Нефтесервисные технологии как зеркало энергетической революции

 
Роман Петроченков
12.07.2012

 Доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) к 2030 году в мировом потреблении первичных энергетических ресурсов (ПЭР) вырастет с 1% до 6%. Примерно столько же составят атомная энергетика и гидроэнергетика каждая. Такие выводы содержатся в Прогнозе развития мировой энергетики до 2030 года, обнародованном компанией BP. Доли нефти, угля и газа к 2030 году сравняются и составят примерно по 27%. Сегодня доля нефти в ПЭР - 33%, угля − 30%, а газа - 23%.

Производство всех видов ископаемого топлива будет возрастать. Глобальный спрос на жидкое топливо (нефть, биотопливо и т.д.) к 2030 году превысит 103 млн. барр./сут, (рост на 16 млн. барр./сут.), Три четверти прироста придется на нефть, а одна четверть − на биотопливо. Около 1 млн. барр./сут. жидкого топлива будет производиться из угля и газа.

Нефть и производимое из нее жидкое топливо превосходит все остальные виды энергоресурсов по совокупности ключевых показателей: запасу энергии на единицу массы, удобству транспортировки и хранения, резервам месторождений.

Глобальная проблема отрасли в том, что в мире увеличивается доля месторождений с трудноизвлекаемой нефтью. Спустя 8-10 лет, в России с нынешних 60-70% она вплотную приблизится к 100%. Нефтяники при постоянно ухудшающейся структуре запасов вынуждены повышать нефтеотдачу пластов за счет внедрения новых технологий.

В России, где коэффициент извлечения нефти составляет 0,3, интенсификация нефтедобычи для отрасли жизненно необходима. Сервисные мероприятия позволяют не только повысить отдачу эксплуатируемых скважин до 50 – 70%, но и вернуть к жизни месторождения, ранее зачисленные в неперспективные. Этот сегмент нефтесервисного рынка - один из самых конкурентных, но именно благодаря жесткой борьбе находится в числе лидеров по росту. Солевые системы и кислотные составы на основе хлористого кальция могут применяться при обработке скважин и на шельфе, и на земле. Хлорид кальция практически не имеет примесей, поскольку производится из синтетического хлора и природного карбоната кальция. Он используется для глушения скважин в составе буровых растворов, в качестве присадки для растворов, как компонент тампонажного цемента и для других сервисных работ. Варьируя рецептуру, можно решать широкий спектр задач и полностью учитывать специфику месторождения. В России солевые системы для повышения нефтеотдачи пластов производит волгоградский «Зиракс».

Добыча газа, говорится в прогнозе компании BP, будет расти в среднем на 2,1% в год. Он станет самым быстрорастущим ископаемым топливом. Доля газа в выработке электроэнергии на основе ископаемых топлив увеличится с 30% до 37%, а в общей выработке электроэнергии - с 20,5% до 22%. Традиционного газа хватит при нынешнем уровне потребления более чем на 60 лет. Еще 30 лет к этому сроку эксперты ВР добавляют за счет нетрадиционных источников.

Рост потребления угля в мировом масштабе прогнозируется на уровне 0,3%.

Эксперты предсказывают наибольший рост возобновляемым источникам энергии. Например, производство биотоплива, главным образом, этанола, увеличится с 1,8 млн. барр./сут. (2010 год) до 6,5 млн. барр./сут. в 2030 году.

Рост доли возобновляемых источников энергии предрекают и эксперты компании Shell в более долгосрочном прогнозе Shell Energy Scenarios to 2050. По их мнению, к 2050 году доля биомассы в первичных энергетических ресурсах составит 7%, доля солнечной энергии – 10%, энергии ветра − 5%, еще 8% придется на другие ВЭИ, прежде всего, на гидроэнергетику. Долю нефти к середине XXI века в ПЭР эксперты Shell оценили в 20%, газа − 16%, угля − 27%. Ядерная энергия будет занимать около 7%.

Оба сценария не предусматривают энергетических революций, подобных замене дров на уголь в конце XVIII − начале XIХ веков или угля - на газ и нефть столетием позже.

Принципиальный недостаток возобновляемых источников энергии − низкая плотность потока энергии. Например, на крупнейшей на данный момент ветряной электростанции в городе Роско (Roscoe) в Техасе с 1 кв.м площади электростанции снимается около 2 Вт энергии. Плотность потока энергии солнечной электростанции на крыше завода Volkswagen AG в Вольфсбурге составляет 80 Вт/м2. Эквивалентную мощность энергии в течение суток обеспечит сжигание всего 170 грамм нефти.

В настоящее время альтернативные способы получения энергии можно отнести к нишевым. Ископаемые виды топлива: нефть, газ и уголь, − на ближайшие годы останутся главенствующими в мировом энергетическом балансе. В таких условиях технологии интенсификации нефтедобычи остаются для недропользователей практически единственным экономичным способом повышения рентабельности. В ближайшие 5 лет российскому нефтесервису прогнозируют ежегодный прирост на 10%. Использование его потенциала позволит дополнительно добывать до 20 млн. тонн нефти в год.



