Одиннадцатая жур-лотерея: 47 вопросов В.Путину в прямом эфире

События
«Нефть России», 19.12.15, Москва, 02:30    Вот и состоялась очередная пресс-конференция президента РФ. Утром 17 декабря в одном из новостных выпусков пожилой журналист назвал это мероприятие лотереей для участников. Весьма точно. Да и как иначе, если изначально было известно, что до микрофона сможет дорваться примерно один из 30 присутствующих. Тем не менее все аккредитованные, попавшие в разное время в телевизионный кадр - до, во время или после события, излучали радость, сплошной позитив и какую-то противоестественную вдохновленность.
 
СООТВЕТСТВУЮЩИЙ настрой задал и сам президент - уже в ответе на первый вопрос (когда кризис закончится) он рассказал бородатый анекдот и отчитался об успехах. Здесь ничего нового услышать не удалось - стабилизация деловой активности, финансовой системы, уровня безработицы, рост продукции сельского хозяйства, добычи нефти, угля, электроэнергии и т.д. Разумеется, упомянул Путин и об индексации пенсий в 2015 году как о каком-то великом достижении. Непонятно, почему столь настойчиво и последовательно и президент, и премьер хвалятся исполнением законодательства. Банкам и некоторым олигархам ничего не обещали, законов не принимали заранее, а отстегнули столько, что с дефицитом бюджета еще года два бороться будем - и не хвастаются.
 
Кстати, позднее, отвечая на вопрос об индексации пенсий в 2016 году, Путин как-то неуверенно пообещал постараться проиндексировать их на уровень инфляции 2016 же года. Видимо, это оговорка. В текущем году проиндексировать можно только на плановый (а не на фактический) уровень инфляции. То есть, если вторая индексация и будет, то она ограничится двумя-тремя процентами, а не 10-11 (на инфляцию 2015-го). При этом в президентских словах и интонациях не прозвучало каких-либо извиняющихся ноток. То есть, несоблюдение закона в отношении социально незащищенных групп населения - норма, а соблюдение - подвиг.
 
Затем, сразу же, видимо, для того, чтобы пресечь любые вероятные инсинуации и спекуляции, президент заявил, что поддерживает политику ЦБ и правительства по обеспечению макроэкономической стабильности. Интересно, а как, по мнению президента, выглядит макроэкономическая нестабильность?
 
По мнению президента, понизить ключевую ставку административным путем нельзя (а повысить, получается - запросто?). А то, что на Западе низкие ставки - так это они-де специально делают. Они с дефляцией борются, а не с инфляцией.
 
Не иначе ВШЭ нашептала подобное объяснение. А не наоборот ли? Не попутаны ли здесь причина и следствие - "за бугром" потому и борются с дефляцией, что ключевые ставки нулевые или отрицательные, а центробанки (или структуры им аналогичные) со своими задачами справляются?
 
Что же до правительства, то президент, по его словам, бережно относится к людям, а кадровая чехарда - негативна. То есть, фактически другими словами изложил известную поговорку о том, что коней на переправе не меняют. Почему-то те, кто вспоминает эту избитую истину, забывает, что в соответствии с другой поговоркой, данное правило не распространяется на загнанных лошадей...
 
Все вопросы, заданные Путину, можно условно разделить на три группы:
 
- вопросы внешней политики;
 
- вопросы экономического и финансового характера;
 
- вопросы, касающиеся проблем социальной сферы.
 
С первой группой вопросов многое можно было предсказать заранее - будет небольшой отчет об успехах, о росте влияния России на международной арене, будет немного антизападной риторики (антиамериканской поменьше, антитурецкой - побольше, досталось также Украине, Грузии и лично Саакашвили, Болгарии и немного Египту) и т.д. С высокой степенью вероятности можно было предположить, что очевидный и недоуменный вопрос - почему так получается, что каждый очередной успех во внешней политике приводит к росту цен внутри страны и неизменным изменениям номенклатуры потребительских товаров и структуры потребляемых услуг - так и не прозвучит. Он и не прозвучал.
 
Какую-либо свежую информацию из ответов на такие вопросы вряд ли можно было почерпнуть - все варианты разобраны и перебраны многочисленными экспертами, политологами, депутатами и чиновниками на всех федеральных телеканалах, даже новостные выпуски до 80 процентов времени отдают новостям из неспокойных зарубежных регионов.
 
Относительно новым и настораживающим явилось длинное рассуждение Путина по поводу ненужности военной базы в Сирии. Кажется, сейчас не самый удачный момент для таких заявлений. Да и урок Камрани и Лурдеса можно бы уже и усвоить....
 
