Веллер: Если глава Коми и украл 15 млн долларов, то это не так уж много

Интервью
«Нефть России», 22.09.15, Москва, 15:39    Для крутого с Рублёвки это смешно: хорошая яхта дороже стоит, поясняет писатель
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: В студии писатель Михаил Веллер. Здравствуйте!
 
М. ВЕЛЛЕР: Добрый вечер!
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Михаил Иосифович, что творится в мире? В последнее время поступает столько резонансных сообщений. Начнём с Коми, это главная тема сейчас. Коррупция не отпускает нас. Ущерб государству составил более миллиарда рублей, и эта цифра – не окончательная.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это значит примерно 12–13 млн евро. Это не астрономическая сумма, это – цена далеко не самого крутого коттеджа на Рублёвке. Это не так страшно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так, мелочи, да?
 
М. ВЕЛЛЕР: Это же не для каждого, это только для избранных.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но что в итоге показывают подобные процессы? Вспомним Васильеву, Хорошавина, подмосковных прокуроров. Они же все на свободе, ничем дело не закончилось. Васильеву даже обсуждать уже не хочется, история с Хорошавиным ещё непонятно, чем закончится. Ваш прогноз?
 
М. ВЕЛЛЕР: Нужно понять одну важную вещь: очень многие люди наверху, в администрации выше какого-то уровня рассматривают бюджет не как то, что принадлежит стране и должно использоваться на нужды народа, а как то, что нужно перекачивать в собственные карманы, и никак иначе. Перекачивание, разумеется, имеет свои условия и особенности. Нужно знать, с кем дружить, с кем делиться, кому кланяться и какую черту не переступать. Если ты что-то не так сделал, тебя могут прихватить. Экономическая система в стране такова, что, я боюсь, невозможно найти ни одного руководителя никакого ранга, который вообще ничего бы не нарушал. Законы так написаны: что ты ни делай, ты обязательно что-нибудь нарушишь. Тогда закон приобретает избирательное применение. Посадили вора – это правильно, но всех сразу не пересажаешь, надо с чего-то начинать. А почему не сделать так, чтобы вор сидел в тюрьме? Потому что это получается чересчур сложно. Я подозреваю, что губернатора Коми можно сажать так же, как три четвери всех прочих губернаторов. Под них только начни копать – такое посыплется! Может быть, я клевещу. Дай бог, чтобы я ошибался. Я предпочёл бы, чтобы все остальные были честными, но что-то я в это не верю. Так что он, видимо, что-то не то сделал. Потому что чтобы прокурор из-за каких-то 15 млн долларов… Что такое 15 млн долларов для крутого с Рублёвки? Смешно говорить. Хорошая яхта дороже стоит. Но народу приятно, когда у кого-то что-то экспроприируют и сажают его. Посмотрим, что будет дальше. Вот о чём они договорятся за кулисами, тем всё и закончится.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: И так все дела будут проходить?
 
М. ВЕЛЛЕР: Пока да.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Пока – это сколько?
 
М. ВЕЛЛЕР: Не знаю. Пока всё будет так, как есть, то так и будет. Как договорятся, так и будет.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что может измениться через 30 лет, например?
 
М. ВЕЛЛЕР: Через 30 лет изменится всё. Через 30 лет умрут, видимо, почти все, кому сегодня 60. Кроме того, сейчас всё меняется очень быстро. Меняется этнический состав, идеология. Что будет через 30 лет в Европе, Америке, Среднем Востоке, страшно себе представить. Выдержит ли Россия, которая стремительно растрачивает свои накопления? Тут за три-то года думать страшно. Вот тикают на Красной площади часы, и как-то зловеще они тикают, не нравится мне это тиканье. Я буду счастлив, если мы все проживём эти 997 дней до чемпионата мира по футболу, и страна будет процветающей, в ней не будет никаких потрясений. Я готов за это каждый день ставить свечку. А Вы говорите, что будет с коррупцией. Да, может, она страну-то сожрёт гораздо раньше.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что ещё может страну сожрать?
 
М. ВЕЛЛЕР: Всё. Вы знаете, жизнь такая, что всё может сожрать всё. Потому что если что-то невыгодно сильным мира сего, то это «что-то» меняется так, чтобы им было выгодно. Наше главное горе в том, что большая часть населения России невыгодна аминистративно-олигархической верхушке страны. То есть это сырьевики, которые торгуют сырьём. Нужны все, кто это сырьё добывает, кто производит самую грубую первичную обработку, пакует, транспортирует, и вся инфраструктура: охранники, шофёры, строители, которые для них строят дома, воспитатели элитных детских садов и учителя элитных школ. А все прочие не нужны, потому что они работают в убыток. Экономика немножко разваливается. Фонды страшно изношены, и в общем одни убытки. Таким образом, если богатые районы, прежде всего Западная Сибирь, подумают, что если они отделятся, то они с населением в 10 млн человек жить будут гораздо богаче Арабских Эмиратов.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: То есть Вы и такой сценарий рассматриваете?
 
М. ВЕЛЛЕР: Рассматривать надо все сценарии. Когда хороший начальник штаба представляет начальству варианты наступления, отступления, он обязан предусмотреть все варианты, чтобы не случилось 41-го года.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы сейчас ориентированы на Восток. Вы за или против этого?
 
М. ВЕЛЛЕР: Мы не ориентированы на Восток. Мы делаем возвратно-поступательные движения, не зная, на кого нам ориентироваться. Китай – это не тот мальчик, который будет с тобой дружить и гладить по голове, он тебя схарчит с концами. Этому государству 5000 лет, и для него 100 лет, в течение которых Россия владеет Маньчжуркой, или 150 лет, в течение которых она владеет Приморьем с Владивостоком, ничего не значат. Он убеждён, что всё это вернётся к нему обратно. Китайцев гораздо больше, они гораздо трудолюбивее, гораздо неприхотливее, они устремлены в то, что сегодня является российским Дальним Востоком и Приморьем. Так что здесь мало не покажется никому. Но здесь я совершенно бессилен. Тем более что повышения цен на нефть и газ в ближайшее время не ожидается. Все нефтепроводы, типа «Силы Сибири», оказываются убыточными. Китай никому никакой благотворительной помощи не оказывает, а наоборот, дожимает партнёра досуха. Так что эти попытки дружбы не очень перспективны, увы и ах.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Какое-то у Вас пессимистическое настроение.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это не настроение. Я пытаюсь видеть ситуацию, какая она есть. Я бы и рад сказать, что Китай – наш лучший друг, что мы вместе с ним свернём шею Америке, но для этого нужно быть чуть-чуть умственно недостаточным человеком.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: В чём наш минус, просчёт?
 
