Пассивный/активный потребитель

 
Алина Федосова, старший научный сотрудник Института энергетики НИУ ВШЭ, к. э. н.
Готовы ли мы к клиентоориентированной электроэнергетике?
07.10.2015

В августовском номере «Энерговектора» мы писали об ориентации электроэнергетики на клиентов как о естественном следующем этапе эволюции отрасли. Объективные процессы, действующие на глобальном уровне, «разбудили» потребителя и обеспечили ему возможность уйти от централизованного электроснабжения, условия которого кажутся ему непривлекательными. Однако в российских реалиях пробуждение потребителей идёт не столь однозначно и ровно, обоснованы опасения, что клиентоориентированная энергетика подходит далеко не всем. Скепсис экспертов вызван такими проблемами, как пассивность домашних потребителей в условиях перекрёстного субсидирования, низкая информированность и отстранённость населения от проблем электроэнергетики, неразвитая культура потребления.

Образцовые клиенты

У читателя может сформироваться искажённое представление о клиентоориентированной электроэнергетике как стремящейся угодить своим потребителям, пассивно принимающим блага цивилизации. Однако основной фактор, заставляющий предприятия отрасли перефокусироваться с технических аспектов производства на обеспечение высокого уровня услуг, – именно активность потребителей, которые в случае неудовлетворённости будут искать других поставщиков электроэнергии или даже смогут перейти на автономное энергоснабжение. Кроме эксплуатации объектов распределённой генерации потребители, в идеале, также должны активно управлять своим электропотреблением, снижая его в пиковые часы.

В клиентоориентированной электроэнергетике промышленные и коммерческие потребители обычно присутствуют на рынке электроэнергии (как собственники малой генерации), а домашние – на рынке системных услуг, монетизируя возможность оперативно менять своё электропотребление и повышая свою энергоэффективность. Основной стимул, побуждающий потребителей это делать, – трансляция цен с оптового рынка на розничный со всеми их колебаниями. Таким образом, клиентоориентированная отрасль признаёт потребителя равным партнёром, предоставляя ему не только права на более высокий уровень обслуживания, но и обязанность участвовать в рыночных процессах. Понятно, что воплотить всё это на практике очень непросто, но торможение прогресса грозит стране технологическим отставанием.

Неоднородность

Главная демаркационная линия проходит между коммерческими и промышленными потребителями, подталкивающими электроэнергетику к клиентоориентированности, и домашними потребителями, которые уже недовольны ростом тарифов на электроэнергию, но ещё не готовы стать активными участниками рынка.

Промышленные потребители наращивают объёмы распределённой генерации и были бы рады возможности с выгодой продавать излишки производимой ими электроэнергии. В настоящее время это возможно только при участии в работе оптового рынка (и только если установка имеет мощность больше 25 МВт), причём на нелепых условиях: организация обязана продавать весь объём выработки и покупать электроэнергию для собственных нужд с надбавкой на сетевой тариф. Между тем возможность полноценно включиться в энергосистему на более разумных условиях дала бы потребителям не только небольшой дополнительный доход, но и новые стимулы повышать энергоэффективность производства. Кстати, по оценкам специалистов, только в Москве таким образом можно получить свыше 150 МВт мощностей.

Домашние потребители тоже недовольны положением дел, но по другим причинам. Население сохраняет отношение к электроэнергии как «социальной услуге» и противится росту тарифов на неё, не подозревая, что из-за перекрёстного субсидирования цены держатся на уровне значительно ниже рыночных. В то же время основной потенциал повышения энергоэффективности в нашей стране приходится именно на домохозяйства. Он не реализуется из-за отсутствия культуры энергосбережения, дефицита экономических стимулов и информации.

Камень преткновения

Для развития отрасли и её перехода на клиентоориентированный уровень огромное препятствие – это перекрёстное субсидирование домашних потребителей за счёт промышленных. Оно искажает рыночные ценовые сигналы, устраняя естественную мотивацию потребителей к экономии и субъектов отрасли к ориентации на клиента. С одной стороны, промышленные потребители стонут под гнётом завышенных цен, с другой – домашние потребители не готовы взять на себя дополнительную финансовую нагрузку. Недовольство производственных и коммерческих компаний усугубляется тем, что они зачастую лишены доступа к оптовому рынку, то есть не имеют возможности влиять на цены.