Вопросов на международную тематику оказалось больше половины.
 
Была и еще одна группа вопросов, из тех, про которые говорят "ни уму ни сердцу", как же без них! Неясно, что хотели продемонстрировать модераторы пресс-конференции, пропуская такие пустышки, - то ли успехи российского ТВ в деле дальнейшего зомбирования населения, то ли средний интеллектуальный уровень собранных журналистов, то ли простоту и доступность высшего должностного лица. Ясно одно, что никакой информативной нагрузки ни эти вопросы, ни ответы на них не несли. Но можно себе представить раздражение и растерянность тех, кто подготовил вопросы нужные и интересные, а задать их так и не смог - время на пустоту было потрачено.
 
К таким вопросам вполне можно отнести вопросы про наименование главы Татарстана, про отца Турчака, про дочерей Путина, про разговорник, подаренный Мутко, и про отношения с новым американским президентом и, наверно, про офицерские кортики (после ответа на который Путин неожиданно прекратил пресс-конференцию и ушел).
 
Не могло не броситься в глаза и обилие (по моим наблюдениям - не менее пяти) вопросов на криминальную тематику, вопросов, авторы которых фактически требовали от Путина оказать давление на правоохранительные органы и суд. В правовом государстве ситуация немыслимая. А у нас, видимо, степень доверия правоохранительным и судебным органам дошла до самого нижнего уровня и прошла точку невозврата. Президенту пора делать какие-то выводы, но он ограничивался не очень внятными и однозначными комментариями конкретных ситуаций.
 
Таким образом, вопросов, которые были бы интересны широкому кругу зрителей и слушателей, оказалось обидно мало. Тем не менее по тем вопросам, которые прошли, мнение президента было услышать любопытно.
 
ОДНИМ из таких вопросов был вопрос о "Платоне", системе сбора платы с большегрузных автомобилей. Путин не стал мудрствовать и повторил те же аргументы, что неделей ранее озвучил Медведев, - о необходимости вывести сферу перевозок из "серой зоны", о том, как серьезно большегрузы разрушают дорожное покрытие, о том, что во многих странах такая плата давно введена и т.п. От себя добавил рассказ о том, какие устройства куда устанавливаются и какие из них должны устанавливаться бесплатно.
 
Было предложено и два выхода из ситуации - решения, позволяющие минимизировать нагрузку на карманы и кошельки дальнобойщиков.
 
Первое - отмена транспортного налога для дальнобойщиков. Замену нельзя назвать адекватной. Ставка транспортного налога на грузовые автомобили мощностью свыше 250 л.с. - 8 руб. 50 коп. Регионам предоставлено право увеличивать ее в 10 раз. То есть, за автомобиль мощностью 350 л.с. сумма налога составит примерно от трех до 30 тыс. руб. Системе "Платон" эту сумму надо будет уплатить (после марта 2016 г.) за проезд на расстояние от одной до 10 тыс. км в год. Но даже не это главное. Сбор, уплачиваемый через "Платон", поступает в федеральный дорожный фонд, а транспортный налог - налог региональный.
 
Как регионы отреагируют на изъятие очередного источника формирования своих бюджетов, даже предположить трудно.
 
Другое решение, которое предложил президент, - переход на патентную систему налогообложения. Только он забыл упомянуть две детали. Во-первых, на эту систему могут перейти только индивидуальные предприниматели. Во-вторых, их годовой (потенциальный) доход не должен превышать одного миллиона рублей. С учетом среднего уровня оплаты услуг перевозки - 30 руб. за км получается, что указанную предельную сумму дальнобойщик может заработать, сидя за рулем по восемь часов в день семь дней в месяц (если обратный маршрут пустой 14 дней в месяц). Возможно, есть и такие дальнобойщики, но почему-то представляется, что перевозки для них не единственный вид деятельности.
 
Кстати, если дальнобойщик перейдет на патент и потенциальный доход будет установлен по максимальному размеру (один миллион рублей), в бюджет он заплатит 60 тыс. руб., а "Платону" - около 100 тыс. руб. (если доход будет меньше, соотношение не изменится - 0,6 : 1,0). Насколько увеличивается фискальная нагрузка с введением сбора, нетрудно посчитать.
 
От вопроса про дороговизну проезда по новой трассе Москва-Петербург, заданного в одном блоке с вопросом про "Платон", Путин просто уклонился.
 
А вот с вопросом о платных парковках в Москве афронт получился.
 
