Здравствуйте!
Сегодня 09 декабря 2021 года, четверг , 14:03:24 мск
Опечатка?Выделите текст мышью и нажмите Ctrl+Enter
 
Контакты E-mail: nr@oilru.com
 
Сегодня сервер OilRu.com - это более 1288,35 Мб информации:

  • 545619 новостей
  • 5112 статей в 168 выпусках журнала НЕФТЬ РОССИИ
  • 1143 статей в 53 выпусках журнала OIL of RUSSIA
  • 1346 статей в 45 выпусках журнала СОЦИАЛЬНОЕ ПАРТНЕРСТВО
Ресурсы
 

Новости oilru.com


 
Наука

Закапать в нос бесстрашие

Размер шрифта: 1 2 3 4    

«Нефть России», 17.08.14, Москва, 12:01    Согласно прогнозам экспертов, через 5–10 лет препараты, улучшающие настроение или умственную деятельность, будут принимать так же, как сейчас витамины. Для таких лекарств даже название придумали — «косметика для мозга». Их разработка становится сейчас модным трендом в фармацевтике. Не осталась в стороне и Россия. Наши ученые создали несколько уникальных препаратов, помогающих людям усилить интеллект и преодолеть тревогу и страх. В основу были положены секретные военные разработки 80-х годов. Новые лекарства не имеют аналогов в мире. Их могут применять как страдающие психическими расстройствами, так и совершенно здоровые люди. Одно из этих средств наш корреспондент испытал на себе
 
Белая мышь бродит по полу внутри цилинд­ра диаметром в метр. Ее положение безвыходно — она должна чувствовать беспокойство и страх: ярко освещенная «мышиная комната» имитирует открытое пространство, оказаться в котором без возможности укрыться в норе для мыши смерти подобно.
 
Однако белая мышь породы Balb/с демонстрирует невиданную отвагу: вместо того чтобы искать в круглом помещении угол, замирать на одном месте и нервно гадить, она в четвертый раз обходит установку «открытое поле». Три минуты назад животное получило дозу нового препарата «Селанк» — средства против тревоги, депрессии, страха и апатии. Одновременно это лекарство улучшает память и увеличивает скорость реакции.
 
Боевые таблетки и семь аминокислот — «Селанк» основан на веществе, присутствующем у нас в организме, — говорит академик РАН Николай Мясоедов, замдиректра по научной работе Института молекулярной генетики РАН. — Поэтому организм надежно защищен от его передозировки: эффект не нарастает пропорционально принятой дозе. «Селанк» просто приводит уровень тревожных переживаний к норме. То есть его можно применять и здоровым людям. Я, кстати, считаю, что это даже нужно. Ведь нервозность общества из-за урбанизации только возрастает. Отсюда задача: снизить уровень тревожности каждого индивидуума.
 
Мясоедов начал работать с препаратами, влияющими на мыслительные способности, еще в 70-е годы XX века. История такая.
 
В Министерстве обороны СССР пожелали создать вещество, которое позволит людям сохранять ясность мысли в экстремальных условиях. Например, операторам ракетных установок и диспетчерам противовоздушной обороны — тем, от кого требуется длительная концентрация внимания даже при крайней степени утомления. Не каждая нервная система на это способна. А из-за невнимательности уставших работников то и дело происходят аварии. Трагический пример тому — история со швейцарским диспетчером, направившим два самолета в один и тот же воздушный коридор.
 
Задача, поставленная военными, была не нова. В ХХ веке в качестве психостимуляторов широко использовали сначала кокаин, а после его запрета в 1914 году — амфетамины. Эти вещества научились добывать еще древние китайцы, а в конце позапрошлого века их стали синтезировать. Сначала амфетаминами лечили астму, затем — сонливость, расстройства внимания, депрессию. Во время Второй мировой эти стимуляторы выдавались в виде таб­леток солдатам всех армий для поддержания длительной боеспособности.
 
Однако в 60-е годы после так называемых амфетаминовых эпидемий стало ясно, что эти вещества вызывают привыкание, быстро изнашивают организм, при длительном употреблении приводят к психозам, а значит, являются, по сути дела, серьезными наркотиками. В 1971 году ООН приняла «Конвенцию о психотропных веществах», и все амфетамины попали в «Список 2», то есть во вторую по степени опасности группу после явных галлюциногенов. Применение стимуляторов было запрещено.
 
Поэтому задача Института молекулярной генетики заключалась в том, чтобы найти безвредный стимулятор, точнее даже — ноотроп, вещество, улучшающее мыслительную деятельность в целом. К тому времени уже было понятно, что искать нужно среди каких-нибудь регуляторов, вырабатывающихся самим организмом.
 
Ученые решили использовать регуляторные пептиды — короткие полимерные молекулы, состоящие из цепочек аминокислот. То есть химически пептиды — то же самое, что белки, только намного короче (деление, конечно, условное, но пептидом считается все, что короче 50 аминокислот, белками — все, что длиннее).
 