М. ВЕЛЛЕР: Каждое государство, которое что-то делает, поступает как правильно, так и нет.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Судя по тому, что Вы сказали, мы всё делаем неправильно.
 
М. ВЕЛЛЕР: Вы меня пока спросили только про Китай. Он не будет нашим большим другом, потому что он имеет абсолютно не высказываемые официально территориальные претензии. Он полагает, что он гораздо лучше справится с эксплуатацией Дальнего Востока и Приморья, чем мы. Он полагает, что хорошо бы скупить российские месторождения, а они ему уже продаются огромными пакетами акций. То есть 10, 13, 15, 17% начинают принадлежать Китаю. Потому что Китай может за них заплатить, а денег нет и не ожидается. Мы торгуем родиной, мне это не нравится. Потому что тот, кто продаёт невозобновляемое сырьё, тот на самом деле торгует родиной, этого делать нельзя.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вопрос к слушателям: по-вашему, мы торгуем родиной или нет? Прошу голосовать.
 
С Вами согласны 91% наших радиослушателей.
 
М. ВЕЛЛЕР: О, ужас! Лучше бы я был неправ.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что с блокадой Крыма и Приднестровья? Крым уже закрыл три пропускных пункта с украинской стороны, то есть украинская продукция на полуостров не попадает. Все говорят о том, что никаким образом на Крым это не повлияет, на прилавках всего 5% украинской продукции, всё остальное – российское. Но сегодня появилось Приднестровье. Организаторы всего этого – «Правый сектор», «Азов», движение «Антимайдан». Появились сообщения, что по Приднестровью Киев официально дал согласие. Они сказали, что закроют один пропускной пункт, с украинской стороны. В то же время мы связывались с местным журналистом. Она рассказала, что пока граница работает в обе стороны. Если говорить о цели этих акций, по-вашему, она какова?
 
М. ВЕЛЛЕР: Давайте для начала отделим Крым от Приднестровья, они географически разные. Сначала мы имеем информационный вброс о том, что осуществляется блокада. Это первый момент. Второй момент: давайте разбираться, насколько этот вброс – который, конечно, озадачивает и раздражает население – соответствует действительности. Для этого нужно знать следующее: во-первых, сколько там всего пропускных пунктов? Если из трёх закрыли три, то закрыли все.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да, из трёх закрыли три.
 
М. ВЕЛЛЕР: Вы хотите сказать, что этих пунктов всего три? Что четвёртого вообще уже нет?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да, если верить поступающей информации.
 
М. ВЕЛЛЕР: А кто информацию даёт, кто источник?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Информагентства. И власти Крыма тоже говорят, что закрыты. Есть митинги у дома одного из организаторов.
 
М. ВЕЛЛЕР: Одну секундочку. Мы уже знаем распятого мальчика в Славянске, поэтому лучше добраться до корней. Власти Крыма – это кто? Аксёнов?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да.
 
М. ВЕЛЛЕР: Хорошо. Допустим, принимаем это за 100% правду. Если украинское продовольствие составляет 5% – это ерунда. Это ничего страшного. Значит, обойдёмся остальными 95%. Но если закрыта сухопутная граница, то у нас остаются самолёты и корабли. Значит, нужно иметь подтверждённую информацию о том, что 95% продовольствия в Крыму – российского производства, и доставляется по морю или по воздуху. Я такой информацией не располагаю. «Правого сектора» там несколько сотен человек. «Азов» – это только одно формирование, среднее между батальоном и полком, состав там вечно меняется, их от 700 до 2000 человек. Это – не те силы, которые могут совершать что-то в государственном масштабе. Это больше информационная фигура. Правительство Украины, насколько я знаю, решение о блокаде не принимало.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: По Крыму – нет.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это – инициатива снизу. «Не пущают». Следовательно, что-то происходит. Я знаю, что МИД России делает запрос в МИД Украины или ещё куда-то, потому что вообще-то Министерство внутренних дел Украины, как минимум, должно заниматься блокадой или неблокадой и спрашивает: «Что это вообще такое? Это вы или не вы? Если вы приняли решение, давайте с вами разговаривать. Если не вы, то почему не восстанавливаете порядок?» Это можно списать на какую-то странную анархию во всём. Далее. Если Украину называют фашистской хунтой, то какие могут быть претензии к ней? Если на Украине законное правительство, если Россия и Украина не находятся в состоянии войны, поддерживают дипломатические отношения, хотя и не самые тёплые, поддерживают торговые отношения, это – одно. Если на Украине произошёл кровавый военный переворот, в результате которого изгнали законного президента, и там правит фашистская хунта, какие к фашистской хунте могут быть претензии? Нужно собирать мировое ополчение и свергать эту хунту. А если мировое ополчение говорит, что её нет, то нужно сесть за круглый стол в Ассамблее ООН и решить, фашисты это или нет. Нужно же как-то решить для себя, что мы делаем. А то мы начали делать, и получается, что каждый следующий шаг несёт какие-то дополнительные сложности. Понятно, что росийско-украинские отношения завязаны не только на Крым, но и на Донбасс. А сейчас ещё и на Приднестровье. Довольно глупо думать обеим сторонам, что в чём-то может быть очень плохо, а в чём-то другом в этих же отношениях – очень хорошо. Так не бывает. Отношения распространяются на всё. Когда только собирались проводить референдум в Крыму, велись разговоры о том, что крымские татары, у которых свой анклав, которые могут проголосовать против вхождения в состав России, не должны притесняться, потому что их уже выселяли в сталинские времена. Это – достаточно спаянная община, и не надо вообще людей трогать и обижать зря. Тем не менее, снова наступили на те же грабли. Упомянутого много раз Джемилева, который был лидером всей этой общины крымских татар, запретили пускать на российскую территорию в Крым. Очень странно после этого ожидать, что он будет любить российскую власть в Крыму. Российская власть считает опасным и политически враждебным агентом Джемилева, а он, очевидно, симметрично относится к российской власти. Я не знаю, зачем его выслали, я не очень в курсе всех этих отношений, но проблемы решаются на мягких лапах и в мягких перчатках. Потому что любое действие вызывает ответное действие. Так что я не совсем понимаю, что там происходит с этой блокадой. Если 5%, то ничего страшного, а вот если не 5%, то это совсем другое дело. Потому что очень трудно на слово верить чему бы то ни было. Мы верили, что фашистская Германия – враг всему. С 24 августа 1939 года нас обязали верить, что любимый фюрер трудящихся немцев – лучший друг Сталина. С 22 июня 1991 всё оказалось наоборот и ещё хуже. Товарищ Берия был полгода верным ленинцем, а потом оказался английским шпионом, и его расстреляли по приказу товарища Маленкова. А потом товарищ Хрущёв устроил съезд, оказался «лысым кукурузником» и так далее. Я боюсь подумать, что скажет история о наших днях. Но российская история никогда не бывает ласковой к фигурам прошедших времён и всегда обличает их во лжи и всяких нехороших вещах. Так что я не знаю насчёт блокады. Что касается Приднестровья, возникает вопрос: а чего вы ждали, когда затевали всю эту историю? Когда вы собирали людей, эти люди куда-то исчезли с телеэкранов. Я помню какого-то коротко стриженого чернявого молодого человека, который вопил: «Это фашисты! Идёт борьба с фашизмом!». Куда он исчез? Откуда его взяли и куда задвинули? Где отважный солдат Моторола, который, судя по всему, действительно хороший солдат, хладнокровный, распорядительный? Плохо другое – никто уже не помнит, как его зовут, а Моторола – абсолютно не русское слово. Много месяцев шли бои. Совершенно понятно, чем стреляли ополченцы. Тем, что завозили из России. При этом говорили, что кроме гуманитарных конвоев, ничего нет. Мой любимый литературный герой старший лейтенант Таманцев говорил: «Это всё – байки для дефективных детишек».
 