Президент сначала одобрил действия московских властей: "Во всех крупных мегаполисах решить проблему не удается иным способом, кроме как введением этих парковок". А потом разделил ответственность мэрии с муниципалитетами: "Парковки и цены на них устанавливаются не просто директивным указанием мэрии Москвы, а по согласованию с муниципалитетом, с районом". На эту эскападу практически мгновенно отреагировал В. Рашкин - спустя всего полчаса в интернете появилось его заявление о том, что ничего муниципальные депутаты не согласовывают. Не думаю, что президент здесь неудачно сымпровизировал. Скорее всего, некачественную информацию подкинул кто-то из руководства Москвы или кто-то из московских единороссов. С какой целью, неясно. Только получилось очень уж неловко.
 
При проведении подобных пресс-конференций у зрителей должно складываться мнение, что президент прекрасно ориентируется в проблемах как государства в целом, так и каждого региона, каждой отрасли, ведомства. После ответа на вопрос об использовании средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) в этом можно усомниться.
 
Президент весьма бодро рассказал, на что были потрачены средства ФНБ в 2015 году: 150 миллиардов - на развитие Транссиба и БАМа, еще 150 млрд - кольцевая дорога вокруг Москвы, какие-то средства (сумма не названа) выделены Росатому на строительство атомной электростанции в Финляндии, и еще 180 миллиардов в РФПИ вложено.
 
На самом деле все немного не так (все данные открытые - размещены на официальном сайте Минфина России): 26 млрд руб. размещено на депозите в банке ВТБ, 38, 4 млрд руб. - на депозите в Газпромбанке, на 50 млрд руб. приобретены привилегированные акции ОАО РЖД, на 57, 5 млрд руб. приобретены привилегированные акции АО "Атомэнергопром", 9,4 млрд руб. перечислено в федеральный бюджет на софинансирование добровольных пенсионных накоплений граждан РФ.
 
И еще 150 млрд руб. вложено в облигации ОАО "Ямал СПГ".
 
Позже, отвечая на вопрос журналиста ЯНАО о необходимости строительства дорог, президент ушел от темы вопроса и, похоже, начал рассказывать именно о проекте, реализуемом через "Ямал-СПГ". При этом о возможности бюджетных вливаний сказал буквально следующее: "Вопрос про бюджетное финансирование, конечно, требует дополнительного изучения, имея в виду бюджетные ограничения...". А вопрос-то, оказывается, не просто изучен, но и решен, деньги не просто выделены, но и освоены.
 
Интересно, кто подсунул президенту абсолютно некачественную информацию об использовании средств ФНБ? Или скрыл ее? А может быть, просто поторопились с внесением изменений в статью 277 Бюджетного кодекса РФ (Федеральным законом 311-ФЗ прошлого года) - не готов наш Минфин к такому расширению собственных полномочий...
 
Интересны путинские представления и об уровне отечественного авиастроения. Для начала он привычно лягнул советский период ("Конечно, ведь в Советском Союзе развивали прежде всего боевую авиацию, а потом приспосабливали ее к гражданским нуждам"), а потом заявил, что "мы должны ориентировать всех наших производителей, в том числе и производителей авиационной техники, на то, чтобы они добивались такого качества производства, которое бы создавало конкуренцию их партнерам во всем мире". А разве упомянутый в вопросе Ил-96 не способен создать такую конкуренцию? Разве он хуже 747-го Боинга или 300-го Аэрбаса, которые выпущены 20 годами ранее, и которыми (в силу их дешевизны) переполнены российские аэропорты и воздушные линии? Ну, а замечание о том, что для достижения цели надо обязательно работать с китайскими товарищами, похоже на неудачную шутку.
 
Также ко второй группе вопросов можно отнести вопрос об уровне зарплат топ-менеджмента государственных компаний. Путин довольно скучно воспроизвел тезис, неоднократно озвученный им ранее: дескать, управление такими компаниями требует привлечения очень квалифицированных работников (в том числе и иностранных). При этом он и сам, скорее всего, понимает неубедительность и уязвимость подобного аргумента. Ну не может самый гениальный топ-менеджер в десятки, а то и в сотни тысяч раз работать эффективнее среднестатистического квалифицированного работника. Но, видимо, уровень оплаты труда вечно голодных олигархов (в том числе и от власти) уже не номенклатура президента... Не советуются с ним по этому поводу. И не боятся...
 
На вопрос о дисбалансе региональных бюджетов Путин также фактически не ответил. Сначала сказал, что задача региональных властей прежде всего и заключается в исполнении социальных обязательств перед населением. Потом, видимо, понял, что эту задачу без развития экономики не выполнить, начал что-то говорить про создание условий, про льготы, ТОРы, бюджетные и коммерческие кредиты. В общем, сделал вид, что не понял, что вопрос-то о перераспределении налоговых поступлений в пользу регионов.
 