В нашем организме веществ такого типа — десятки. Они регулируют массу процессов: от поведения клеток до бурления эмоций. К этому классу принадлежат и многие гормоны.
 
— Использовать пептиды предложил Игорь Петрович Ашмарин, до недавнего времени заведовавший кафедрой физиологии человека и животных на биофаке МГУ, — говорит Мясоедов. — Над такими проектами всегда работает множество людей из разных областей науки. Мы — биохимики, молекулярные биологи — получаем вещество. Исследования на животных проводят физиологи. Клинические испытания — медики…
 
Испытывали десятки веществ. Но большинство таких соединений воздействует на множество функций организма — например, одновременно с ускорением реакции учащает сердцебиение. Понятно, что разные зоны молекул отвечают за разные функции, работа биохимиков как раз и состоит в том, чтобы выделить самый маленький участок, действующий на мыслительные процессы и не приводящий, допустим, к гипертоническому кризу.
 
Секретные разработки оптом и в розницу
 
Работы по созданию лекарства начались в 1978 году и до 1988-го шли в закрытом режиме (как-никак заказ Минобороны!). Первых результатов удалось добиться довольно быстро: к 1983 году был создан препарат «Семакс» (это фрагмент адренокортикотропного гормона). Сам АКТГ — гормон стресса, организм применяет его в исключительных ситуациях. Попадая в надпочечники, он вызывает выброс целого веера других гормонов и готовит тело к бою, то есть учащает сердцебиение, повышает давление, ускоряет реакции, повышает болевой порог, даже кровь заставляет сворачиваться быстрее в случае ранения. Понятно, что этот пептид, состоящий из 37 аминокислот, целиком применять нехорошо — представьте себе оператора атомной станции, накачанного таким веществом! Нужно было найти фрагмент, отвечающий только за мысли.
 
И такой фрагмент обнаружили — он был длиной всего в четыре аминокислоты. Но встала другая проблема: такие короткие цепочки очень быстро разрушаются специальными ферментными системами нашего организма. Стали искать, как защитить молекулу.
 
В результате проб и ошибок удалось найти комбинацию из трех кислот, которая менее подвержена распаду. Ее присоединили к заветному пептиду, ввели полученное вещество в плазму крови, затем в мозговое вещество — и поняли, что обман удался: в таком виде молекула действительно может жить у нас в организме достаточно долго — настолько, чтобы успеть оказать существенное влияние на нервную сис­тему. «Семакс» так и расшифровывается: семь аминокислот.
 
Препарат прошел клинические испытания и, будучи давно уже рассекречен, продается в аптеках. Данные о действии «Семакса» впечатляют: из 40 лежачих инсультных больных после «Семакса», принимаемого на фоне традиционного лечения, своими ногами из больницы уходило от 30 до 35 человек.
 
Механизм его действия заключается в том, что он вызывает увеличение связей между клетками нашего мозга. А это, как известно, главный принцип обновления нервной системы: число нервных клеток не может расти, однако одни клетки могут брать на себя функции других, компенсируя таким образом потери нервной ткани. И делают они это за счет увеличения числа связей с другими нервными клетками.
 
— Студенты валом валили за «Семаксом» перед экзаменом, — смеется академик. — Потом приходили и хвастались пятерками. Препарат не улучшает когнитивные функции вообще, но дает возможность достичь вашей индивидуальной нормы.
 
Но «Семакс» был не единственным пептидом, рассматривавшимся на роль ноотропного препарата…
 
Страх и трепет в нейронах
 
Типичная картина: приходит человек к врачу и жалуется, что спать нормально не может, настроение часто меняется, тревога одолевает, нервозность повысилась… А доктор ему говорит: вы устали, слишком много работаете, одним словом, у вас стресс. Вот вам транквилизатор — и спите спокойно.
 
— Противотревожные лекарства врачи называют транквилизаторами, — говорит Александр Балашов, руководитель лаборатории патофизиологии НЦПЗ РАМН (Научный центр психического здоровья).
 
В этой лаборатории как раз и изучают действие препарата «Селанк. Балашов сразу сообщил, что пришел сюда уже после того, как лекарство прошло все тесты, поэтому в силу научной этики не может «считать себя причастным». Слово «транквилизатор», произнесенное врачом, еще совсем недавно воспринималось без особого энтузиазма: эти средства были известны такими побочными эффектами, как зависимость, сонливость, рассеянное внимание, общее отравление организма.
 
До самого последнего времени наиболее популярными транквилизаторами (в народе — транками) были бензодиазепины, изобретенные в 60-е годы: феназепам, тазепам и прочие. Механизм их действия известен вплоть до реакции отдельных нервных клеток. Но бензодиазепины — это «внешние ключи» к нервной системе.
 
«Семакс» был не единственным пептидом, претендовавшим на роль ноотропного препарата. Десятки молекул были протестированы в НИИ фармакологии им. Закусова — в одном из институтов, участвовавших в военном заказе, ставшем сейчас вполне гражданским. Был среди них и пептид-регулятор под названием тафцин.
 