И вот теперь Приднестровье. Нам нужно было его поддерживать, охранять, кормить, снабжать. Если туда только через Молдавию и Украину можно попасть, нужно было иметь приличные отношения с ними. Если напрочь испортили отношения, то зачем теперь рвать волосы? Теперь нужно или думать о том, как улучшать отношения, или Приднестровья больше не будет. Потому что в условиях блокады Приднестровье существовать не может. А когда «Азов» и «Правый сектор» блокируют Крым, то Порошенко вправе заявить: «Мы тут не при чём, я их не контролирую. Это – инициатива снизу, мы не можем запрещать людям изъявлять свою волю. Мы их оружием не снабжали. Если вам не нравится, то идите и договаривайтесь с начальством «Азова» и «Правого сектора». Это абсолютно симметрично тому, что Порошенко должен договариваться с начальниками республик.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Запустим голосование. Вы согласны с тем, что куда Россия пошла, то и получила, или нет? Прошу голосовать наших радиослушателей. Сообщение от слушателя: «Когда это Гитлер был другом?»
 
М. ВЕЛЛЕР: Когда 23 августа 1939 года Молотов и Риббентроп подписали договор между Советским Союзом и Третьим рейхом, а к договору прилагался тайный протокол, то после этого сначала было выпито шампанское за здоровье товарища Сталина по предложению Риббентропа, потом по предложению товарища Сталина – за здоровье любимого друга Адольфа Гитлера. Далее они поздравляли друг друга с днём рождения, с военными победами по поводу Польши. Это очень легко узнать тем, у кого есть доступ к газете «Правда» за 1939–1941 годы. Сейчас времена относительно открытые, поэтому при помощи интернета это можно посмотреть. И тогда была масса случаев, когда прежде всего армейские замполиты, а затем и штатские парторги спрашивали: «Как же мы людям объясним? Мы же говорили только вчера, что Германия – это наш враг». Им отвечали: «А вот так и говорите». И говорили. Потому что за иное в те времена сажали и расстреливали мгновенно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вы считаете, можно ли назвать главу государства Российская Федерация современным олигархом, и сколько он ориентировочно получает, будучи практически главой «Газпрома»? И второй вопрос: как Вы думаете, что бы сделали немецкие танки в эту пору, когда страной бы управляли люди, подобные главе государства Владимиру Владимировичу Путину?
 
М. ВЕЛЛЕР: Я не располагаю никакой информацией о том, сколько получает Якунин, Сечин, Путин и иже с ними. Навальный наверняка знает больше, потому что у него агентства, которые собирают информацию, имеют свои каналы. Зарплата президента Америки 200 тысяч долларов, а насчёт России я не в курсе. Что касается доходов «Газпрома», и тут я информацией не располагаю. Как всё это оформляется, через кого перекладывается, кто конечные бенефициары этого всего, я не имею представления.
 
Что касается олигарха. Олигарх – это несколько другое. Это – финансово-экономическая фигура, которая осуществляет реальную власть. Здесь немного обратный ход, когда у нас люди, которые пришли во власть, стали богатеть. Есть небольшая разница, хотя со временем она стирается. Не так важно, что было в начале, а важен результат.
 
Что было бы в 41-м году? Во-первых, это – чистая картинка о том, что если слон влезет на кита, кто кого поборет. Это совершенно понятно. Но отвечаю: думаю, что все бы разбежались, спасая своё собственное имущество. Надо понимать, что товарищ Сталин при всех своих отрицательных чертах, при всех своих несомненных кровавых преступлениях, был фигурой государственного масштаба и мыслил государственными категориями. Поэтому он носил стоптанные сапоги, у него практически не было личного имущества. У него вся страна была личным имуществом. В гробу он видал золотые часы и что-либо подобное. Но если почитать мемуары, которые опубликованы сейчас, целый ряд партийных деятелей летом 1941 года драпал впереди войск, впереди мирного населения. Они грузили какие-то пианино, шкафы, кадки с фикусами на грузовики. И только отдельных храбрых командиров выкидывали под наганом из машин и реквизировали эти машины для армейских нужд. Так что, конечно, все разбежались, можно в этом не сомневаться.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: По итогам голосования 58% слушателей считают, что Россия сама виновата. 42% не согласны с этим.
 
М. ВЕЛЛЕР: Я рад, что хотя бы 42%. Потому что оказываться умным не всегда приятно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Много рассказывали о том, что Крым был продан Сталиным, и индустриализация проводилась на деньги с определённого капитала. И Гарриман доказывал, что второй фронт будет открыт, если Сталин даст конкретное обещание, что «крымской Калифорнии» быть. Верите ли Вы в эту историю? И второй момент. Как Вы считаете, почему Сталин не только преследовал не только врагов народа, но и их жён и детей?
 