Для иллюстрации положения дел в таблице приведены данные о средних тарифах 2010 г. для частных потребителей и промышленных предприятий в России и других регионах мира. Сегодня уровни цен изменились, но соотношение примерно сохраняется.

Суммарный объём перекрёстного субсидирования сектора домашних потребителей оценивается в 40 млрд руб. в год. При этом все виды перекрёстного субсидирования, существующие в отрасли, составляют до 200 млрд руб. в год (около 10% от суммарной выручки).

Негативное последствие перекрёстного субсидирования – отсутствие у активного потребителя экономических стимулов повышать свою энергоэффективность и инвестировать в технологическое обновление. Очевидно, что из-за инерционности нашей культуры отмена перекрёстного субсидирования сама по себе не приведёт к повышению энергоэффективности всех потребителей. Кто-то согласится больше платить, не меняя своих привычек, но многие будут стараться оптимизировать электропотребление и сэкономить.

Из-за сложной экономической ситуации в стране отказ от перекрёстного субсидирования откладывается на неопределённый срок, даже первые шаги в этом направлении, в частности, введение социальной нормы потребления, заблокированы ради снижения финансовой нагрузки на население.

Технический вопрос

При обсуждении темы «активного потребителя» у российского читателя, как правило, возникает не картина энергичного человека, ловко управляющего своими электроприборами и солнечной панелью на крыше, а пенсионера, для которого цена электроэнергии выросла на треть, и, чтобы как-то сэкономить, он теперь должен научиться пользоваться сенсорным дисплеем и умным счётчиком.

Эта проблема касается всех стран, проводящих либерализацию розничного рынка электроэнергии, но российская ситуация усугубляется низким уровнем доходов, слабой вовлечённостью населения в технологический прогресс и установкой «моя хата с краю» (многие граждане также убеждены, что активным нужно быть на работе, а дома лучше расслабляться. – Прим. ред.). Потребители, как правило, не знают о законодательно закреплённых нормах и требованиях к энергетической эффективности и не признают необходимости повышать её у себя. В отсутствие ясных стимулов и очевидных выгод от экономии электроэнергии плохо развиваются технологии и средства интеллектуальной энергетики для домашней сферы. Кроме того, многие подозрительно относятся к нововведениям и уверены, что они нужны исключительно для того, чтобы заставить население платить за киловатт-час необоснованно высокую цену.

В то же время не хватает информационной поддержки. Домашние потребители зачастую не могут получить квалифицированную консультацию относительно способов энергосбережения, предприниматели – рекомендации об оптимальном наборе технологического оборудования для их производств и т. д.

Откладывая день расплаты

Наконец, важная проблема, говорящая об отношении потребителей к электроэнергии как к общественному благу, – неплатежи. Как промышленные, так и домашние потребители плодят долги, но по разным причинам. В первом случае, бывает, предприятия «кредитуются» за счёт отрасли, поскольку штраф за неплатёж ниже банковской ставки по кредитам, а во втором случае срабатывает множество факторов – от низких доходов населения до его элементарной безалаберности.

По данным ТГК-2, Группы «Т Плюс» и ОАО «Квадра», в январе 2015 г. неплатежи увеличились по сравнению с январём 2014 г. в среднем на 10–20%. Проблема не обошла стороной и сетевые компании. По оценкам ОАО «Россети», в декабре 2014 г. было оплачено 100% услуг компании, а в начале 2015 г. – только 61%. В розничном сегменте рынка электроэнергии, по данным Минэнерго, суммарный долг превышает 163 млрд руб.

* * *

Таким образом, промышленные и коммерческие потребители в гораздо большей степени, чем домашние, готовы и хотят иметь клиентоориентированную электроэнергетику. Для вовлечения домашних потребителей в её строительство государственным институтам предстоит проделать большую работу по отмене перекрёстного субсидирования, улучшению информационной поддержки и разъяснению о ситуации в отрасли. Также наверняка потребуется привлечение или создание посредников между энергосистемой и домохозяйствами, чтобы помочь последним адаптироваться к изменениям. Ввиду экономического спада эти шаги в ближайшее время вряд ли будут предприняты и статус-кво может сохраняться вплоть до критического момента, о котором мы предупреждали в августовском номере.

Изначально эта статья была опубликована в газете «Энерговектор» здесь.