Тафцин образуется у человека в селезенке, где от им­му­ноглобулина в строго определенном месте отщепляется кусочек длиной в четыре аминокислоты. Исследователи знали, что эта маленькая молекула должна поддерживать наш иммунитет, а также улучшать мыслительную деятельность. В норме тафцин присутствует в организме человека в количестве единиц нанограммов на миллилитр плазмы крови.
 
Однако как средство для улучшения умственной работы тафцин сильно уступал «Семаксу». Поэтому на него временно махнули рукой.
 
В 1995 году в отделе фармакогенетики, которым руководил Сергей Середенин, неожиданно обнаружили еще одно свойство тафцина — способность снимать состояния страха и тревоги у подопытных животных, действуя, подобно пресловутым транквилизаторам.
 
С этого момента ученые полюбили препарат, а в Институте молекулярной генетики молекуле тафцина приделали такой же «хвост», как у «Семакса», защитив ее от преждевременного распада в организме человека.
 
— Минувший год для нашей лаборатории был очень нервным, поэтому все лекарство, оставшееся от опытов, мы употребляли сами, — в один голос говорят Наталия Кост и Олег Соколов, сотрудники лаборатории патофизиологии НЦПЗ РАМН, тестировавшие «Селанк». Помимо снятия напряжения и тревоги Наталия и Олег отметили у себя улучшение мыслительных способностей, настроения, а также снижение заболеваемости сезонными простудами.
 
Как стать альфа-самцом
 
Клинические испытания препарата «Селанк» закончились в 2004 году. Применяли его для лечения тревожных расстройств. Например, в тех случаях, когда человек страдал фобиями. Или же просто испытывал беспокойство, сопровож­дающееся дрожью, мышечным напряжением, потливостью, сердцебиением, головокружением и т. д.
 
Испытания проводили в нескольких московских клиниках: в том же НЦПЗ, в центре имени Сербского, в 12-й клинической больнице.
 
— На заре психофармакологии в клинике душевных болезней царила тяжелая атмосфера, — рассказывает Александр Балашов. — Желтый дом был желтым домом. Больные выли, их привязывали к кроватям, кровати прибивали к полу. А сейчас многие пациенты психиатрических лечебниц спокойно гуляют по улицам.
 
Балашов говорит о результатах применения бензодиазепинов — революционных препаратов в лечении тревожности. «Селанк» обещает новый прорыв (с соответствующими оговорками, так как вещество исследовано не до конца). Он позволяет избежать всех побочных эффектов, которыми отличаются бензодиазепины. Более того, препарат оказывает противоположный — стимулирующий — эффект. В клинических испытаниях он доказал способность улучшать настроение пациентов, а также их мыслительную и моторную деятельность. Выяснилось, что лекарство действительно снимает страх и тревогу и не вызывает привыкания.
 
Тревогу, вообще говоря, сложно подсчитать в цифрах.
 
Поэтому врачи составляют описание болезни, расспрашивают пациента о его состоянии вплоть до пищеварения, сна и боязни тараканов. После курса приема препарата опять расспрашивают и смотрят, есть ли улучшения. По мнению психиат­ров, «Селанк» неплохо справляется с повышенной тревожностью (сравнивали его все с теми же бензодиазепинами).
 
Биохимия действия лекарства до сих пор изучена мало, хотя есть структуры в мозге, которые ученые считают возможными «мишенями» вещества. В общем, обычная для фармакологии ситуация: вещество сначала запускают в производство, а потом уже детально разбираются в том, что же оно делает с организмом. Это и не хорошо, и не плохо: не все в организме понятно, а лечить людей нужно. Бывали, конечно, чудовищные проколы, когда через много лет выяснялось, что вреда от лекарства много больше, нежели пользы. И амфетамины, о которых говорилось выше, — наглядный тому пример.
 
— Мы полагаем, что «Селанк» мешает разрушаться собственным опиоидам организма, — говорит Наталия Кост.
 
Внутренние опиоиды участвуют в реакциях противодействия стрессу, в процессах обучения и запоминания, регулируют наши эмоции, позволяют переносить боль. Но в нашем организме опиоиды долго не живут. Причем у меланхоликов они разрушаются быстрее, нежели у сангвиников или флегматиков. Отчасти именно этим объясняется стереотипный образ меланхолика как грустного, вялого человека.
 
Самое приятное, что можно сказать о «Селанке»: он не нарушает работы внутренних систем регуляции наших психических состояний. А помогает им, напротив, достичь оптимального режима работы: мало опиоидов — будет больше, достаточно — прием «Селанка» не приведет к выходу за пределы естественной нормы. Поэтому он так и называется: «Селанк» — «селективный анксиолитик», то есть избирательно действующий в зависимости от состояния организма.
 
Об этом свидетельствуют наблюдения за поведением крыс. В их сообществе всегда есть некая иерархия. Во главе стоит альфа-самец, который доминирует над всеми. «Селанк» часто помогает подчиненному самцу стать доминантным за счет снижения страха перед поединком за звание вожака. Однако доминантного самца он не превратит в супергероя — поскольку не снижает адекватности поведения животных и людей, не лишает их возможности приспосабливаться к внешнему миру.
 