М. ВЕЛЛЕР: Что касается Крыма, могу вам сказать, что это всё – бред сивой кобылы. И близко ничего подобного не было. В 20-е годы в Крыму была Еврейская автономная республика, а потом к Израилю это всё не имело никакого отношения. Хрущёвская передача Крыма – это чисто хозяйственный, бюрократический вопрос, чтобы всё не переводить через министерство мелиорации как российское, так и украинское.
 
Что касается расстрелов, осталась прекрасная книга Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым», в которой Молотов говорит, что, конечно, нужно было их убирать, потому что они были источником беспокойства, разных слухов, а надо было, чтобы всё было тихо и спокойно. Нет человека – нет проблем, а жизнь не стоила ничего.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Сегодня в Госдуму должен быть внесён законопроект о том, что реабилитация сталинизма должна быть приравнена к экстремизму. Какие у Вас мысли возникли на этот счёт?
 
М. ВЕЛЛЕР: Когда-то у Аркадия Райкина была чудесная миниатюра «Мастер по ремонту холодильников», когда он открывает холодильник и говорит: «Милые мои, да у вас все провода в разные стороны!» Вот это про Думу. С одной стороны приравнивание сталинизма к гитлеризму должно уже уголовно преследоваться и наказываться. С другой стороны, они хотят, чтобы реабилитация сталинизма тоже была наказана. Они вообще чего хотят? Пусть они сначала договорятся между собой. Дело в том, что у нас официально практически никакого осуждения сталинизма не было. Был секретный доклад Хрущёва, который читали по всем парторганизациям страны, и все его отлично знали. Хрущёв, который был в крови по ноздри, как и они все, который просил удвоить ему квоту на расстрелы на Украине, сказал, что они все в белом, и списали всё на одного Сталина. А они были сталинского гнезда птенцы, стервятники. Вот такие государственные деятели. Не был осуждён ни один расстрельщик, ни один из тех, кто пытал ни в чём не повинных людей. Все были прикрыты и благополучно умерли на соответствующих высоких ведомственных или персональных пенсиях.
 
За коммунистической партией есть большие свершения, но есть и преступления, начиная с расстрела учредительного собрания 4 января 1918 года, что можно считать началом Гражданской войны. Хотя вообще октябрьский нелигитимный переворот был началом Гражданской войны. Как устраивается легитимность – кто здоровее, тот и устанавливает законы. Так вот что касается Сталина, надо же сначала как-то договориться, потому что люди, которые были верными членами КПСС и должны были искоренять религию, «опиум для народа», оказывается, всю жизнь были такими православными, практически святыми. Мне понравилось, как Энтео сказал несколько ласковых слов Проханову, при том, что я к Александру Андреевичу отношусь с огромной симпатией: «Коммунисты, которые перестреляли всех священников, теперь говорят, что они – христиане». С примером Сталина то же самое. Давайте разберёмся, кто он есть. Но архивы не откроют никогда. У нас традиция такая, что с древнейших времён архивы не открыты, потому что история постоянно фальсифицируется. Я вчера знакомился с производством центра, который издал учебник русского истории для учителей. Я его почитал. Это могли бы издать в главполитуправлении Министерства обороны Советского Союза. То есть сплошь и рядом такая наглая ложь! Но самое главное, чтобы она была патриотичной в современном смысле этого слова. Так что о Сталине так и будут говорить, потому что давным-давно речь не о реальном Сталине. Речь о мифической фигуре, которую когда-то назвали великим и страшным, неусыпным вождём, но радеющем о благе народа и государства и справедливым. Вот эта фигура будет существовать всегда. Таково человеческое сознание.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Получается, что споры и события вокруг этой фигуры всегда будут? Никогда его не забудут?
 
М. ВЕЛЛЕР: Нет, он слишком много сделал. Петра I специально особо не насаждают, но, тем не менее, как-то помнят. Слишком крупная фигура. Как сказал бы филолог – слишком велика семантическая нагрузка на антропонимику. Это имя слишком много значит.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Почему господин Веллер не копает дальше? Кто привёл к власти большевиков? Сталин появился благодаря тому, что каждая воровская элита разворовывает нашу страну.
 
М. ВЕЛЛЕР: Кого Вы имеете в виду? Кто привёл большевиков к власти?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Интеллигенция, продажная элита.
 
М. ВЕЛЛЕР: Разумеется, никакая элита большевиков к власти не приводила. И в наши времена весьма свободного доступа к информации это нетрудно выяснить. Интеллигенцию России 1917 года можно обвинять в мягкотелости, недальновидности, в неспособности договориться, в недостатке здравомыслия и жёсткости, в неумении поставить ясную цель и добиваться её, но её нельзя обвинить в том, что она привела к власти большевиков. Потому что зарождение партии большевиков и её развитие, нарастание большевистского клубка с апреля 1917 года, попытка переворота ещё 4 июля, а потом Октябрьский переворот – это совсем другая история. Когда Керенский послал обратно Краснова – это тёмная история, но большевики к этому отношения не имели. Керенский со своей политической импотентностью на высшем уровне не тянул. Это всё равно, что Николай II подготовил все условия для того, чтобы в стране произошла сначала Февральская, а потом Октябрьская революции. Но мы не можем всё-таки судить царя за создание революционной ситуации. Так что уж не надо клепать на то, что интеллигенция привела большевиков.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Нужно ли отдать Курильские острова Японии, чтобы подписать мирный договор?» – спрашивает слушатель.
 
М. ВЕЛЛЕР: Сейчас я уже не знаю, потому что сейчас уже ничего не поможет. Первый раз я об этом писал около 20 лет назад, когда цена на нефть была 20 долларов, все были нищими. Я писал, что острова нужно обменять на большие японские займы и технологии. А сейчас уже один чёрт.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: 68% наших слушателей за Вас, 32% – против. Спасибо. У нас в гостях был Михаил Веллер, писатель.
 