СОЦИАЛЬНЫЕ вопросы фактически свелись к обсуждению проблемы повышения пенсионного возраста и индексации пенсий работающим пенсионерам.
 
По первому вопросу президент высказался крайне неопределенно, хотя и попытался обосновать необходимость повышения пенсионного возраста примитивным и замшелым аргументом - о старении нации и увеличении удельного веса пенсионеров в общей численности населения. Такой аргумент может быть принят только при одном допущении - если в перспективе не предполагается роста производительности труда и роста заработной платы работников. В Советском Союзе продолжительность жизни тоже ведь стремительно увеличивалась и число пенсионеров неуклонно росло. Но пенсия постоянно повышалась, а собранных взносов хватало на всё. Для того, чтобы проблем с финансированием пенсий не было, достаточно только создать такие условия для экономического развития, при котором производительность труда и средняя заработная плата растут темпами, превышающими темпы инфляции, а пенсии индексируются на уровень инфляции. Если бы из некогда обещанных Путиным 25 млн высокотехнологичных рабочих мест была создана хотя бы половина, а работники, занятые на этих местах, получали бы достойную зарплату, никаких проблем с наполнением Пенсионного фонда мы бы не испытывали.
 
Про отмену индексации пенсий работающим пенсионерам Путин говорил как о свершившемся факте, хотя соответствующий закон еще не принят. Но, видимо, президент твердо верит в нерушимый блок ЕР и ОНФ, который дружно протащит этот закон, а пиариться будет по другим поводам.
 
Здесь президент поправил премьера, но как-то не до конца. Он признал, что в советское время были категории работников, которым пенсия выплачивалась без ограничений, но назвал только младший медицинский персонал и персонал учреждений культуры. Хотя на самом деле для культуры таких исключений не было, а вот младшему обслуживающему персоналу (дворники, уборщицы, вахтеры и т.п.) и рабочим ограничения установлены не были.
 
Зато можно считать положительным фактом то, что президент разъяснил не очень удачно сформулированную норму закона (проекта закона) об индексации пенсий после выхода работавшего пенсионера на пенсию - пенсия будет проиндексирована за весь период работы - так, как если бы пенсионер на работу не выходил.
 
Также к вопросам на социальную тематику, наверно, можно отнести вопрос про тарифы ЖКХ. И здесь президент ответил не совсем по теме. Он стал успокаивать зрителей тем, что в 2016 году рост тарифов ЖКХ не превысит четырех процентов (правда, оговорился, что это "не касается коммунальных платежей, связанных с обслуживанием дома, с вывозом мусора и так далее"). А так как пенсии тоже будут проиндексированы на те же четыре процента, то как минимум для пенсионеров ничего не изменится. Но вопрос-то был о другом - о том, что реальная заработная плата втрое-вчетверо ниже той, которую показывают в отчетности региональные чиновники, что ее уже сегодня не хватает на оплату услуг ЖКХ и первоочередные нужды (а индексировать зарплату в 2016 г. никто не собирается), что под льготу подпадают далеко не все, и не во всех муниципалитетах есть деньги, чтобы помочь всем, кто реально нуждается.
 
То есть, автор вопроса завуалированно призывал президента принять меры по снижению уровня тарифов (а не к снижению темпов их роста). Путин и здесь ушел от ответа и каких-то конкретных обещаний, дополнив сравнение роста пенсий и роста тарифов ЖКХ никому не нужными рассуждениями на общие темы.
 
Это, пожалуй, всё, что в той или иной мере касается повседневной жизни народа.
 
Подводя итог, можно сделать вывод: Путин недвусмысленно дал понять, что до конца его президентского срока экономическая и социальная политика не изменится, все невежественные и ленивые чиновники останутся на своих местах, что олигархи будут богатеть (в том числе и прежде всего за счет бюджетных средств), широкие народные массы будут нищать и далее, а социально незащищенные категории будут влачить существование, с каждым годом становящееся все более жалким.
 
До очередных выборов в Госдуму осталось менее девяти месяцев. И, наверно, уже пора прорабатывать новые способы и методы политической борьбы, которые позволят отогнать от кормушки вечно голодную партию власти, а страну - вернуть на путь объективного цивилизационного развития, с которого мы так опрометчиво свернули четверть века назад...
 