Подробнее о том, как реагируют люди на «Селанк», исследователи рассказывать не хотят: успешно пройдя клинические испытания, препарат уже около трех лет дожидается регистрации, после которой станет официально разрешенным лекарственным средством. Пока же можно говорить только о животных, то есть о доклинических испытаниях препарата.
 
Тестирование проводилось на собаках, кроликах и даже сусликах — для создания различных моделей «человеческих» эмоциональных состояний нужны разные животные. Смоделировать тревожность на животном — довольно парадоксальная задача. Ведь тревога относится к его естественным механизмам самосохранения. Как определить, насколько патологичны переживания мыши, когда ей некуда спрятаться в чистом поле?
 
Здесь ученому приходится идти на компромисс, заключающийся в выборе линии животного, а также той ситуации, которая должна стать особенно стрессовой.
 
Нам показали белых мышей линии Balb/с, которые помимо уже упоминавшейся установки «открытое поле» недолюбливают и так называемый приподнятый крестообразный лабиринт.
 
— Мы сажаем мышку на освещенную открытую площадку — перекресток четырех мышиных дорожек, две из которых закрыты стенками с боков и затемнены и потому комфортны для нее, а две — не защищены боковыми стенками и освещены и потому угрожающе действуют на грызуна, — рассказывает Наталия Кост.
 
Исследователи объясняют: если мышь заходит в темный коридор — и остается там, — значит, она боится, деморализована. А если выбирается затем на открытую площадку, осматривается — значит, «Селанк» сработал.
 
…Ученый с карандашом и секундомером следит за перемещениями грызуна и ждет, когда подействует препарат. Мышка прямиком чешет в светлый рукав лабиринта и уединяется там. Наблюдатель должен фиксировать время ее пребывания во всех частях установки.
 
Подошедший тем временем Александр Балашов отвлекает нас разговором о том, что белых мышей, вообще говоря, помимо «открытого поля», крестообразного лабиринта и запаха хищника сильно пугает запах журналиста, из-за чего эксперимент в его, журналиста, присутствии, ужесточается. Журналисту тем не менее доверяют извлечь животное из лабиринта и поместить обратно в клетку. Говорят, опыт удался — мышь проявила психологическую устойчивость.
 
Лекарство для здоровых
 
Вероятно, скоро «Селанк» появится в российских аптеках. Скорее всего, выпускаться он будет в виде капель, которые нужно закапывать в нос: считается, что так лучше всего принимать нейропептиды.
 
Пока создатели препарата размышляют о биологических механизмах его действия, мы задались вопросом: что произойдет, если здоровые люди начнут употреблять «Селанк», дабы повысить свой «боевой дух» и придать себе, так сказать, психологическую несокрушимость? Опыты с крысами свидетельствуют, что в ситуации борьбы за пищу после долгой голодовки «Селанк» помогает менее сильным особям не сдаваться. В результате чего победителем часто выходит не тот, кто физически сильнее, а тот, кого сложнее деморализовать.
 
Не должны ли тогда все поголовно начать принимать этот препарат? Мы спросили об этом участников нашего журналистского исследования. И вот что они ответили.
 
Николай Мясоедов:
— «Селанк» основан на веществе, присутствующем в нашем организме. Пептидам вообще свойственно чинить поломки в обмене веществ, приводить нечто к норме. «Селанк» приводит к норме уровень тревожных переживаний. К индивидуальной норме, без предоставления преимуществ.
 
«Моя попытка увеличить дозу и выпить чайную ложку настойки корня женьшеня привела к печальным результатам — я почувствовал, как в моем черепе заработало некое устройство, напоминающее гибрид боевого вертолета с отбойным молотком»
 
Олег Соколов:
Смоделировать тревожность на животном — довольно парадоксальная задача. Как определить, насколько патологичны переживания мыши, когда ей некуда спрятаться в чистом поле?
 
— Тесты, проводимые на животных, лишь моделируют человеческие состояния. Экстраполируя на людей выводы, сделанные в результате этих тестов, мы принимаем некоторые допущения. Например, о снижении тревожности мышей под действием «Селанка». Но, конечно, ни одна мышь нам еще не сказала, так ли это на самом деле.
 
«Препарат основан на веществе, присутствующем в нашем организме. Пептидам вообще свойственно чинить поломки в обмене веществ, приводить нечто к норме».
 
«Селанк» может улучшить психологический настрой человека. А как распорядиться своими настроем и энергией, человек сможет решить на свежую голову: препарат не затуманивает, а, напротив, проясняет разум.
 
