«Идет процесс перестройки госуправления»: К гражданскому импортозамещению подключили Аркадия Дворковича

Власть
«Нефть России», 02.09.15, Москва, 18:34    
Вице-премьер Аркадий Дворкович возглавит профильную подведомственную комиссию, созданную премьер-министром Дмитрием Медведевым. Об этом говорится на сайте правительства. Подкомиссия будет содействовать реализации государственной политики в сфере импортозамещения в гражданских отраслях экономики. В прошлом году заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб заявлял, что доля импорта в некоторых отраслях российской экономики составляет от 60 до 90%. Среди них, в частности, станкостроение, тяжелое машиностроение, легкая промышленность, а также электронная, фармацевтическая и медицинская. Их господин Цыб назвал самыми перспективными с точки зрения импортозамещения. Заместитель директора Института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.
 
— Программа импортозамещения стартовала еще год назад. А почему именно сейчас решено создать подкомиссию во главе с Дворковичем?
 
— Дело в том, что действительно создано 350 проектов стоимостью 250 млрд руб., это господдержка имеется в виду, и разработано более двух десятков планов, отраслевых планов импортозамещения, но они пока не полностью осуществлены, потому что нужна, как говорят в министерствах, тонкая настройка созданных механизмов, что позволит обеспечить запуск инвестиционных проектов. Я не совсем понимаю, что имеет в виду в частности Минэкономразвития, когда об этом говорит. Но, наверное, действительно тонкая настройка требуется. И такие проекты надо осуществлять, потому что, судя по данным за январь-август, точнее за январь-июль данная статистика, есть по августу только опросы, снижение доли импорта в видимом потреблении. Доли импорта с учетом того, что часть нашей продукции идет на экспорт, не попадает на внутренний рынок. Так вот она упала, можно говорить об импортозамещении только в отдельных видах лесопромышленной продукции, в производстве шин, покрышек, в некоторых видах трубной продукции, трубной промышленности, в производстве грузовых автомобилей и комбайнов.
 
Ну и также, конечно, в пищевой промышленности, где достаточно сильно просел импорт очень сильно, к уровню прошлого года он где-то сократился более чем в 2,5 раза по многим продукции. Но больше в других секторах импортозамещение пока не видно. Хотя его и трудно ожидать широким фронтом в силу падения внутреннего спроса. И здесь нужно, говоря об импортозамещении, видеть перспективу, смотреть экспортные позиции, потому что на экспорт сейчас даже в чем-то легче выходить и продавать свою продукцию, чем на внутреннем рынке, потому что там спрос не падает. И потом уже через экспорт мы можем усилить импортозамещение.
 
— Нет, проблемы-то понятны, и как их решать специалистам тоже понятно, экспертам, вам в частности. Но просто не понятно это деление. Есть комиссия у нас по импортозамещению, а есть подкомиссия. И здесь от количества органов, которые решают эту проблему, там где-то наверху думают, что проблема будет решаться более эффективно. Так ли это, непонятно пока.
 
— У нас действительно с госуправлением проблемы. Наряду с плохим корпоративным управлением госуправление, а также плохие институты в сфере правопорядка — одна из основных бед российской экономики, с точки зрения международной конкурентоспособности. И мы сейчас поправили ценовые всякие соотношения относительно экспорта, импорта. Допустим, наша электроэнергия сейчас самая дешевая в мире, это точно в валютном выражении. Газ, который до кризиса стоил для промышленных потребителей $120, чуть ли не меньше всех в мире, за тысячу кубов, он сейчас стоит в два раза дешевле. Здесь у нас все хорошо с точки зрения удельных издержек, но с точки зрения управляемости и корпоративных стратегий и управления процессами на государственном уровне, все достаточно запущено, потому что число чиновников в 2000 годы увеличилось, а эффективность экономики и госуправления падала. И мы видим, что когда некоторые министерства были устранены, этого даже никто не заметил, например, Минрегионразвития. Что, от этого хуже стало регионам? Мне кажется, нет. Поэтому здесь нужна перестройка госуправления, сокращение лишних звеньев и устранение дублирования. Очевидно, идет такой процесс.
 
