«Жаба» как показатель силы валют

 
Иван Рогожкин
18.05.2010

О деньгах часто говорят как о товаре, цена которого определяется соотношением спроса и предложения. Дескать, если спрос превышает предложение, цена растёт, а если предложение превышает спрос, падает. Соответственно меняются процентные ставки по кредитам и кросс-курсы валют. Однако внимательно исследовав проблему, вы поймёте, что в случае кредитных денег подобную модель нужно применять с серьёзными поправками.

Дело в том, что предложения кредитных денег, отделённого от спроса на них, не существует. Кредит рождается на свет уже после того, как заёмщик пришёл в банк и попросил ссудить ему определённую сумму. После подписания договора о выдаче кредита на счету клиента появляется оговорённая сумма. Соответственно, предложение кредитов не может считаться самостоятельным параметром, не зависящим от спроса на деньги. И потому анализ соотношения спроса и предложения кредитных денег приобретает свою специфику.

Представьте ребенка, что тянет за собой игрушечный автомобиль на верёвочке. Как бы он ни старался, толкать автомобиль перед собой той же верёвочкой он не сможет. Нечто аналогичное происходит и с кредитами: банкиры могут выдать ссуду, но не могут заставить её взять. Другая подходящая метафора – удильщик и рыба. Попробуйте выудить рыбу, которая сыта и не реагирует на наживку!

Сила декретной валюты держится на желании людей этой валютой обладать, на доверии к государству-эмитенту, то есть на эмоциях и ценностях, на психической энергии людей. Здесь в первую очередь работает эмоция жадности. Людям хочется всего и сразу. Когда жадности гражданам не хватает, государство законодательно добавляет страх наказания: «Не смей отворачиваться от национальной валюты!».

К сожалению, в нашей научной культуре принято отрицать само существование психической энергии. Спросите физика, в каких единицах и какими приборами измеряется психическая энергия, и он, в лучшем случае, покрутит пальцем у виска. Почему? Потому что вы обратились не по адресу. Нужно спрашивать у центральных банкиров и экономистов. Руководители центральных банков (например, председатель ФРС США Бен Бернанке) внимательно следят за настроениями инвесторов и широкой публики, в частности, за такими индикаторами, как инфляционные ожидания и доверие. Процитируем слова Б.Бернанке, которые он произнёс 14 февраля 2008 г.: «На данный момент инфляционные ожидания достаточно хорошо сдерживаются, однако любая тенденция к их росту или ослабление доверия к ФРС в плане борьбы с инфляцией могут сильно усложнить достижение ценовой стабильности и ограничить гибкость центрального банка в части стимулирования роста…». Экономисты часто учитывают эти и другие индикаторы эмоционального толка – такие, как количество требуемых компаниям работников и индекс настроений потребителей. Обратите внимание, что работники требуются, но ещё не наняты, потребители настроены потреблять, но не факт, что уже потребляют.

Иногда говорят, что экономика – это не наука. И действительно, с точки зрения физика, напрочь отрицающего существование психической энергии, наука экономика не имеет право на существование. «Это же нонсенс!», – возмущается он.

Невидимая рука долгового рынка действует так: владельцы облигаций следят за чистой доходностью бумаг (процент минус инфляция). Когда чистая доходность слишком мала, инвесторов охватывает расстройство, и они начинают продавать облигации. Бумаги дешевеют, доходность поднимается. Когда чистая доходность велика, инвесторов душит жаба, и они изыскивают средства на покупку соответствующего долгового инструмента. Как видите, дорогие читатели, стоимость долговых бумаг определяется характером и силой эмоций инвесторов.

Главный секрет банкиров заключается в том, что они не хотят возврата займов. Хотя они в этом ни за что не признаются. Потому, что они не могут «толкать машинку за верёвочку». Совсем другое дело, когда заёмщик у них уже на крючке! Именно поэтому банкиры заинтересованы в бесконечной пролонгации займов и реструктуризации долгов. Они хотят иметь регулярные поступления в виде процентов. А то вдруг публика перестанет жадничать и бояться, кредитные деньги потеряют свою силу, а банкиры окажутся не у дел! Жесть!