0

 

Нефтесервисные технологии как зеркало энергетической революции

Роман Петроченков
12.07.2012

 Доля возобновляемых источников энергии (ВИЭ) к 2030 году в мировом потреблении первичных энергетических ресурсов (ПЭР) вырастет с 1% до 6%. Примерно столько же составят атомная энергетика и гидроэнергетика каждая. Такие выводы содержатся в Прогнозе развития мировой энергетики до 2030 года, обнародованном компанией BP. Доли нефти, угля и газа к 2030 году сравняются и составят примерно по 27%. Сегодня доля нефти в ПЭР - 33%, угля − 30%, а газа - 23%.

Производство всех видов ископаемого топлива будет возрастать. Глобальный спрос на жидкое топливо (нефть, биотопливо и т.д.) к 2030 году превысит 103 млн. барр./сут, (рост на 16 млн. барр./сут.), Три четверти прироста придется на нефть, а одна четверть − на биотопливо. Около 1 млн. барр./сут. жидкого топлива будет производиться из угля и газа.

Нефть и производимое из нее жидкое топливо превосходит все остальные виды энергоресурсов по совокупности ключевых показателей: запасу энергии на единицу массы, удобству транспортировки и хранения, резервам месторождений.

Глобальная проблема отрасли в том, что в мире увеличивается доля месторождений с трудноизвлекаемой нефтью. Спустя 8-10 лет, в России с нынешних 60-70% она вплотную приблизится к 100%. Нефтяники при постоянно ухудшающейся структуре запасов вынуждены повышать нефтеотдачу пластов за счет внедрения новых технологий.

В России, где коэффициент извлечения нефти составляет 0,3, интенсификация нефтедобычи для отрасли жизненно необходима. Сервисные мероприятия позволяют не только повысить отдачу эксплуатируемых скважин до 50 – 70%, но и вернуть к жизни месторождения, ранее зачисленные в неперспективные. Этот сегмент нефтесервисного рынка - один из самых конкурентных, но именно благодаря жесткой борьбе находится в числе лидеров по росту. Солевые системы и кислотные составы на основе хлористого кальция могут применяться при обработке скважин и на шельфе, и на земле. Хлорид кальция практически не имеет примесей, поскольку производится из синтетического хлора и природного карбоната кальция. Он используется для глушения скважин в составе буровых растворов, в качестве присадки для растворов, как компонент тампонажного цемента и для других сервисных работ. Варьируя рецептуру, можно решать широкий спектр задач и полностью учитывать специфику месторождения. В России солевые системы для повышения нефтеотдачи пластов производит волгоградский «Зиракс».

Добыча газа, говорится в прогнозе компании BP, будет расти в среднем на 2,1% в год. Он станет самым быстрорастущим ископаемым топливом. Доля газа в выработке электроэнергии на основе ископаемых топлив увеличится с 30% до 37%, а в общей выработке электроэнергии - с 20,5% до 22%. Традиционного газа хватит при нынешнем уровне потребления более чем на 60 лет. Еще 30 лет к этому сроку эксперты ВР добавляют за счет нетрадиционных источников.

Рост потребления угля в мировом масштабе прогнозируется на уровне 0,3%.

Эксперты предсказывают наибольший рост возобновляемым источникам энергии. Например, производство биотоплива, главным образом, этанола, увеличится с 1,8 млн. барр./сут. (2010 год) до 6,5 млн. барр./сут. в 2030 году.

Рост доли возобновляемых источников энергии предрекают и эксперты компании Shell в более долгосрочном прогнозе Shell Energy Scenarios to 2050. По их мнению, к 2050 году доля биомассы в первичных энергетических ресурсах составит 7%, доля солнечной энергии – 10%, энергии ветра − 5%, еще 8% придется на другие ВЭИ, прежде всего, на гидроэнергетику. Долю нефти к середине XXI века в ПЭР эксперты Shell оценили в 20%, газа − 16%, угля − 27%. Ядерная энергия будет занимать около 7%.

Оба сценария не предусматривают энергетических революций, подобных замене дров на уголь в конце XVIII − начале XIХ веков или угля - на газ и нефть столетием позже.

Принципиальный недостаток возобновляемых источников энергии − низкая плотность потока энергии. Например, на крупнейшей на данный момент ветряной электростанции в городе Роско (Roscoe) в Техасе с 1 кв.м площади электростанции снимается около 2 Вт энергии. Плотность потока энергии солнечной электростанции на крыше завода Volkswagen AG в Вольфсбурге составляет 80 Вт/м2. Эквивалентную мощность энергии в течение суток обеспечит сжигание всего 170 грамм нефти.

В настоящее время альтернативные способы получения энергии можно отнести к нишевым. Ископаемые виды топлива: нефть, газ и уголь, − на ближайшие годы останутся главенствующими в мировом энергетическом балансе. В таких условиях технологии интенсификации нефтедобычи остаются для недропользователей практически единственным экономичным способом повышения рентабельности. В ближайшие 5 лет российскому нефтесервису прогнозируют ежегодный прирост на 10%. Использование его потенциала позволит дополнительно добывать до 20 млн. тонн нефти в год.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.