— Во вторник премьер успокоил, премьер Медведев пообещал, что правительство не откажется от закупок за рубежом медицинской техники. Это был один из больных вопросов. Специалисты-медики знают, что очень много медицинской техники зарубежной, которая явно превосходит отечественные образцы, если они, конечно, есть. Там понимают, что в некоторых отраслях даже не стоит пытаться что-то импортозаместить, в частности, медицинскую технику, на создание которой, на разработку, уйдет очень много времени?
 
— Да, конечно. У нас наша промышленность очень сильно отстала, развивалась так называемая голландская болезнь. Хотя если брать данные только за 2000-е годы, вроде бы ее не было, потому что машиностроение, обработка развивались быстрее, чем ВВП, добыча. Но нужно не забывать о провале в 1990-е, когда вся эта сфера высокотехнологичной обрабатывающей промышленности упала на две трети. Это были 2000-е годы. Только некий восстановительный рост, но полностью восстановить не удалось, более того, отставание усугублялось, потому что реальный эффективный курс рубля за последние десять лет до девальвации последней, вырос процентов на 70, это чуть ли не быстрее всех в мире. Наша промышленность подорожала, продукция нашей обрабатывающей промышленности подорожала в валютном выражении относительно конкурентов почти в два раза. Естественно, ее никто не покупал, у них не было доходов, чтобы развивать технологии. И все сейчас импортозаместить в короткие сроки невозможно и нельзя. Это преступно — замещать продукцию медицинской промышленности форсированными темпами, не оглядываясь на качество. Поэтому для первичных результатов импортозамещения после девальвации в стране, где не было инвестиций еще до девальвации, где они стагнировали, — а у нас именно такая ситуация в силу структурных причин была, — требуется 1,5-2 года, чтобы появились первые признаки роста экспорта и импортозамещения. В начале идет, наоборот, сокращение импортозамещения, процессов, и рост экспорта из-за удорожания импортных комплектующих. Здесь нужно подождать результатов не менее года.
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/476707/

Сойни и Керри обсудили Арктику и украинский кризисБ.Н.Зангене: Дешевая нефть не будет препятствием для возвращения Ирана на мировой нефтяной рынок
Просмотров: 669

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

«Идет процесс перестройки госуправления»: К гражданскому импортозамещению подключили Аркадия Дворковича

«Нефть России», 02.09.15, Москва, 18:34   
Вице-премьер Аркадий Дворкович возглавит профильную подведомственную комиссию, созданную премьер-министром Дмитрием Медведевым. Об этом говорится на сайте правительства. Подкомиссия будет содействовать реализации государственной политики в сфере импортозамещения в гражданских отраслях экономики. В прошлом году заместитель министра промышленности и торговли Сергей Цыб заявлял, что доля импорта в некоторых отраслях российской экономики составляет от 60 до 90%. Среди них, в частности, станкостроение, тяжелое машиностроение, легкая промышленность, а также электронная, фармацевтическая и медицинская. Их господин Цыб назвал самыми перспективными с точки зрения импортозамещения. Заместитель директора Института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов обсудил тему с ведущим «Коммерсантъ FM» Алексеем Корнеевым.
 
— Программа импортозамещения стартовала еще год назад. А почему именно сейчас решено создать подкомиссию во главе с Дворковичем?
 
— Дело в том, что действительно создано 350 проектов стоимостью 250 млрд руб., это господдержка имеется в виду, и разработано более двух десятков планов, отраслевых планов импортозамещения, но они пока не полностью осуществлены, потому что нужна, как говорят в министерствах, тонкая настройка созданных механизмов, что позволит обеспечить запуск инвестиционных проектов. Я не совсем понимаю, что имеет в виду в частности Минэкономразвития, когда об этом говорит. Но, наверное, действительно тонкая настройка требуется. И такие проекты надо осуществлять, потому что, судя по данным за январь-август, точнее за январь-июль данная статистика, есть по августу только опросы, снижение доли импорта в видимом потреблении. Доли импорта с учетом того, что часть нашей продукции идет на экспорт, не попадает на внутренний рынок. Так вот она упала, можно говорить об импортозамещении только в отдельных видах лесопромышленной продукции, в производстве шин, покрышек, в некоторых видах трубной продукции, трубной промышленности, в производстве грузовых автомобилей и комбайнов.
 
