, лежит дистанция огромного размера.

Патриотизм ведь – штука очень тонкая. Его за деньги не купишь, декретом не введёшь, и повторением лозунгов, в которые уже никто не верит, не воспитаешь. Он – то, что всегда остаётся «между строк». И тот, кто таких очевидных вещей не чувствует и не понимает, кто из всех методов взаимодействия с людьми владеет только двумя: дать побольше денег и попугать кишащими вокруг недругами, – не годится по нынешним временам для управления чем бы то ни было. И спортом – тоже. Просто профнепригоден!

И вообще патриотизм – это когда любишь своё, а не когда не любишь чужое. Второе называется национализмом шовинизмом и другими малоприятными словами. Но государство про это предпочитает не вспоминать. Не умея внушить если не любви, то хотя бы уважения к себе, оно готово довольствоваться нелюбовью своих граждан к другим. И потому продолжает морочить людей квасным спортивным патриотизмом - чтобы на другие, более важные темы внимания не обращали.

Есть такая русская поговорка: не по хорошу мил, а помилу – хорош. Она очень точно отражает одну заветную мечту государства (и не только нашего, но нашего в особенности). Государству хочется, чтобы именно так граждане относились к нему и ко всем его начинаниям, в том числе и в области спорта. Чтобы болели за спортсменов не потому, что они самоотверженные мастера, а потому, что – свои. Чтобы радовались Олимпиаде не потому, что она, как это бывает в других странах, станет полезным для престижа страны, экономически прибыльным и действительно праздничным событием, а потому, что право её проведения Россия увела из-под носа у других стран. Чтобы прощали спортивных чиновников за очередные бездарные провалы и бессовестное жульничество потому, что другие чиновники могут оказаться ещё хуже. И при этом нам всё время подсовывают образ врага – то гадкого польского болельщика (у которого, впрочем, псевдопатриотические мозоли отдавлены не меньше нашего), то бесчестного соперника по соревнованиям, то продажного судью.

Но только всего этого для настоящего патриотизма маловато. Недаром ведь даже радикальные фанатские группировки в интересах своих одним спортом не ограничиваются. Им идеологию подавай. В частности, в этой среде весьма распространены националистические настроения (отчасти черносотенно-православного толка, отчасти – замешанные на древнеславянском язычестве).

С одной стороны, это довольно тревожно, поскольку межнациональные отношения для нашей страны являются одним из больших факторов риска. Но с другой стороны, это же и обнадёживает. Просто потому, что болельщический национализм, пусть и довольно варварский, всё-таки обозначает какой-никакой, а духовный поиск. Он свидетельствует о том, что эти люди инстинктивно чувствуют вакуум в том месте, где должны быть объединяющие общество идеи и ценности, и, как умеют, стараются пустоту заполнить.

А те, кто пытаются думать, рано или поздно додумаются и поймут, что для спортивных побед страны надо не речёвки с трибун горланить, надувшись пивом, а так же дружно продавливать в местных властных структурах строительство стадионов и детских спортивных школ.

Пока же этого не произойдёт, мы, увы, так и останемся страной Бадминтонией. Ну, будут решать, кого назначить тренером футбольной сборной, не в «Российском футбольном союзе», а в Министерстве спорта, туризма и молодежной политики РФ (именно это пообещал в качестве оргвыводов после футбольного провала профильный министр). А разница-то какая? Просто вместо одних ни за что не отвечающих чиновников решения станут принимать другие, вот и всё.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.