Кирилл Лагутко
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/422078/

МИД РФ подтвердил участие Лаврова во встрече с главами МИД Украины, Германии и ФранцииАБР готов предоставить российской "ЛУКОЙЛ" $150 млн. на увеличение добычи газа в Узбекистане
Просмотров: 970
    подписаться на новости
    распечатать
    добавить в «Избранное»
Код для вставки в блог или на сайт 0 добавить на Яндекс

Ссылки по теме


 
Анонсы
Реплика: Придется извиняться
Выставки:
Новости
Август 2014
пн вт ср чт пт сб вс
     1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31

 

 Все новости за сегодня
 Все новости за 17.08.14
 Архив новостей

 Поиск:
  

 

 
Рейтинг@Mail.ru   


© 1998 — 2021, Информационно-аналитический портал «Нефть России» / oilru.com.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются на портале oilru.com, может не совпадать с мнением редакции.
Время генерации страницы: 0,01 сек.

Закапать в нос бесстрашие

«Нефть России», 17.08.14, Москва, 12:01   Согласно прогнозам экспертов, через 5–10 лет препараты, улучшающие настроение или умственную деятельность, будут принимать так же, как сейчас витамины. Для таких лекарств даже название придумали — «косметика для мозга». Их разработка становится сейчас модным трендом в фармацевтике. Не осталась в стороне и Россия. Наши ученые создали несколько уникальных препаратов, помогающих людям усилить интеллект и преодолеть тревогу и страх. В основу были положены секретные военные разработки 80-х годов. Новые лекарства не имеют аналогов в мире. Их могут применять как страдающие психическими расстройствами, так и совершенно здоровые люди. Одно из этих средств наш корреспондент испытал на себе
 
Белая мышь бродит по полу внутри цилинд­ра диаметром в метр. Ее положение безвыходно — она должна чувствовать беспокойство и страх: ярко освещенная «мышиная комната» имитирует открытое пространство, оказаться в котором без возможности укрыться в норе для мыши смерти подобно.
 
Однако белая мышь породы Balb/с демонстрирует невиданную отвагу: вместо того чтобы искать в круглом помещении угол, замирать на одном месте и нервно гадить, она в четвертый раз обходит установку «открытое поле». Три минуты назад животное получило дозу нового препарата «Селанк» — средства против тревоги, депрессии, страха и апатии. Одновременно это лекарство улучшает память и увеличивает скорость реакции.
 
Боевые таблетки и семь аминокислот — «Селанк» основан на веществе, присутствующем у нас в организме, — говорит академик РАН Николай Мясоедов, замдиректра по научной работе Института молекулярной генетики РАН. — Поэтому организм надежно защищен от его передозировки: эффект не нарастает пропорционально принятой дозе. «Селанк» просто приводит уровень тревожных переживаний к норме. То есть его можно применять и здоровым людям. Я, кстати, считаю, что это даже нужно. Ведь нервозность общества из-за урбанизации только возрастает. Отсюда задача: снизить уровень тревожности каждого индивидуума.
 
Мясоедов начал работать с препаратами, влияющими на мыслительные способности, еще в 70-е годы XX века. История такая.
 
В Министерстве обороны СССР пожелали создать вещество, которое позволит людям сохранять ясность мысли в экстремальных условиях. Например, операторам ракетных установок и диспетчерам противовоздушной обороны — тем, от кого требуется длительная концентрация внимания даже при крайней степени утомления. Не каждая нервная система на это способна. А из-за невнимательности уставших работников то и дело происходят аварии. Трагический пример тому — история со швейцарским диспетчером, направившим два самолета в один и тот же воздушный коридор.
 
Задача, поставленная военными, была не нова. В ХХ веке в качестве психостимуляторов широко использовали сначала кокаин, а после его запрета в 1914 году — амфетамины. Эти вещества научились добывать еще древние китайцы, а в конце позапрошлого века их стали синтезировать. Сначала амфетаминами лечили астму, затем — сонливость, расстройства внимания, депрессию. Во время Второй мировой эти стимуляторы выдавались в виде таб­леток солдатам всех армий для поддержания длительной боеспособности.
 
Однако в 60-е годы после так называемых амфетаминовых эпидемий стало ясно, что эти вещества вызывают привыкание, быстро изнашивают организм, при длительном употреблении приводят к психозам, а значит, являются, по сути дела, серьезными наркотиками. В 1971 году ООН приняла «Конвенцию о психотропных веществах», и все амфетамины попали в «Список 2», то есть во вторую по степени опасности группу после явных галлюциногенов. Применение стимуляторов было запрещено.
 
Поэтому задача Института молекулярной генетики заключалась в том, чтобы найти безвредный стимулятор, точнее даже — ноотроп, вещество, улучшающее мыслительную деятельность в целом. К тому времени уже было понятно, что искать нужно среди каких-нибудь регуляторов, вырабатывающихся самим организмом.
 
Ученые решили использовать регуляторные пептиды — короткие полимерные молекулы, состоящие из цепочек аминокислот. То есть химически пептиды — то же самое, что белки, только намного короче (деление, конечно, условное, но пептидом считается все, что короче 50 аминокислот, белками — все, что длиннее).
 
В нашем организме веществ такого типа — десятки. Они регулируют массу процессов: от поведения клеток до бурления эмоций. К этому классу принадлежат и многие гормоны.
 