М. ВЕЛЛЕР: Спасибо всем.
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/479515/

Газовые переговоры состоятся в Брюсселе 25 сентября, - ДемчишинИнвесторы увеличили вложения в Россию после решения ФРС
Просмотров: 1053

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Веллер: Если глава Коми и украл 15 млн долларов, то это не так уж много

«Нефть России», 22.09.15, Москва, 15:39   Для крутого с Рублёвки это смешно: хорошая яхта дороже стоит, поясняет писатель
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: В студии писатель Михаил Веллер. Здравствуйте!
 
М. ВЕЛЛЕР: Добрый вечер!
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Михаил Иосифович, что творится в мире? В последнее время поступает столько резонансных сообщений. Начнём с Коми, это главная тема сейчас. Коррупция не отпускает нас. Ущерб государству составил более миллиарда рублей, и эта цифра – не окончательная.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это значит примерно 12–13 млн евро. Это не астрономическая сумма, это – цена далеко не самого крутого коттеджа на Рублёвке. Это не так страшно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Так, мелочи, да?
 
М. ВЕЛЛЕР: Это же не для каждого, это только для избранных.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Но что в итоге показывают подобные процессы? Вспомним Васильеву, Хорошавина, подмосковных прокуроров. Они же все на свободе, ничем дело не закончилось. Васильеву даже обсуждать уже не хочется, история с Хорошавиным ещё непонятно, чем закончится. Ваш прогноз?
 
М. ВЕЛЛЕР: Нужно понять одну важную вещь: очень многие люди наверху, в администрации выше какого-то уровня рассматривают бюджет не как то, что принадлежит стране и должно использоваться на нужды народа, а как то, что нужно перекачивать в собственные карманы, и никак иначе. Перекачивание, разумеется, имеет свои условия и особенности. Нужно знать, с кем дружить, с кем делиться, кому кланяться и какую черту не переступать. Если ты что-то не так сделал, тебя могут прихватить. Экономическая система в стране такова, что, я боюсь, невозможно найти ни одного руководителя никакого ранга, который вообще ничего бы не нарушал. Законы так написаны: что ты ни делай, ты обязательно что-нибудь нарушишь. Тогда закон приобретает избирательное применение. Посадили вора – это правильно, но всех сразу не пересажаешь, надо с чего-то начинать. А почему не сделать так, чтобы вор сидел в тюрьме? Потому что это получается чересчур сложно. Я подозреваю, что губернатора Коми можно сажать так же, как три четвери всех прочих губернаторов. Под них только начни копать – такое посыплется! Может быть, я клевещу. Дай бог, чтобы я ошибался. Я предпочёл бы, чтобы все остальные были честными, но что-то я в это не верю. Так что он, видимо, что-то не то сделал. Потому что чтобы прокурор из-за каких-то 15 млн долларов… Что такое 15 млн долларов для крутого с Рублёвки? Смешно говорить. Хорошая яхта дороже стоит. Но народу приятно, когда у кого-то что-то экспроприируют и сажают его. Посмотрим, что будет дальше. Вот о чём они договорятся за кулисами, тем всё и закончится.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: И так все дела будут проходить?
 
М. ВЕЛЛЕР: Пока да.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Пока – это сколько?
 
М. ВЕЛЛЕР: Не знаю. Пока всё будет так, как есть, то так и будет. Как договорятся, так и будет.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что может измениться через 30 лет, например?
 
М. ВЕЛЛЕР: Через 30 лет изменится всё. Через 30 лет умрут, видимо, почти все, кому сегодня 60. Кроме того, сейчас всё меняется очень быстро. Меняется этнический состав, идеология. Что будет через 30 лет в Европе, Америке, Среднем Востоке, страшно себе представить. Выдержит ли Россия, которая стремительно растрачивает свои накопления? Тут за три-то года думать страшно. Вот тикают на Красной площади часы, и как-то зловеще они тикают, не нравится мне это тиканье. Я буду счастлив, если мы все проживём эти 997 дней до чемпионата мира по футболу, и страна будет процветающей, в ней не будет никаких потрясений. Я готов за это каждый день ставить свечку. А Вы говорите, что будет с коррупцией. Да, может, она страну-то сожрёт гораздо раньше.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что ещё может страну сожрать?
 
М. ВЕЛЛЕР: Всё. Вы знаете, жизнь такая, что всё может сожрать всё. Потому что если что-то невыгодно сильным мира сего, то это «что-то» меняется так, чтобы им было выгодно. Наше главное горе в том, что большая часть населения России невыгодна аминистративно-олигархической верхушке страны. То есть это сырьевики, которые торгуют сырьём. Нужны все, кто это сырьё добывает, кто производит самую грубую первичную обработку, пакует, транспортирует, и вся инфраструктура: охранники, шофёры, строители, которые для них строят дома, воспитатели элитных детских садов и учителя элитных школ. А все прочие не нужны, потому что они работают в убыток. Экономика немножко разваливается. Фонды страшно изношены, и в общем одни убытки. Таким образом, если богатые районы, прежде всего Западная Сибирь, подумают, что если они отделятся, то они с населением в 10 млн человек жить будут гораздо богаче Арабских Эмиратов.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: То есть Вы и такой сценарий рассматриваете?
 
М. ВЕЛЛЕР: Рассматривать надо все сценарии. Когда хороший начальник штаба представляет начальству варианты наступления, отступления, он обязан предусмотреть все варианты, чтобы не случилось 41-го года.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Мы сейчас ориентированы на Восток. Вы за или против этого?
 
М. ВЕЛЛЕР: Мы не ориентированы на Восток. Мы делаем возвратно-поступательные движения, не зная, на кого нам ориентироваться. Китай – это не тот мальчик, который будет с тобой дружить и гладить по голове, он тебя схарчит с концами. Этому государству 5000 лет, и для него 100 лет, в течение которых Россия владеет Маньчжуркой, или 150 лет, в течение которых она владеет Приморьем с Владивостоком, ничего не значат. Он убеждён, что всё это вернётся к нему обратно. Китайцев гораздо больше, они гораздо трудолюбивее, гораздо неприхотливее, они устремлены в то, что сегодня является российским Дальним Востоком и Приморьем. Так что здесь мало не покажется никому. Но здесь я совершенно бессилен. Тем более что повышения цен на нефть и газ в ближайшее время не ожидается. Все нефтепроводы, типа «Силы Сибири», оказываются убыточными. Китай никому никакой благотворительной помощи не оказывает, а наоборот, дожимает партнёра досуха. Так что эти попытки дружбы не очень перспективны, увы и ах.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Какое-то у Вас пессимистическое настроение.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это не настроение. Я пытаюсь видеть ситуацию, какая она есть. Я бы и рад сказать, что Китай – наш лучший друг, что мы вместе с ним свернём шею Америке, но для этого нужно быть чуть-чуть умственно недостаточным человеком.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: В чём наш минус, просчёт?
 