0

 

Пассивный/активный потребитель

Алина Федосова, старший научный сотрудник Института энергетики НИУ ВШЭ, к. э. н.
Готовы ли мы к клиентоориентированной электроэнергетике?
07.10.2015

В августовском номере «Энерговектора» мы писали об ориентации электроэнергетики на клиентов как о естественном следующем этапе эволюции отрасли. Объективные процессы, действующие на глобальном уровне, «разбудили» потребителя и обеспечили ему возможность уйти от централизованного электроснабжения, условия которого кажутся ему непривлекательными. Однако в российских реалиях пробуждение потребителей идёт не столь однозначно и ровно, обоснованы опасения, что клиентоориентированная энергетика подходит далеко не всем. Скепсис экспертов вызван такими проблемами, как пассивность домашних потребителей в условиях перекрёстного субсидирования, низкая информированность и отстранённость населения от проблем электроэнергетики, неразвитая культура потребления.

Образцовые клиенты

У читателя может сформироваться искажённое представление о клиентоориентированной электроэнергетике как стремящейся угодить своим потребителям, пассивно принимающим блага цивилизации. Однако основной фактор, заставляющий предприятия отрасли перефокусироваться с технических аспектов производства на обеспечение высокого уровня услуг, – именно активность потребителей, которые в случае неудовлетворённости будут искать других поставщиков электроэнергии или даже смогут перейти на автономное энергоснабжение. Кроме эксплуатации объектов распределённой генерации потребители, в идеале, также должны активно управлять своим электропотреблением, снижая его в пиковые часы.

В клиентоориентированной электроэнергетике промышленные и коммерческие потребители обычно присутствуют на рынке электроэнергии (как собственники малой генерации), а домашние – на рынке системных услуг, монетизируя возможность оперативно менять своё электропотребление и повышая свою энергоэффективность. Основной стимул, побуждающий потребителей это делать, – трансляция цен с оптового рынка на розничный со всеми их колебаниями. Таким образом, клиентоориентированная отрасль признаёт потребителя равным партнёром, предоставляя ему не только права на более высокий уровень обслуживания, но и обязанность участвовать в рыночных процессах. Понятно, что воплотить всё это на практике очень непросто, но торможение прогресса грозит стране технологическим отставанием.

Неоднородность

Главная демаркационная линия проходит между коммерческими и промышленными потребителями, подталкивающими электроэнергетику к клиентоориентированности, и домашними потребителями, которые уже недовольны ростом тарифов на электроэнергию, но ещё не готовы стать активными участниками рынка.

Промышленные потребители наращивают объёмы распределённой генерации и были бы рады возможности с выгодой продавать излишки производимой ими электроэнергии. В настоящее время это возможно только при участии в работе оптового рынка (и только если установка имеет мощность больше 25 МВт), причём на нелепых условиях: организация обязана продавать весь объём выработки и покупать электроэнергию для собственных нужд с надбавкой на сетевой тариф. Между тем возможность полноценно включиться в энергосистему на более разумных условиях дала бы потребителям не только небольшой дополнительный доход, но и новые стимулы повышать энергоэффективность производства. Кстати, по оценкам специалистов, только в Москве таким образом можно получить свыше 150 МВт мощностей.

Домашние потребители тоже недовольны положением дел, но по другим причинам. Население сохраняет отношение к электроэнергии как «социальной услуге» и противится росту тарифов на неё, не подозревая, что из-за перекрёстного субсидирования цены держатся на уровне значительно ниже рыночных. В то же время основной потенциал повышения энергоэффективности в нашей стране приходится именно на домохозяйства. Он не реализуется из-за отсутствия культуры энергосбережения, дефицита экономических стимулов и информации.

Камень преткновения

Для развития отрасли и её перехода на клиентоориентированный уровень огромное препятствие – это перекрёстное субсидирование домашних потребителей за счёт промышленных. Оно искажает рыночные ценовые сигналы, устраняя естественную мотивацию потребителей к экономии и субъектов отрасли к ориентации на клиента. С одной стороны, промышленные потребители стонут под гнётом завышенных цен, с другой – домашние потребители не готовы взять на себя дополнительную финансовую нагрузку. Недовольство производственных и коммерческих компаний усугубляется тем, что они зачастую лишены доступа к оптовому рынку, то есть не имеют возможности влиять на цены.