— Использовать пептиды предложил Игорь Петрович Ашмарин, до недавнего времени заведовавший кафедрой физиологии человека и животных на биофаке МГУ, — говорит Мясоедов. — Над такими проектами всегда работает множество людей из разных областей науки. Мы — биохимики, молекулярные биологи — получаем вещество. Исследования на животных проводят физиологи. Клинические испытания — медики…
 
Испытывали десятки веществ. Но большинство таких соединений воздействует на множество функций организма — например, одновременно с ускорением реакции учащает сердцебиение. Понятно, что разные зоны молекул отвечают за разные функции, работа биохимиков как раз и состоит в том, чтобы выделить самый маленький участок, действующий на мыслительные процессы и не приводящий, допустим, к гипертоническому кризу.
 
Секретные разработки оптом и в розницу
 
Работы по созданию лекарства начались в 1978 году и до 1988-го шли в закрытом режиме (как-никак заказ Минобороны!). Первых результатов удалось добиться довольно быстро: к 1983 году был создан препарат «Семакс» (это фрагмент адренокортикотропного гормона). Сам АКТГ — гормон стресса, организм применяет его в исключительных ситуациях. Попадая в надпочечники, он вызывает выброс целого веера других гормонов и готовит тело к бою, то есть учащает сердцебиение, повышает давление, ускоряет реакции, повышает болевой порог, даже кровь заставляет сворачиваться быстрее в случае ранения. Понятно, что этот пептид, состоящий из 37 аминокислот, целиком применять нехорошо — представьте себе оператора атомной станции, накачанного таким веществом! Нужно было найти фрагмент, отвечающий только за мысли.
 
И такой фрагмент обнаружили — он был длиной всего в четыре аминокислоты. Но встала другая проблема: такие короткие цепочки очень быстро разрушаются специальными ферментными системами нашего организма. Стали искать, как защитить молекулу.
 
В результате проб и ошибок удалось найти комбинацию из трех кислот, которая менее подвержена распаду. Ее присоединили к заветному пептиду, ввели полученное вещество в плазму крови, затем в мозговое вещество — и поняли, что обман удался: в таком виде молекула действительно может жить у нас в организме достаточно долго — настолько, чтобы успеть оказать существенное влияние на нервную сис­тему. «Семакс» так и расшифровывается: семь аминокислот.
 
Препарат прошел клинические испытания и, будучи давно уже рассекречен, продается в аптеках. Данные о действии «Семакса» впечатляют: из 40 лежачих инсультных больных после «Семакса», принимаемого на фоне традиционного лечения, своими ногами из больницы уходило от 30 до 35 человек.
 
Механизм его действия заключается в том, что он вызывает увеличение связей между клетками нашего мозга. А это, как известно, главный принцип обновления нервной системы: число нервных клеток не может расти, однако одни клетки могут брать на себя функции других, компенсируя таким образом потери нервной ткани. И делают они это за счет увеличения числа связей с другими нервными клетками.
 
— Студенты валом валили за «Семаксом» перед экзаменом, — смеется академик. — Потом приходили и хвастались пятерками. Препарат не улучшает когнитивные функции вообще, но дает возможность достичь вашей индивидуальной нормы.
 
Но «Семакс» был не единственным пептидом, рассматривавшимся на роль ноотропного препарата…
 
Страх и трепет в нейронах
 
Типичная картина: приходит человек к врачу и жалуется, что спать нормально не может, настроение часто меняется, тревога одолевает, нервозность повысилась… А доктор ему говорит: вы устали, слишком много работаете, одним словом, у вас стресс. Вот вам транквилизатор — и спите спокойно.
 
— Противотревожные лекарства врачи называют транквилизаторами, — говорит Александр Балашов, руководитель лаборатории патофизиологии НЦПЗ РАМН (Научный центр психического здоровья).
 
В этой лаборатории как раз и изучают действие препарата «Селанк. Балашов сразу сообщил, что пришел сюда уже после того, как лекарство прошло все тесты, поэтому в силу научной этики не может «считать себя причастным». Слово «транквилизатор», произнесенное врачом, еще совсем недавно воспринималось без особого энтузиазма: эти средства были известны такими побочными эффектами, как зависимость, сонливость, рассеянное внимание, общее отравление организма.
 
До самого последнего времени наиболее популярными транквилизаторами (в народе — транками) были бензодиазепины, изобретенные в 60-е годы: феназепам, тазепам и прочие. Механизм их действия известен вплоть до реакции отдельных нервных клеток. Но бензодиазепины — это «внешние ключи» к нервной системе.
 
«Семакс» был не единственным пептидом, претендовавшим на роль ноотропного препарата. Десятки молекул были протестированы в НИИ фармакологии им. Закусова — в одном из институтов, участвовавших в военном заказе, ставшем сейчас вполне гражданским. Был среди них и пептид-регулятор под названием тафцин.
 
Тафцин образуется у человека в селезенке, где от им­му­ноглобулина в строго определенном месте отщепляется кусочек длиной в четыре аминокислоты. Исследователи знали, что эта маленькая молекула должна поддерживать наш иммунитет, а также улучшать мыслительную деятельность. В норме тафцин присутствует в организме человека в количестве единиц нанограммов на миллилитр плазмы крови.
 