0

 

«Жаба» как показатель силы валют

Иван Рогожкин
18.05.2010

О деньгах часто говорят как о товаре, цена которого определяется соотношением спроса и предложения. Дескать, если спрос превышает предложение, цена растёт, а если предложение превышает спрос, падает. Соответственно меняются процентные ставки по кредитам и кросс-курсы валют. Однако внимательно исследовав проблему, вы поймёте, что в случае кредитных денег подобную модель нужно применять с серьёзными поправками.

Дело в том, что предложения кредитных денег, отделённого от спроса на них, не существует. Кредит рождается на свет уже после того, как заёмщик пришёл в банк и попросил ссудить ему определённую сумму. После подписания договора о выдаче кредита на счету клиента появляется оговорённая сумма. Соответственно, предложение кредитов не может считаться самостоятельным параметром, не зависящим от спроса на деньги. И потому анализ соотношения спроса и предложения кредитных денег приобретает свою специфику.

Представьте ребенка, что тянет за собой игрушечный автомобиль на верёвочке. Как бы он ни старался, толкать автомобиль перед собой той же верёвочкой он не сможет. Нечто аналогичное происходит и с кредитами: банкиры могут выдать ссуду, но не могут заставить её взять. Другая подходящая метафора – удильщик и рыба. Попробуйте выудить рыбу, которая сыта и не реагирует на наживку!

Сила декретной валюты держится на желании людей этой валютой обладать, на доверии к государству-эмитенту, то есть на эмоциях и ценностях, на психической энергии людей. Здесь в первую очередь работает эмоция жадности. Людям хочется всего и сразу. Когда жадности гражданам не хватает, государство законодательно добавляет страх наказания: «Не смей отворачиваться от национальной валюты!».

К сожалению, в нашей научной культуре принято отрицать само существование психической энергии. Спросите физика, в каких единицах и какими приборами измеряется психическая энергия, и он, в лучшем случае, покрутит пальцем у виска. Почему? Потому что вы обратились не по адресу. Нужно спрашивать у центральных банкиров и экономистов. Руководители центральных банков (например, председатель ФРС США Бен Бернанке) внимательно следят за настроениями инвесторов и широкой публики, в частности, за такими индикаторами, как инфляционные ожидания и доверие. Процитируем слова Б.Бернанке, которые он произнёс 14 февраля 2008 г.: «На данный момент инфляционные ожидания достаточно хорошо сдерживаются, однако любая тенденция к их росту или ослабление доверия к ФРС в плане борьбы с инфляцией могут сильно усложнить достижение ценовой стабильности и ограничить гибкость центрального банка в части стимулирования роста…». Экономисты часто учитывают эти и другие индикаторы эмоционального толка – такие, как количество требуемых компаниям работников и индекс настроений потребителей. Обратите внимание, что работники требуются, но ещё не наняты, потребители настроены потреблять, но не факт, что уже потребляют.

Иногда говорят, что экономика – это не наука. И действительно, с точки зрения физика, напрочь отрицающего существование психической энергии, наука экономика не имеет право на существование. «Это же нонсенс!», – возмущается он.

Невидимая рука долгового рынка действует так: владельцы облигаций следят за чистой доходностью бумаг (процент минус инфляция). Когда чистая доходность слишком мала, инвесторов охватывает расстройство, и они начинают продавать облигации. Бумаги дешевеют, доходность поднимается. Когда чистая доходность велика, инвесторов душит жаба, и они изыскивают средства на покупку соответствующего долгового инструмента. Как видите, дорогие читатели, стоимость долговых бумаг определяется характером и силой эмоций инвесторов.

Главный секрет банкиров заключается в том, что они не хотят возврата займов. Хотя они в этом ни за что не признаются. Потому, что они не могут «толкать машинку за верёвочку». Совсем другое дело, когда заёмщик у них уже на крючке! Именно поэтому банкиры заинтересованы в бесконечной пролонгации займов и реструктуризации долгов. Они хотят иметь регулярные поступления в виде процентов. А то вдруг публика перестанет жадничать и бояться, кредитные деньги потеряют свою силу, а банкиры окажутся не у дел! Жесть!



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.