Для иллюстрации положения дел в таблице приведены данные о средних тарифах 2010 г. для частных потребителей и промышленных предприятий в России и других регионах мира. Сегодня уровни цен изменились, но соотношение примерно сохраняется.

Суммарный объём перекрёстного субсидирования сектора домашних потребителей оценивается в 40 млрд руб. в год. При этом все виды перекрёстного субсидирования, существующие в отрасли, составляют до 200 млрд руб. в год (около 10% от суммарной выручки).

Негативное последствие перекрёстного субсидирования – отсутствие у активного потребителя экономических стимулов повышать свою энергоэффективность и инвестировать в технологическое обновление. Очевидно, что из-за инерционности нашей культуры отмена перекрёстного субсидирования сама по себе не приведёт к повышению энергоэффективности всех потребителей. Кто-то согласится больше платить, не меняя своих привычек, но многие будут стараться оптимизировать электропотребление и сэкономить.

Из-за сложной экономической ситуации в стране отказ от перекрёстного субсидирования откладывается на неопределённый срок, даже первые шаги в этом направлении, в частности, введение социальной нормы потребления, заблокированы ради снижения финансовой нагрузки на население.

Технический вопрос

При обсуждении темы «активного потребителя» у российского читателя, как правило, возникает не картина энергичного человека, ловко управляющего своими электроприборами и солнечной панелью на крыше, а пенсионера, для которого цена электроэнергии выросла на треть, и, чтобы как-то сэкономить, он теперь должен научиться пользоваться сенсорным дисплеем и умным счётчиком.

Эта проблема касается всех стран, проводящих либерализацию розничного рынка электроэнергии, но российская ситуация усугубляется низким уровнем доходов, слабой вовлечённостью населения в технологический прогресс и установкой «моя хата с краю» (многие граждане также убеждены, что активным нужно быть на работе, а дома лучше расслабляться. – Прим. ред.). Потребители, как правило, не знают о законодательно закреплённых нормах и требованиях к энергетической эффективности и не признают необходимости повышать её у себя. В отсутствие ясных стимулов и очевидных выгод от экономии электроэнергии плохо развиваются технологии и средства интеллектуальной энергетики для домашней сферы. Кроме того, многие подозрительно относятся к нововведениям и уверены, что они нужны исключительно для того, чтобы заставить население платить за киловатт-час необоснованно высокую цену.

В то же время не хватает информационной поддержки. Домашние потребители зачастую не могут получить квалифицированную консультацию относительно способов энергосбережения, предприниматели – рекомендации об оптимальном наборе технологического оборудования для их производств и т. д.

Откладывая день расплаты

Наконец, важная проблема, говорящая об отношении потребителей к электроэнергии как к общественному благу, – неплатежи. Как промышленные, так и домашние потребители плодят долги, но по разным причинам. В первом случае, бывает, предприятия «кредитуются» за счёт отрасли, поскольку штраф за неплатёж ниже банковской ставки по кредитам, а во втором случае срабатывает множество факторов – от низких доходов населения до его элементарной безалаберности.

По данным ТГК-2, Группы «Т Плюс» и ОАО «Квадра», в январе 2015 г. неплатежи увеличились по сравнению с январём 2014 г. в среднем на 10–20%. Проблема не обошла стороной и сетевые компании. По оценкам ОАО «Россети», в декабре 2014 г. было оплачено 100% услуг компании, а в начале 2015 г. – только 61%. В розничном сегменте рынка электроэнергии, по данным Минэнерго, суммарный долг превышает 163 млрд руб.

* * *

Таким образом, промышленные и коммерческие потребители в гораздо большей степени, чем домашние, готовы и хотят иметь клиентоориентированную электроэнергетику. Для вовлечения домашних потребителей в её строительство государственным институтам предстоит проделать большую работу по отмене перекрёстного субсидирования, улучшению информационной поддержки и разъяснению о ситуации в отрасли. Также наверняка потребуется привлечение или создание посредников между энергосистемой и домохозяйствами, чтобы помочь последним адаптироваться к изменениям. Ввиду экономического спада эти шаги в ближайшее время вряд ли будут предприняты и статус-кво может сохраняться вплоть до критического момента, о котором мы предупреждали в августовском номере.

Изначально эта статья была опубликована в газете «Энерговектор» здесь.



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.