Однако как средство для улучшения умственной работы тафцин сильно уступал «Семаксу». Поэтому на него временно махнули рукой.
 
В 1995 году в отделе фармакогенетики, которым руководил Сергей Середенин, неожиданно обнаружили еще одно свойство тафцина — способность снимать состояния страха и тревоги у подопытных животных, действуя, подобно пресловутым транквилизаторам.
 
С этого момента ученые полюбили препарат, а в Институте молекулярной генетики молекуле тафцина приделали такой же «хвост», как у «Семакса», защитив ее от преждевременного распада в организме человека.
 
— Минувший год для нашей лаборатории был очень нервным, поэтому все лекарство, оставшееся от опытов, мы употребляли сами, — в один голос говорят Наталия Кост и Олег Соколов, сотрудники лаборатории патофизиологии НЦПЗ РАМН, тестировавшие «Селанк». Помимо снятия напряжения и тревоги Наталия и Олег отметили у себя улучшение мыслительных способностей, настроения, а также снижение заболеваемости сезонными простудами.
 
Как стать альфа-самцом
 
Клинические испытания препарата «Селанк» закончились в 2004 году. Применяли его для лечения тревожных расстройств. Например, в тех случаях, когда человек страдал фобиями. Или же просто испытывал беспокойство, сопровож­дающееся дрожью, мышечным напряжением, потливостью, сердцебиением, головокружением и т. д.
 
Испытания проводили в нескольких московских клиниках: в том же НЦПЗ, в центре имени Сербского, в 12-й клинической больнице.
 
— На заре психофармакологии в клинике душевных болезней царила тяжелая атмосфера, — рассказывает Александр Балашов. — Желтый дом был желтым домом. Больные выли, их привязывали к кроватям, кровати прибивали к полу. А сейчас многие пациенты психиатрических лечебниц спокойно гуляют по улицам.
 
Балашов говорит о результатах применения бензодиазепинов — революционных препаратов в лечении тревожности. «Селанк» обещает новый прорыв (с соответствующими оговорками, так как вещество исследовано не до конца). Он позволяет избежать всех побочных эффектов, которыми отличаются бензодиазепины. Более того, препарат оказывает противоположный — стимулирующий — эффект. В клинических испытаниях он доказал способность улучшать настроение пациентов, а также их мыслительную и моторную деятельность. Выяснилось, что лекарство действительно снимает страх и тревогу и не вызывает привыкания.
 
Тревогу, вообще говоря, сложно подсчитать в цифрах.
 
Поэтому врачи составляют описание болезни, расспрашивают пациента о его состоянии вплоть до пищеварения, сна и боязни тараканов. После курса приема препарата опять расспрашивают и смотрят, есть ли улучшения. По мнению психиат­ров, «Селанк» неплохо справляется с повышенной тревожностью (сравнивали его все с теми же бензодиазепинами).
 
Биохимия действия лекарства до сих пор изучена мало, хотя есть структуры в мозге, которые ученые считают возможными «мишенями» вещества. В общем, обычная для фармакологии ситуация: вещество сначала запускают в производство, а потом уже детально разбираются в том, что же оно делает с организмом. Это и не хорошо, и не плохо: не все в организме понятно, а лечить людей нужно. Бывали, конечно, чудовищные проколы, когда через много лет выяснялось, что вреда от лекарства много больше, нежели пользы. И амфетамины, о которых говорилось выше, — наглядный тому пример.
 
— Мы полагаем, что «Селанк» мешает разрушаться собственным опиоидам организма, — говорит Наталия Кост.
 
Внутренние опиоиды участвуют в реакциях противодействия стрессу, в процессах обучения и запоминания, регулируют наши эмоции, позволяют переносить боль. Но в нашем организме опиоиды долго не живут. Причем у меланхоликов они разрушаются быстрее, нежели у сангвиников или флегматиков. Отчасти именно этим объясняется стереотипный образ меланхолика как грустного, вялого человека.
 
Самое приятное, что можно сказать о «Селанке»: он не нарушает работы внутренних систем регуляции наших психических состояний. А помогает им, напротив, достичь оптимального режима работы: мало опиоидов — будет больше, достаточно — прием «Селанка» не приведет к выходу за пределы естественной нормы. Поэтому он так и называется: «Селанк» — «селективный анксиолитик», то есть избирательно действующий в зависимости от состояния организма.
 
Об этом свидетельствуют наблюдения за поведением крыс. В их сообществе всегда есть некая иерархия. Во главе стоит альфа-самец, который доминирует над всеми. «Селанк» часто помогает подчиненному самцу стать доминантным за счет снижения страха перед поединком за звание вожака. Однако доминантного самца он не превратит в супергероя — поскольку не снижает адекватности поведения животных и людей, не лишает их возможности приспосабливаться к внешнему миру.
 