М. ВЕЛЛЕР: Каждое государство, которое что-то делает, поступает как правильно, так и нет.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Судя по тому, что Вы сказали, мы всё делаем неправильно.
 
М. ВЕЛЛЕР: Вы меня пока спросили только про Китай. Он не будет нашим большим другом, потому что он имеет абсолютно не высказываемые официально территориальные претензии. Он полагает, что он гораздо лучше справится с эксплуатацией Дальнего Востока и Приморья, чем мы. Он полагает, что хорошо бы скупить российские месторождения, а они ему уже продаются огромными пакетами акций. То есть 10, 13, 15, 17% начинают принадлежать Китаю. Потому что Китай может за них заплатить, а денег нет и не ожидается. Мы торгуем родиной, мне это не нравится. Потому что тот, кто продаёт невозобновляемое сырьё, тот на самом деле торгует родиной, этого делать нельзя.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Вопрос к слушателям: по-вашему, мы торгуем родиной или нет? Прошу голосовать.
 
С Вами согласны 91% наших радиослушателей.
 
М. ВЕЛЛЕР: О, ужас! Лучше бы я был неправ.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: А что с блокадой Крыма и Приднестровья? Крым уже закрыл три пропускных пункта с украинской стороны, то есть украинская продукция на полуостров не попадает. Все говорят о том, что никаким образом на Крым это не повлияет, на прилавках всего 5% украинской продукции, всё остальное – российское. Но сегодня появилось Приднестровье. Организаторы всего этого – «Правый сектор», «Азов», движение «Антимайдан». Появились сообщения, что по Приднестровью Киев официально дал согласие. Они сказали, что закроют один пропускной пункт, с украинской стороны. В то же время мы связывались с местным журналистом. Она рассказала, что пока граница работает в обе стороны. Если говорить о цели этих акций, по-вашему, она какова?
 
М. ВЕЛЛЕР: Давайте для начала отделим Крым от Приднестровья, они географически разные. Сначала мы имеем информационный вброс о том, что осуществляется блокада. Это первый момент. Второй момент: давайте разбираться, насколько этот вброс – который, конечно, озадачивает и раздражает население – соответствует действительности. Для этого нужно знать следующее: во-первых, сколько там всего пропускных пунктов? Если из трёх закрыли три, то закрыли все.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да, из трёх закрыли три.
 
М. ВЕЛЛЕР: Вы хотите сказать, что этих пунктов всего три? Что четвёртого вообще уже нет?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да, если верить поступающей информации.
 
М. ВЕЛЛЕР: А кто информацию даёт, кто источник?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Информагентства. И власти Крыма тоже говорят, что закрыты. Есть митинги у дома одного из организаторов.
 
М. ВЕЛЛЕР: Одну секундочку. Мы уже знаем распятого мальчика в Славянске, поэтому лучше добраться до корней. Власти Крыма – это кто? Аксёнов?
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Да.
 
М. ВЕЛЛЕР: Хорошо. Допустим, принимаем это за 100% правду. Если украинское продовольствие составляет 5% – это ерунда. Это ничего страшного. Значит, обойдёмся остальными 95%. Но если закрыта сухопутная граница, то у нас остаются самолёты и корабли. Значит, нужно иметь подтверждённую информацию о том, что 95% продовольствия в Крыму – российского производства, и доставляется по морю или по воздуху. Я такой информацией не располагаю. «Правого сектора» там несколько сотен человек. «Азов» – это только одно формирование, среднее между батальоном и полком, состав там вечно меняется, их от 700 до 2000 человек. Это – не те силы, которые могут совершать что-то в государственном масштабе. Это больше информационная фигура. Правительство Украины, насколько я знаю, решение о блокаде не принимало.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: По Крыму – нет.
 
М. ВЕЛЛЕР: Это – инициатива снизу. «Не пущают». Следовательно, что-то происходит. Я знаю, что МИД России делает запрос в МИД Украины или ещё куда-то, потому что вообще-то Министерство внутренних дел Украины, как минимум, должно заниматься блокадой или неблокадой и спрашивает: «Что это вообще такое? Это вы или не вы? Если вы приняли решение, давайте с вами разговаривать. Если не вы, то почему не восстанавливаете порядок?» Это можно списать на какую-то странную анархию во всём. Далее. Если Украину называют фашистской хунтой, то какие могут быть претензии к ней? Если на Украине законное правительство, если Россия и Украина не находятся в состоянии войны, поддерживают дипломатические отношения, хотя и не самые тёплые, поддерживают торговые отношения, это – одно. Если на Украине произошёл кровавый военный переворот, в результате которого изгнали законного президента, и там правит фашистская хунта, какие к фашистской хунте могут быть претензии? Нужно собирать мировое ополчение и свергать эту хунту. А если мировое ополчение говорит, что её нет, то нужно сесть за круглый стол в Ассамблее ООН и решить, фашисты это или нет. Нужно же как-то решить для себя, что мы делаем. А то мы начали делать, и получается, что каждый следующий шаг несёт какие-то дополнительные сложности. Понятно, что росийско-украинские отношения завязаны не только на Крым, но и на Донбасс. А сейчас ещё и на Приднестровье. Довольно глупо думать обеим сторонам, что в чём-то может быть очень плохо, а в чём-то другом в этих же отношениях – очень хорошо. Так не бывает. Отношения распространяются на всё. Когда только собирались проводить референдум в Крыму, велись разговоры о том, что крымские татары, у которых свой анклав, которые могут проголосовать против вхождения в состав России, не должны притесняться, потому что их уже выселяли в сталинские времена. Это – достаточно спаянная община, и не надо вообще людей трогать и обижать зря. Тем не менее, снова наступили на те же грабли. Упомянутого много раз Джемилева, который был лидером всей этой общины крымских татар, запретили пускать на российскую территорию в Крым. Очень странно после этого ожидать, что он будет любить российскую власть в Крыму. Российская власть считает опасным и политически враждебным агентом Джемилева, а он, очевидно, симметрично относится к российской власти. Я не знаю, зачем его выслали, я не очень в курсе всех этих отношений, но проблемы решаются на мягких лапах и в мягких перчатках. Потому что любое действие вызывает ответное действие. Так что я не совсем понимаю, что там происходит с этой блокадой. Если 5%, то ничего страшного, а вот если не 5%, то это совсем другое дело. Потому что очень трудно на слово верить чему бы то ни было. Мы верили, что фашистская Германия – враг всему. С 24 августа 1939 года нас обязали верить, что любимый фюрер трудящихся немцев – лучший друг Сталина. С 22 июня 1991 всё оказалось наоборот и ещё хуже. Товарищ Берия был полгода верным ленинцем, а потом оказался английским шпионом, и его расстреляли по приказу товарища Маленкова. А потом товарищ Хрущёв устроил съезд, оказался «лысым кукурузником» и так далее. Я боюсь подумать, что скажет история о наших днях. Но российская история никогда не бывает ласковой к фигурам прошедших времён и всегда обличает их во лжи и всяких нехороших вещах. Так что я не знаю насчёт блокады. Что касается Приднестровья, возникает вопрос: а чего вы ждали, когда затевали всю эту историю? Когда вы собирали людей, эти люди куда-то исчезли с телеэкранов. Я помню какого-то коротко стриженого чернявого молодого человека, который вопил: «Это фашисты! Идёт борьба с фашизмом!». Куда он исчез? Откуда его взяли и куда задвинули? Где отважный солдат Моторола, который, судя по всему, действительно хороший солдат, хладнокровный, распорядительный? Плохо другое – никто уже не помнит, как его зовут, а Моторола – абсолютно не русское слово. Много месяцев шли бои. Совершенно понятно, чем стреляли ополченцы. Тем, что завозили из России. При этом говорили, что кроме гуманитарных конвоев, ничего нет. Мой любимый литературный герой старший лейтенант Таманцев говорил: «Это всё – байки для дефективных детишек».
 
