Жизнерадостные червяки

 
Иван Рогожкин
Садовая метафора кризисных явлений в экономике и финансах
17.02.2010

Ранней весной у деревьев укрепляются корни, на ветвях набухают почки и распускаются первые листья. К лету деревья обретают пышные кроны, отращивают новые ветви, а к осени – дают урожай. В удачный для садовода год зрелище яблони, сплошь усыпанной сочными плодами, поражает воображение. Листва к тому моменту уже поредела, и масса наливных яблок, с трудом удерживаемых тонкими ветвями, кажется чрезмерной. Ветки трещат и ломаются, не выдерживая нагрузки. Но понятно, что к зиме от всего этого фруктового изобилия не останется и следа. Плоды будут собраны или опадут. Для деревьев наступит пора зимнего сна.

А теперь я предложу распространить «садовый» подход на всю экономику. Давайте базовые отрасли – добычу природных ресурсов и их первичную переработку – уподобим корневой системе дерева. Энергетику, инфраструктуру промышленности и транспорта сопоставим со стволом, производственные компании с ветвями, а мелкие предприятия и всевозможные учреждения с листьями. Работая в общей хозяйственной системе, все они создают товары и услуги. Они выпускают как средства производства и необходимые для повседневной жизни товары и услуги, так и «сладкие плоды цивилизации»: предметы роскоши, электронные безделушки, продукты сферы досуга и индустрии развлечений, произведения искусства и так далее. Всё, что создаёт ощущение полноты жизни.

В последнее десятилетие мы наблюдали характерный для осени избыток «сладких плодов цивилизации» на фоне запущенного состояния базовых отраслей промышленности и деградирующей инфраструктуры (сочные плоды на тонких ветвях). И мы почему-то решили, что так и должно быть всегда, что всё это в порядке вещей. Даже выдумали концепцию постиндустриального общества.

В качестве оправдания для рода человеческого скажу: ничего удивительного, ведь сезоны в «садовой» модели длятся десятилетиями, и за это время сменяются поколения управленцев, экономистов и политиков. Мало какая рыба может вынырнуть из реки времени и птицей взлететь ввысь, чтобы увидеть, что благополучные десятилетия (на Западе 1980–2000 гг., в нашей стране 1999–2008 гг.) – это лишь часть гораздо более длительного, сложного цикла. Цикла, в котором происходит закономерное чередование роста и спада различных секторов экономики (см. рис.).


Источник: PFS Group


Червяку, изнутри грызущему яблоко, невдомёк, что оно скоро упадёт с дерева. Червяк живёт сегодняшним днём. И людям в потребительском угаре было сложно увидеть и осознать, что «сладкие плоды цивилизации» возникли в неимоверном количестве ровно потому, что их производство исподволь готовилось десятилетиями. А потому по-хорошему их потребление тоже следует растянуть на десятилетия, чтобы хватило до следующего «урожая». Вы прекрасно знаете, что бывалые садоводы загружают яблоки в погреба, заворачивая каждое в отдельную бумажку, что они закатывают многочисленные банки с соленьями, вареньями и компотами. А мы, глупенькие, решили, что всё осеннее великолепие нужно потребить немедленно, прямо сейчас. Чем скорее, тем лучше. И что изобилие будет всегда.

Естественного аппетита для потребления неимоверного количества сладких благ у людей оказалось недостаточно, а потому в экономике быстренько образовались механизмы по обеспечению нездорового избыточного потребления. Прилавки заполонили бесчисленные глянцевые издания про то, как лучше потратить деньги, эфир наполнили рекламные радио- и телепередачи, автодороги оказались обрамлены со всех сторон рекламными щитами и растяжками, а торговые центры – усеяны бутиками с дорогими (и зачастую бесполезными) вещами. В компаниях вместо производственников делами стали заправлять маркетологи и рекламщики. Возникли многообразные кредитные учреждения и ипотечные конторы – чтобы люди могли тратить деньги, которых у них нет. Возобладала жизнь сегодняшним днём ради удовлетворения сиюминутных желаний. Жизнь червяка в яблоке.

Покупая вещи в кредит или развивая бизнес на заёмные деньги, каждый в глубине души осознавал, что ворует блага у будущего. Но продолжал обманывать себя, считая, что обворованное грядущее можно бесконечно отодвигать ещё дальше и дальше, обеспечивая себе вечное процветание. Но вдруг, совершенно неожиданно (!) в 2008 году кредитный пузырь лопнул. Механизм вечного процветания сломался. Массовые потребители тут же сели на голодный паёк. А миллионы работников, обслуживающих непроизводительные секторы (реклама, издательский глянец, пиар и маркетинг…) вскоре оказались не у дел. На смену осени пришла зима. В общем, червяки замёрзли вместе с недоеденными яблоками.

К чему столь долгий рассказ? К тому, читатель, чтобы ответить на вопрос о перспективах на будущее. Нам предстоит сначала отработать и вернуть кредиты в тяжёлых условиях депрессивной экономики (зима), затем восстановить изношенную инфраструктуру энергетики, промышленности, транспорта и коммунального хозяйства (весна), после чего на новом уровне развить материальное производство (лето). И тогда можно будет надеяться на возвращение прежнего осеннего изобилия всевозможных товаров и услуг. И всё это займёт не годы, а десятилетия. Если сомневаетесь, взгляните на график японского фондового индекса NIKKEI, который через 20 лет после биржевого краха не может дотянуться даже до трети прежних высот.


Токийский фондовый индекс NIKKEI

П.С. Взгляните также на график Кондратьевских циклов для США.