В. Р. Захарьин
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/492726/

Доллар держится за 70Изношенность энергосетей Крыма не позволяет прорвать энергоблокаду полуострова
Просмотров: 2962

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Одиннадцатая жур-лотерея: 47 вопросов В.Путину в прямом эфире

«Нефть России», 19.12.15, Москва, 02:30   Вот и состоялась очередная пресс-конференция президента РФ. Утром 17 декабря в одном из новостных выпусков пожилой журналист назвал это мероприятие лотереей для участников. Весьма точно. Да и как иначе, если изначально было известно, что до микрофона сможет дорваться примерно один из 30 присутствующих. Тем не менее все аккредитованные, попавшие в разное время в телевизионный кадр - до, во время или после события, излучали радость, сплошной позитив и какую-то противоестественную вдохновленность.
 
СООТВЕТСТВУЮЩИЙ настрой задал и сам президент - уже в ответе на первый вопрос (когда кризис закончится) он рассказал бородатый анекдот и отчитался об успехах. Здесь ничего нового услышать не удалось - стабилизация деловой активности, финансовой системы, уровня безработицы, рост продукции сельского хозяйства, добычи нефти, угля, электроэнергии и т.д. Разумеется, упомянул Путин и об индексации пенсий в 2015 году как о каком-то великом достижении. Непонятно, почему столь настойчиво и последовательно и президент, и премьер хвалятся исполнением законодательства. Банкам и некоторым олигархам ничего не обещали, законов не принимали заранее, а отстегнули столько, что с дефицитом бюджета еще года два бороться будем - и не хвастаются.
 
Кстати, позднее, отвечая на вопрос об индексации пенсий в 2016 году, Путин как-то неуверенно пообещал постараться проиндексировать их на уровень инфляции 2016 же года. Видимо, это оговорка. В текущем году проиндексировать можно только на плановый (а не на фактический) уровень инфляции. То есть, если вторая индексация и будет, то она ограничится двумя-тремя процентами, а не 10-11 (на инфляцию 2015-го). При этом в президентских словах и интонациях не прозвучало каких-либо извиняющихся ноток. То есть, несоблюдение закона в отношении социально незащищенных групп населения - норма, а соблюдение - подвиг.
 
Затем, сразу же, видимо, для того, чтобы пресечь любые вероятные инсинуации и спекуляции, президент заявил, что поддерживает политику ЦБ и правительства по обеспечению макроэкономической стабильности. Интересно, а как, по мнению президента, выглядит макроэкономическая нестабильность?
 
По мнению президента, понизить ключевую ставку административным путем нельзя (а повысить, получается - запросто?). А то, что на Западе низкие ставки - так это они-де специально делают. Они с дефляцией борются, а не с инфляцией.
 
Не иначе ВШЭ нашептала подобное объяснение. А не наоборот ли? Не попутаны ли здесь причина и следствие - "за бугром" потому и борются с дефляцией, что ключевые ставки нулевые или отрицательные, а центробанки (или структуры им аналогичные) со своими задачами справляются?
 
Что же до правительства, то президент, по его словам, бережно относится к людям, а кадровая чехарда - негативна. То есть, фактически другими словами изложил известную поговорку о том, что коней на переправе не меняют. Почему-то те, кто вспоминает эту избитую истину, забывает, что в соответствии с другой поговоркой, данное правило не распространяется на загнанных лошадей...
 
Все вопросы, заданные Путину, можно условно разделить на три группы:
 
- вопросы внешней политики;
 
- вопросы экономического и финансового характера;
 
- вопросы, касающиеся проблем социальной сферы.
 
С первой группой вопросов многое можно было предсказать заранее - будет небольшой отчет об успехах, о росте влияния России на международной арене, будет немного антизападной риторики (антиамериканской поменьше, антитурецкой - побольше, досталось также Украине, Грузии и лично Саакашвили, Болгарии и немного Египту) и т.д. С высокой степенью вероятности можно было предположить, что очевидный и недоуменный вопрос - почему так получается, что каждый очередной успех во внешней политике приводит к росту цен внутри страны и неизменным изменениям номенклатуры потребительских товаров и структуры потребляемых услуг - так и не прозвучит. Он и не прозвучал.
 
Какую-либо свежую информацию из ответов на такие вопросы вряд ли можно было почерпнуть - все варианты разобраны и перебраны многочисленными экспертами, политологами, депутатами и чиновниками на всех федеральных телеканалах, даже новостные выпуски до 80 процентов времени отдают новостям из неспокойных зарубежных регионов.
 
Относительно новым и настораживающим явилось длинное рассуждение Путина по поводу ненужности военной базы в Сирии. Кажется, сейчас не самый удачный момент для таких заявлений. Да и урок Камрани и Лурдеса можно бы уже и усвоить....
 