И вот теперь Приднестровье. Нам нужно было его поддерживать, охранять, кормить, снабжать. Если туда только через Молдавию и Украину можно попасть, нужно было иметь приличные отношения с ними. Если напрочь испортили отношения, то зачем теперь рвать волосы? Теперь нужно или думать о том, как улучшать отношения, или Приднестровья больше не будет. Потому что в условиях блокады Приднестровье существовать не может. А когда «Азов» и «Правый сектор» блокируют Крым, то Порошенко вправе заявить: «Мы тут не при чём, я их не контролирую. Это – инициатива снизу, мы не можем запрещать людям изъявлять свою волю. Мы их оружием не снабжали. Если вам не нравится, то идите и договаривайтесь с начальством «Азова» и «Правого сектора». Это абсолютно симметрично тому, что Порошенко должен договариваться с начальниками республик.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Запустим голосование. Вы согласны с тем, что куда Россия пошла, то и получила, или нет? Прошу голосовать наших радиослушателей. Сообщение от слушателя: «Когда это Гитлер был другом?»
 
М. ВЕЛЛЕР: Когда 23 августа 1939 года Молотов и Риббентроп подписали договор между Советским Союзом и Третьим рейхом, а к договору прилагался тайный протокол, то после этого сначала было выпито шампанское за здоровье товарища Сталина по предложению Риббентропа, потом по предложению товарища Сталина – за здоровье любимого друга Адольфа Гитлера. Далее они поздравляли друг друга с днём рождения, с военными победами по поводу Польши. Это очень легко узнать тем, у кого есть доступ к газете «Правда» за 1939–1941 годы. Сейчас времена относительно открытые, поэтому при помощи интернета это можно посмотреть. И тогда была масса случаев, когда прежде всего армейские замполиты, а затем и штатские парторги спрашивали: «Как же мы людям объясним? Мы же говорили только вчера, что Германия – это наш враг». Им отвечали: «А вот так и говорите». И говорили. Потому что за иное в те времена сажали и расстреливали мгновенно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Как Вы считаете, можно ли назвать главу государства Российская Федерация современным олигархом, и сколько он ориентировочно получает, будучи практически главой «Газпрома»? И второй вопрос: как Вы думаете, что бы сделали немецкие танки в эту пору, когда страной бы управляли люди, подобные главе государства Владимиру Владимировичу Путину?
 
М. ВЕЛЛЕР: Я не располагаю никакой информацией о том, сколько получает Якунин, Сечин, Путин и иже с ними. Навальный наверняка знает больше, потому что у него агентства, которые собирают информацию, имеют свои каналы. Зарплата президента Америки 200 тысяч долларов, а насчёт России я не в курсе. Что касается доходов «Газпрома», и тут я информацией не располагаю. Как всё это оформляется, через кого перекладывается, кто конечные бенефициары этого всего, я не имею представления.
 
Что касается олигарха. Олигарх – это несколько другое. Это – финансово-экономическая фигура, которая осуществляет реальную власть. Здесь немного обратный ход, когда у нас люди, которые пришли во власть, стали богатеть. Есть небольшая разница, хотя со временем она стирается. Не так важно, что было в начале, а важен результат.
 
Что было бы в 41-м году? Во-первых, это – чистая картинка о том, что если слон влезет на кита, кто кого поборет. Это совершенно понятно. Но отвечаю: думаю, что все бы разбежались, спасая своё собственное имущество. Надо понимать, что товарищ Сталин при всех своих отрицательных чертах, при всех своих несомненных кровавых преступлениях, был фигурой государственного масштаба и мыслил государственными категориями. Поэтому он носил стоптанные сапоги, у него практически не было личного имущества. У него вся страна была личным имуществом. В гробу он видал золотые часы и что-либо подобное. Но если почитать мемуары, которые опубликованы сейчас, целый ряд партийных деятелей летом 1941 года драпал впереди войск, впереди мирного населения. Они грузили какие-то пианино, шкафы, кадки с фикусами на грузовики. И только отдельных храбрых командиров выкидывали под наганом из машин и реквизировали эти машины для армейских нужд. Так что, конечно, все разбежались, можно в этом не сомневаться.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: По итогам голосования 58% слушателей считают, что Россия сама виновата. 42% не согласны с этим.
 