Подробнее о том, как реагируют люди на «Селанк», исследователи рассказывать не хотят: успешно пройдя клинические испытания, препарат уже около трех лет дожидается регистрации, после которой станет официально разрешенным лекарственным средством. Пока же можно говорить только о животных, то есть о доклинических испытаниях препарата.
 
Тестирование проводилось на собаках, кроликах и даже сусликах — для создания различных моделей «человеческих» эмоциональных состояний нужны разные животные. Смоделировать тревожность на животном — довольно парадоксальная задача. Ведь тревога относится к его естественным механизмам самосохранения. Как определить, насколько патологичны переживания мыши, когда ей некуда спрятаться в чистом поле?
 
Здесь ученому приходится идти на компромисс, заключающийся в выборе линии животного, а также той ситуации, которая должна стать особенно стрессовой.
 
Нам показали белых мышей линии Balb/с, которые помимо уже упоминавшейся установки «открытое поле» недолюбливают и так называемый приподнятый крестообразный лабиринт.
 
— Мы сажаем мышку на освещенную открытую площадку — перекресток четырех мышиных дорожек, две из которых закрыты стенками с боков и затемнены и потому комфортны для нее, а две — не защищены боковыми стенками и освещены и потому угрожающе действуют на грызуна, — рассказывает Наталия Кост.
 
Исследователи объясняют: если мышь заходит в темный коридор — и остается там, — значит, она боится, деморализована. А если выбирается затем на открытую площадку, осматривается — значит, «Селанк» сработал.
 
…Ученый с карандашом и секундомером следит за перемещениями грызуна и ждет, когда подействует препарат. Мышка прямиком чешет в светлый рукав лабиринта и уединяется там. Наблюдатель должен фиксировать время ее пребывания во всех частях установки.
 
Подошедший тем временем Александр Балашов отвлекает нас разговором о том, что белых мышей, вообще говоря, помимо «открытого поля», крестообразного лабиринта и запаха хищника сильно пугает запах журналиста, из-за чего эксперимент в его, журналиста, присутствии, ужесточается. Журналисту тем не менее доверяют извлечь животное из лабиринта и поместить обратно в клетку. Говорят, опыт удался — мышь проявила психологическую устойчивость.
 
Лекарство для здоровых
 
Вероятно, скоро «Селанк» появится в российских аптеках. Скорее всего, выпускаться он будет в виде капель, которые нужно закапывать в нос: считается, что так лучше всего принимать нейропептиды.
 
Пока создатели препарата размышляют о биологических механизмах его действия, мы задались вопросом: что произойдет, если здоровые люди начнут употреблять «Селанк», дабы повысить свой «боевой дух» и придать себе, так сказать, психологическую несокрушимость? Опыты с крысами свидетельствуют, что в ситуации борьбы за пищу после долгой голодовки «Селанк» помогает менее сильным особям не сдаваться. В результате чего победителем часто выходит не тот, кто физически сильнее, а тот, кого сложнее деморализовать.
 
Не должны ли тогда все поголовно начать принимать этот препарат? Мы спросили об этом участников нашего журналистского исследования. И вот что они ответили.
 
Николай Мясоедов:
— «Селанк» основан на веществе, присутствующем в нашем организме. Пептидам вообще свойственно чинить поломки в обмене веществ, приводить нечто к норме. «Селанк» приводит к норме уровень тревожных переживаний. К индивидуальной норме, без предоставления преимуществ.
 
«Моя попытка увеличить дозу и выпить чайную ложку настойки корня женьшеня привела к печальным результатам — я почувствовал, как в моем черепе заработало некое устройство, напоминающее гибрид боевого вертолета с отбойным молотком»
 
Олег Соколов:
Смоделировать тревожность на животном — довольно парадоксальная задача. Как определить, насколько патологичны переживания мыши, когда ей некуда спрятаться в чистом поле?
 
— Тесты, проводимые на животных, лишь моделируют человеческие состояния. Экстраполируя на людей выводы, сделанные в результате этих тестов, мы принимаем некоторые допущения. Например, о снижении тревожности мышей под действием «Селанка». Но, конечно, ни одна мышь нам еще не сказала, так ли это на самом деле.
 
«Препарат основан на веществе, присутствующем в нашем организме. Пептидам вообще свойственно чинить поломки в обмене веществ, приводить нечто к норме».
 
«Селанк» может улучшить психологический настрой человека. А как распорядиться своими настроем и энергией, человек сможет решить на свежую голову: препарат не затуманивает, а, напротив, проясняет разум.
 
Кирилл Лагутко

 



© 1998 — 2021, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.
Добро пожаловать на информационно-аналитический портал "Нефть России".
 
Для того, чтобы воспользоваться услугами портала, необходимо авторизоваться или пройти несложную процедуру регистрации. Если вы забыли свой пароль - создайте новый.
 
АВТОРИЗАЦИЯ
 
Введите Ваш логин:

 
Введите Ваш пароль:

 
  
Июнь 2014
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       
Июль 2014
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Август 2014
пн вт ср чт пт сб вс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031