Вопросов на международную тематику оказалось больше половины.
 
Была и еще одна группа вопросов, из тех, про которые говорят "ни уму ни сердцу", как же без них! Неясно, что хотели продемонстрировать модераторы пресс-конференции, пропуская такие пустышки, - то ли успехи российского ТВ в деле дальнейшего зомбирования населения, то ли средний интеллектуальный уровень собранных журналистов, то ли простоту и доступность высшего должностного лица. Ясно одно, что никакой информативной нагрузки ни эти вопросы, ни ответы на них не несли. Но можно себе представить раздражение и растерянность тех, кто подготовил вопросы нужные и интересные, а задать их так и не смог - время на пустоту было потрачено.
 
К таким вопросам вполне можно отнести вопросы про наименование главы Татарстана, про отца Турчака, про дочерей Путина, про разговорник, подаренный Мутко, и про отношения с новым американским президентом и, наверно, про офицерские кортики (после ответа на который Путин неожиданно прекратил пресс-конференцию и ушел).
 
Не могло не броситься в глаза и обилие (по моим наблюдениям - не менее пяти) вопросов на криминальную тематику, вопросов, авторы которых фактически требовали от Путина оказать давление на правоохранительные органы и суд. В правовом государстве ситуация немыслимая. А у нас, видимо, степень доверия правоохранительным и судебным органам дошла до самого нижнего уровня и прошла точку невозврата. Президенту пора делать какие-то выводы, но он ограничивался не очень внятными и однозначными комментариями конкретных ситуаций.
 
Таким образом, вопросов, которые были бы интересны широкому кругу зрителей и слушателей, оказалось обидно мало. Тем не менее по тем вопросам, которые прошли, мнение президента было услышать любопытно.
 
ОДНИМ из таких вопросов был вопрос о "Платоне", системе сбора платы с большегрузных автомобилей. Путин не стал мудрствовать и повторил те же аргументы, что неделей ранее озвучил Медведев, - о необходимости вывести сферу перевозок из "серой зоны", о том, как серьезно большегрузы разрушают дорожное покрытие, о том, что во многих странах такая плата давно введена и т.п. От себя добавил рассказ о том, какие устройства куда устанавливаются и какие из них должны устанавливаться бесплатно.
 
Было предложено и два выхода из ситуации - решения, позволяющие минимизировать нагрузку на карманы и кошельки дальнобойщиков.
 
Первое - отмена транспортного налога для дальнобойщиков. Замену нельзя назвать адекватной. Ставка транспортного налога на грузовые автомобили мощностью свыше 250 л.с. - 8 руб. 50 коп. Регионам предоставлено право увеличивать ее в 10 раз. То есть, за автомобиль мощностью 350 л.с. сумма налога составит примерно от трех до 30 тыс. руб. Системе "Платон" эту сумму надо будет уплатить (после марта 2016 г.) за проезд на расстояние от одной до 10 тыс. км в год. Но даже не это главное. Сбор, уплачиваемый через "Платон", поступает в федеральный дорожный фонд, а транспортный налог - налог региональный.
 
Как регионы отреагируют на изъятие очередного источника формирования своих бюджетов, даже предположить трудно.
 
Другое решение, которое предложил президент, - переход на патентную систему налогообложения. Только он забыл упомянуть две детали. Во-первых, на эту систему могут перейти только индивидуальные предприниматели. Во-вторых, их годовой (потенциальный) доход не должен превышать одного миллиона рублей. С учетом среднего уровня оплаты услуг перевозки - 30 руб. за км получается, что указанную предельную сумму дальнобойщик может заработать, сидя за рулем по восемь часов в день семь дней в месяц (если обратный маршрут пустой 14 дней в месяц). Возможно, есть и такие дальнобойщики, но почему-то представляется, что перевозки для них не единственный вид деятельности.
 
Кстати, если дальнобойщик перейдет на патент и потенциальный доход будет установлен по максимальному размеру (один миллион рублей), в бюджет он заплатит 60 тыс. руб., а "Платону" - около 100 тыс. руб. (если доход будет меньше, соотношение не изменится - 0,6 : 1,0). Насколько увеличивается фискальная нагрузка с введением сбора, нетрудно посчитать.
 
От вопроса про дороговизну проезда по новой трассе Москва-Петербург, заданного в одном блоке с вопросом про "Платон", Путин просто уклонился.
 
А вот с вопросом о платных парковках в Москве афронт получился.
 