Ну и также, конечно, в пищевой промышленности, где достаточно сильно просел импорт очень сильно, к уровню прошлого года он где-то сократился более чем в 2,5 раза по многим продукции. Но больше в других секторах импортозамещение пока не видно. Хотя его и трудно ожидать широким фронтом в силу падения внутреннего спроса. И здесь нужно, говоря об импортозамещении, видеть перспективу, смотреть экспортные позиции, потому что на экспорт сейчас даже в чем-то легче выходить и продавать свою продукцию, чем на внутреннем рынке, потому что там спрос не падает. И потом уже через экспорт мы можем усилить импортозамещение.
 
— Нет, проблемы-то понятны, и как их решать специалистам тоже понятно, экспертам, вам в частности. Но просто не понятно это деление. Есть комиссия у нас по импортозамещению, а есть подкомиссия. И здесь от количества органов, которые решают эту проблему, там где-то наверху думают, что проблема будет решаться более эффективно. Так ли это, непонятно пока.
 
— У нас действительно с госуправлением проблемы. Наряду с плохим корпоративным управлением госуправление, а также плохие институты в сфере правопорядка — одна из основных бед российской экономики, с точки зрения международной конкурентоспособности. И мы сейчас поправили ценовые всякие соотношения относительно экспорта, импорта. Допустим, наша электроэнергия сейчас самая дешевая в мире, это точно в валютном выражении. Газ, который до кризиса стоил для промышленных потребителей $120, чуть ли не меньше всех в мире, за тысячу кубов, он сейчас стоит в два раза дешевле. Здесь у нас все хорошо с точки зрения удельных издержек, но с точки зрения управляемости и корпоративных стратегий и управления процессами на государственном уровне, все достаточно запущено, потому что число чиновников в 2000 годы увеличилось, а эффективность экономики и госуправления падала. И мы видим, что когда некоторые министерства были устранены, этого даже никто не заметил, например, Минрегионразвития. Что, от этого хуже стало регионам? Мне кажется, нет. Поэтому здесь нужна перестройка госуправления, сокращение лишних звеньев и устранение дублирования. Очевидно, идет такой процесс.
 
— Во вторник премьер успокоил, премьер Медведев пообещал, что правительство не откажется от закупок за рубежом медицинской техники. Это был один из больных вопросов. Специалисты-медики знают, что очень много медицинской техники зарубежной, которая явно превосходит отечественные образцы, если они, конечно, есть. Там понимают, что в некоторых отраслях даже не стоит пытаться что-то импортозаместить, в частности, медицинскую технику, на создание которой, на разработку, уйдет очень много времени?
 
— Да, конечно. У нас наша промышленность очень сильно отстала, развивалась так называемая голландская болезнь. Хотя если брать данные только за 2000-е годы, вроде бы ее не было, потому что машиностроение, обработка развивались быстрее, чем ВВП, добыча. Но нужно не забывать о провале в 1990-е, когда вся эта сфера высокотехнологичной обрабатывающей промышленности упала на две трети. Это были 2000-е годы. Только некий восстановительный рост, но полностью восстановить не удалось, более того, отставание усугублялось, потому что реальный эффективный курс рубля за последние десять лет до девальвации последней, вырос процентов на 70, это чуть ли не быстрее всех в мире. Наша промышленность подорожала, продукция нашей обрабатывающей промышленности подорожала в валютном выражении относительно конкурентов почти в два раза. Естественно, ее никто не покупал, у них не было доходов, чтобы развивать технологии. И все сейчас импортозаместить в короткие сроки невозможно и нельзя. Это преступно — замещать продукцию медицинской промышленности форсированными темпами, не оглядываясь на качество. Поэтому для первичных результатов импортозамещения после девальвации в стране, где не было инвестиций еще до девальвации, где они стагнировали, — а у нас именно такая ситуация в силу структурных причин была, — требуется 1,5-2 года, чтобы появились первые признаки роста экспорта и импортозамещения. В начале идет, наоборот, сокращение импортозамещения, процессов, и рост экспорта из-за удорожания импортных комплектующих. Здесь нужно подождать результатов не менее года.

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.