0

 

Жизнерадостные червяки

Иван Рогожкин
Садовая метафора кризисных явлений в экономике и финансах
17.02.2010

Ранней весной у деревьев укрепляются корни, на ветвях набухают почки и распускаются первые листья. К лету деревья обретают пышные кроны, отращивают новые ветви, а к осени – дают урожай. В удачный для садовода год зрелище яблони, сплошь усыпанной сочными плодами, поражает воображение. Листва к тому моменту уже поредела, и масса наливных яблок, с трудом удерживаемых тонкими ветвями, кажется чрезмерной. Ветки трещат и ломаются, не выдерживая нагрузки. Но понятно, что к зиме от всего этого фруктового изобилия не останется и следа. Плоды будут собраны или опадут. Для деревьев наступит пора зимнего сна.

А теперь я предложу распространить «садовый» подход на всю экономику. Давайте базовые отрасли – добычу природных ресурсов и их первичную переработку – уподобим корневой системе дерева. Энергетику, инфраструктуру промышленности и транспорта сопоставим со стволом, производственные компании с ветвями, а мелкие предприятия и всевозможные учреждения с листьями. Работая в общей хозяйственной системе, все они создают товары и услуги. Они выпускают как средства производства и необходимые для повседневной жизни товары и услуги, так и «сладкие плоды цивилизации»: предметы роскоши, электронные безделушки, продукты сферы досуга и индустрии развлечений, произведения искусства и так далее. Всё, что создаёт ощущение полноты жизни.

В последнее десятилетие мы наблюдали характерный для осени избыток «сладких плодов цивилизации» на фоне запущенного состояния базовых отраслей промышленности и деградирующей инфраструктуры (сочные плоды на тонких ветвях). И мы почему-то решили, что так и должно быть всегда, что всё это в порядке вещей. Даже выдумали концепцию постиндустриального общества.

В качестве оправдания для рода человеческого скажу: ничего удивительного, ведь сезоны в «садовой» модели длятся десятилетиями, и за это время сменяются поколения управленцев, экономистов и политиков. Мало какая рыба может вынырнуть из реки времени и птицей взлететь ввысь, чтобы увидеть, что благополучные десятилетия (на Западе 1980–2000 гг., в нашей стране 1999–2008 гг.) – это лишь часть гораздо более длительного, сложного цикла. Цикла, в котором происходит закономерное чередование роста и спада различных секторов экономики (см. рис.).


Источник: PFS Group


Червяку, изнутри грызущему яблоко, невдомёк, что оно скоро упадёт с дерева. Червяк живёт сегодняшним днём. И людям в потребительском угаре было сложно увидеть и осознать, что «сладкие плоды цивилизации» возникли в неимоверном количестве ровно потому, что их производство исподволь готовилось десятилетиями. А потому по-хорошему их потребление тоже следует растянуть на десятилетия, чтобы хватило до следующего «урожая». Вы прекрасно знаете, что бывалые садоводы загружают яблоки в погреба, заворачивая каждое в отдельную бумажку, что они закатывают многочисленные банки с соленьями, вареньями и компотами. А мы, глупенькие, решили, что всё осеннее великолепие нужно потребить немедленно, прямо сейчас. Чем скорее, тем лучше. И что изобилие будет всегда.

Естественного аппетита для потребления неимоверного количества сладких благ у людей оказалось недостаточно, а потому в экономике быстренько образовались механизмы по обеспечению нездорового избыточного потребления. Прилавки заполонили бесчисленные глянцевые издания про то, как лучше потратить деньги, эфир наполнили рекламные радио- и телепередачи, автодороги оказались обрамлены со всех сторон рекламными щитами и растяжками, а торговые центры – усеяны бутиками с дорогими (и зачастую бесполезными) вещами. В компаниях вместо производственников делами стали заправлять маркетологи и рекламщики. Возникли многообразные кредитные учреждения и ипотечные конторы – чтобы люди могли тратить деньги, которых у них нет. Возобладала жизнь сегодняшним днём ради удовлетворения сиюминутных желаний. Жизнь червяка в яблоке.

Покупая вещи в кредит или развивая бизнес на заёмные деньги, каждый в глубине души осознавал, что ворует блага у будущего. Но продолжал обманывать себя, считая, что обворованное грядущее можно бесконечно отодвигать ещё дальше и дальше, обеспечивая себе вечное процветание. Но вдруг, совершенно неожиданно (!) в 2008 году кредитный пузырь лопнул. Механизм вечного процветания сломался. Массовые потребители тут же сели на голодный паёк. А миллионы работников, обслуживающих непроизводительные секторы (реклама, издательский глянец, пиар и маркетинг…) вскоре оказались не у дел. На смену осени пришла зима. В общем, червяки замёрзли вместе с недоеденными яблоками.

К чему столь долгий рассказ? К тому, читатель, чтобы ответить на вопрос о перспективах на будущее. Нам предстоит сначала отработать и вернуть кредиты в тяжёлых условиях депрессивной экономики (зима), затем восстановить изношенную инфраструктуру энергетики, промышленности, транспорта и коммунального хозяйства (весна), после чего на новом уровне развить материальное производство (лето). И тогда можно будет надеяться на возвращение прежнего осеннего изобилия всевозможных товаров и услуг. И всё это займёт не годы, а десятилетия. Если сомневаетесь, взгляните на график японского фондового индекса NIKKEI, который через 20 лет после биржевого краха не может дотянуться даже до трети прежних высот.


Токийский фондовый индекс NIKKEI

П.С. Взгляните также на график Кондратьевских циклов для США.




© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.