Президент сначала одобрил действия московских властей: "Во всех крупных мегаполисах решить проблему не удается иным способом, кроме как введением этих парковок". А потом разделил ответственность мэрии с муниципалитетами: "Парковки и цены на них устанавливаются не просто директивным указанием мэрии Москвы, а по согласованию с муниципалитетом, с районом". На эту эскападу практически мгновенно отреагировал В. Рашкин - спустя всего полчаса в интернете появилось его заявление о том, что ничего муниципальные депутаты не согласовывают. Не думаю, что президент здесь неудачно сымпровизировал. Скорее всего, некачественную информацию подкинул кто-то из руководства Москвы или кто-то из московских единороссов. С какой целью, неясно. Только получилось очень уж неловко.
 
При проведении подобных пресс-конференций у зрителей должно складываться мнение, что президент прекрасно ориентируется в проблемах как государства в целом, так и каждого региона, каждой отрасли, ведомства. После ответа на вопрос об использовании средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) в этом можно усомниться.
 
Президент весьма бодро рассказал, на что были потрачены средства ФНБ в 2015 году: 150 миллиардов - на развитие Транссиба и БАМа, еще 150 млрд - кольцевая дорога вокруг Москвы, какие-то средства (сумма не названа) выделены Росатому на строительство атомной электростанции в Финляндии, и еще 180 миллиардов в РФПИ вложено.
 
На самом деле все немного не так (все данные открытые - размещены на официальном сайте Минфина России): 26 млрд руб. размещено на депозите в банке ВТБ, 38, 4 млрд руб. - на депозите в Газпромбанке, на 50 млрд руб. приобретены привилегированные акции ОАО РЖД, на 57, 5 млрд руб. приобретены привилегированные акции АО "Атомэнергопром", 9,4 млрд руб. перечислено в федеральный бюджет на софинансирование добровольных пенсионных накоплений граждан РФ.
 
И еще 150 млрд руб. вложено в облигации ОАО "Ямал СПГ".
 
Позже, отвечая на вопрос журналиста ЯНАО о необходимости строительства дорог, президент ушел от темы вопроса и, похоже, начал рассказывать именно о проекте, реализуемом через "Ямал-СПГ". При этом о возможности бюджетных вливаний сказал буквально следующее: "Вопрос про бюджетное финансирование, конечно, требует дополнительного изучения, имея в виду бюджетные ограничения...". А вопрос-то, оказывается, не просто изучен, но и решен, деньги не просто выделены, но и освоены.
 
Интересно, кто подсунул президенту абсолютно некачественную информацию об использовании средств ФНБ? Или скрыл ее? А может быть, просто поторопились с внесением изменений в статью 277 Бюджетного кодекса РФ (Федеральным законом 311-ФЗ прошлого года) - не готов наш Минфин к такому расширению собственных полномочий...
 
Интересны путинские представления и об уровне отечественного авиастроения. Для начала он привычно лягнул советский период ("Конечно, ведь в Советском Союзе развивали прежде всего боевую авиацию, а потом приспосабливали ее к гражданским нуждам"), а потом заявил, что "мы должны ориентировать всех наших производителей, в том числе и производителей авиационной техники, на то, чтобы они добивались такого качества производства, которое бы создавало конкуренцию их партнерам во всем мире". А разве упомянутый в вопросе Ил-96 не способен создать такую конкуренцию? Разве он хуже 747-го Боинга или 300-го Аэрбаса, которые выпущены 20 годами ранее, и которыми (в силу их дешевизны) переполнены российские аэропорты и воздушные линии? Ну, а замечание о том, что для достижения цели надо обязательно работать с китайскими товарищами, похоже на неудачную шутку.
 
Также ко второй группе вопросов можно отнести вопрос об уровне зарплат топ-менеджмента государственных компаний. Путин довольно скучно воспроизвел тезис, неоднократно озвученный им ранее: дескать, управление такими компаниями требует привлечения очень квалифицированных работников (в том числе и иностранных). При этом он и сам, скорее всего, понимает неубедительность и уязвимость подобного аргумента. Ну не может самый гениальный топ-менеджер в десятки, а то и в сотни тысяч раз работать эффективнее среднестатистического квалифицированного работника. Но, видимо, уровень оплаты труда вечно голодных олигархов (в том числе и от власти) уже не номенклатура президента... Не советуются с ним по этому поводу. И не боятся...
 