М. ВЕЛЛЕР: Я рад, что хотя бы 42%. Потому что оказываться умным не всегда приятно.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Много рассказывали о том, что Крым был продан Сталиным, и индустриализация проводилась на деньги с определённого капитала. И Гарриман доказывал, что второй фронт будет открыт, если Сталин даст конкретное обещание, что «крымской Калифорнии» быть. Верите ли Вы в эту историю? И второй момент. Как Вы считаете, почему Сталин не только преследовал не только врагов народа, но и их жён и детей?
 
М. ВЕЛЛЕР: Что касается Крыма, могу вам сказать, что это всё – бред сивой кобылы. И близко ничего подобного не было. В 20-е годы в Крыму была Еврейская автономная республика, а потом к Израилю это всё не имело никакого отношения. Хрущёвская передача Крыма – это чисто хозяйственный, бюрократический вопрос, чтобы всё не переводить через министерство мелиорации как российское, так и украинское.
 
Что касается расстрелов, осталась прекрасная книга Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым», в которой Молотов говорит, что, конечно, нужно было их убирать, потому что они были источником беспокойства, разных слухов, а надо было, чтобы всё было тихо и спокойно. Нет человека – нет проблем, а жизнь не стоила ничего.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Сегодня в Госдуму должен быть внесён законопроект о том, что реабилитация сталинизма должна быть приравнена к экстремизму. Какие у Вас мысли возникли на этот счёт?
 
М. ВЕЛЛЕР: Когда-то у Аркадия Райкина была чудесная миниатюра «Мастер по ремонту холодильников», когда он открывает холодильник и говорит: «Милые мои, да у вас все провода в разные стороны!» Вот это про Думу. С одной стороны приравнивание сталинизма к гитлеризму должно уже уголовно преследоваться и наказываться. С другой стороны, они хотят, чтобы реабилитация сталинизма тоже была наказана. Они вообще чего хотят? Пусть они сначала договорятся между собой. Дело в том, что у нас официально практически никакого осуждения сталинизма не было. Был секретный доклад Хрущёва, который читали по всем парторганизациям страны, и все его отлично знали. Хрущёв, который был в крови по ноздри, как и они все, который просил удвоить ему квоту на расстрелы на Украине, сказал, что они все в белом, и списали всё на одного Сталина. А они были сталинского гнезда птенцы, стервятники. Вот такие государственные деятели. Не был осуждён ни один расстрельщик, ни один из тех, кто пытал ни в чём не повинных людей. Все были прикрыты и благополучно умерли на соответствующих высоких ведомственных или персональных пенсиях.
 
За коммунистической партией есть большие свершения, но есть и преступления, начиная с расстрела учредительного собрания 4 января 1918 года, что можно считать началом Гражданской войны. Хотя вообще октябрьский нелигитимный переворот был началом Гражданской войны. Как устраивается легитимность – кто здоровее, тот и устанавливает законы. Так вот что касается Сталина, надо же сначала как-то договориться, потому что люди, которые были верными членами КПСС и должны были искоренять религию, «опиум для народа», оказывается, всю жизнь были такими православными, практически святыми. Мне понравилось, как Энтео сказал несколько ласковых слов Проханову, при том, что я к Александру Андреевичу отношусь с огромной симпатией: «Коммунисты, которые перестреляли всех священников, теперь говорят, что они – христиане». С примером Сталина то же самое. Давайте разберёмся, кто он есть. Но архивы не откроют никогда. У нас традиция такая, что с древнейших времён архивы не открыты, потому что история постоянно фальсифицируется. Я вчера знакомился с производством центра, который издал учебник русского истории для учителей. Я его почитал. Это могли бы издать в главполитуправлении Министерства обороны Советского Союза. То есть сплошь и рядом такая наглая ложь! Но самое главное, чтобы она была патриотичной в современном смысле этого слова. Так что о Сталине так и будут говорить, потому что давным-давно речь не о реальном Сталине. Речь о мифической фигуре, которую когда-то назвали великим и страшным, неусыпным вождём, но радеющем о благе народа и государства и справедливым. Вот эта фигура будет существовать всегда. Таково человеческое сознание.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Получается, что споры и события вокруг этой фигуры всегда будут? Никогда его не забудут?
 
М. ВЕЛЛЕР: Нет, он слишком много сделал. Петра I специально особо не насаждают, но, тем не менее, как-то помнят. Слишком крупная фигура. Как сказал бы филолог – слишком велика семантическая нагрузка на антропонимику. Это имя слишком много значит.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: Примем звонок. Здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Почему господин Веллер не копает дальше? Кто привёл к власти большевиков? Сталин появился благодаря тому, что каждая воровская элита разворовывает нашу страну.
 
М. ВЕЛЛЕР: Кого Вы имеете в виду? Кто привёл большевиков к власти?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Интеллигенция, продажная элита.
 
М. ВЕЛЛЕР: Разумеется, никакая элита большевиков к власти не приводила. И в наши времена весьма свободного доступа к информации это нетрудно выяснить. Интеллигенцию России 1917 года можно обвинять в мягкотелости, недальновидности, в неспособности договориться, в недостатке здравомыслия и жёсткости, в неумении поставить ясную цель и добиваться её, но её нельзя обвинить в том, что она привела к власти большевиков. Потому что зарождение партии большевиков и её развитие, нарастание большевистского клубка с апреля 1917 года, попытка переворота ещё 4 июля, а потом Октябрьский переворот – это совсем другая история. Когда Керенский послал обратно Краснова – это тёмная история, но большевики к этому отношения не имели. Керенский со своей политической импотентностью на высшем уровне не тянул. Это всё равно, что Николай II подготовил все условия для того, чтобы в стране произошла сначала Февральская, а потом Октябрьская революции. Но мы не можем всё-таки судить царя за создание революционной ситуации. Так что уж не надо клепать на то, что интеллигенция привела большевиков.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: «Нужно ли отдать Курильские острова Японии, чтобы подписать мирный договор?» – спрашивает слушатель.
 
М. ВЕЛЛЕР: Сейчас я уже не знаю, потому что сейчас уже ничего не поможет. Первый раз я об этом писал около 20 лет назад, когда цена на нефть была 20 долларов, все были нищими. Я писал, что острова нужно обменять на большие японские займы и технологии. А сейчас уже один чёрт.
 
С. АНДРЕЕВСКАЯ: 68% наших слушателей за Вас, 32% – против. Спасибо. У нас в гостях был Михаил Веллер, писатель.
 
М. ВЕЛЛЕР: Спасибо всем.

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.