На вопрос о дисбалансе региональных бюджетов Путин также фактически не ответил. Сначала сказал, что задача региональных властей прежде всего и заключается в исполнении социальных обязательств перед населением. Потом, видимо, понял, что эту задачу без развития экономики не выполнить, начал что-то говорить про создание условий, про льготы, ТОРы, бюджетные и коммерческие кредиты. В общем, сделал вид, что не понял, что вопрос-то о перераспределении налоговых поступлений в пользу регионов.
 
СОЦИАЛЬНЫЕ вопросы фактически свелись к обсуждению проблемы повышения пенсионного возраста и индексации пенсий работающим пенсионерам.
 
По первому вопросу президент высказался крайне неопределенно, хотя и попытался обосновать необходимость повышения пенсионного возраста примитивным и замшелым аргументом - о старении нации и увеличении удельного веса пенсионеров в общей численности населения. Такой аргумент может быть принят только при одном допущении - если в перспективе не предполагается роста производительности труда и роста заработной платы работников. В Советском Союзе продолжительность жизни тоже ведь стремительно увеличивалась и число пенсионеров неуклонно росло. Но пенсия постоянно повышалась, а собранных взносов хватало на всё. Для того, чтобы проблем с финансированием пенсий не было, достаточно только создать такие условия для экономического развития, при котором производительность труда и средняя заработная плата растут темпами, превышающими темпы инфляции, а пенсии индексируются на уровень инфляции. Если бы из некогда обещанных Путиным 25 млн высокотехнологичных рабочих мест была создана хотя бы половина, а работники, занятые на этих местах, получали бы достойную зарплату, никаких проблем с наполнением Пенсионного фонда мы бы не испытывали.
 
Про отмену индексации пенсий работающим пенсионерам Путин говорил как о свершившемся факте, хотя соответствующий закон еще не принят. Но, видимо, президент твердо верит в нерушимый блок ЕР и ОНФ, который дружно протащит этот закон, а пиариться будет по другим поводам.
 
Здесь президент поправил премьера, но как-то не до конца. Он признал, что в советское время были категории работников, которым пенсия выплачивалась без ограничений, но назвал только младший медицинский персонал и персонал учреждений культуры. Хотя на самом деле для культуры таких исключений не было, а вот младшему обслуживающему персоналу (дворники, уборщицы, вахтеры и т.п.) и рабочим ограничения установлены не были.
 
Зато можно считать положительным фактом то, что президент разъяснил не очень удачно сформулированную норму закона (проекта закона) об индексации пенсий после выхода работавшего пенсионера на пенсию - пенсия будет проиндексирована за весь период работы - так, как если бы пенсионер на работу не выходил.
 
Также к вопросам на социальную тематику, наверно, можно отнести вопрос про тарифы ЖКХ. И здесь президент ответил не совсем по теме. Он стал успокаивать зрителей тем, что в 2016 году рост тарифов ЖКХ не превысит четырех процентов (правда, оговорился, что это "не касается коммунальных платежей, связанных с обслуживанием дома, с вывозом мусора и так далее"). А так как пенсии тоже будут проиндексированы на те же четыре процента, то как минимум для пенсионеров ничего не изменится. Но вопрос-то был о другом - о том, что реальная заработная плата втрое-вчетверо ниже той, которую показывают в отчетности региональные чиновники, что ее уже сегодня не хватает на оплату услуг ЖКХ и первоочередные нужды (а индексировать зарплату в 2016 г. никто не собирается), что под льготу подпадают далеко не все, и не во всех муниципалитетах есть деньги, чтобы помочь всем, кто реально нуждается.
 
То есть, автор вопроса завуалированно призывал президента принять меры по снижению уровня тарифов (а не к снижению темпов их роста). Путин и здесь ушел от ответа и каких-то конкретных обещаний, дополнив сравнение роста пенсий и роста тарифов ЖКХ никому не нужными рассуждениями на общие темы.
 
Это, пожалуй, всё, что в той или иной мере касается повседневной жизни народа.
 
Подводя итог, можно сделать вывод: Путин недвусмысленно дал понять, что до конца его президентского срока экономическая и социальная политика не изменится, все невежественные и ленивые чиновники останутся на своих местах, что олигархи будут богатеть (в том числе и прежде всего за счет бюджетных средств), широкие народные массы будут нищать и далее, а социально незащищенные категории будут влачить существование, с каждым годом становящееся все более жалким.
 
До очередных выборов в Госдуму осталось менее девяти месяцев. И, наверно, уже пора прорабатывать новые способы и методы политической борьбы, которые позволят отогнать от кормушки вечно голодную партию власти, а страну - вернуть на путь объективного цивилизационного развития, с которого мы так опрометчиво свернули четверть века назад...
 
В. Р. Захарьин

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.