Есть ли у Ирака шансы на мирную жизнь

События
«Нефть России», 27.07.16, Москва, 19:19    Совет безопасности ООН продлил мандат миротворческой миссии Организации в Ираке на год — до конца июля 2017 года. Миссия действует там уже 14-й год, и вряд ли резолюция 2299 Совбеза о ее продлении станет последней.
 
Сообщения о боях и терактах их этой ближневосточной страны приходят каждые несколько дней. Сообщение о сбитом в Ираке военном самолете США, тут же опровергнутое Пентагоном, привлекла едва ли не больше внимания мировых СМИ, чем известие об очередном крупном террористическом акте, совершенном в ночь на 2 июля, когда в центре Багдада, в районе Эль-Каррада, где расположено большое число ресторанов и торговых площадей, взорвался заминированный автомобиль.Спасатели работают на месте взрыва автомобиля на одной из торговых площадей в центре Багдада. 3 июля 2016 года
 
Взрыв был настолько мощный, что повлек за собой пожар в ряде зданий. Погибли около трех сотен человек, к утру среды, 27 июля, удалось опознать только 34 из них. Ответственность за теракт взяла на себя радикальная группировка "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России).
 
Заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов признал, что, несмотря на все усилия, в том числе, российских ВКС, "до окончательной победы над террористами в Сирии и Ираке еще очень далеко".
 
До победы далеко. А что будет после нее, и как скоро в эту ближневосточную страну могут вернуться мир и покой? Есть ли шансы в обозримом будущем восстановить дееспособное иракское государство?
 
Об этом во вторник, 26 июля в Международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня" дискутировали специалисты.Жители Багдада скорбят по жертвам взрыва автомобиля на торговой площади города. 10 июля 2016 года
 
Сто лет эксперимента
 
Ключевые проблемы Ирака сегодня — это кризис государственности, проблема безопасности страны, ее экономическая состоятельность и факторы внешнего воздействия со стороны Саудовской Аравии, Ирана, США, Евросоюза и других "игроков", считает специалист по современной истории Ближнего Востока и Северной Африки, преподаватель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.
 
right"На первом месте, безусловно, кризис государственности, о котором нередко забывают на фоне другой актуальной проблемы — противостояния ИГ. Однако за борьбой с терроризмом стоит раскол самого иракского общества, который находит свое отражение в конфликте политических элит, действующих на территории этой страны и отражающих интересы значительной части ее населения", — говорит он.
 
Специфика самой иракской государственности в том, что она изначально была сформирована извне, другими государствами, находящимися на иной цивилизационной ступени развития, напоминает профессор кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД РФ Марина Сапронова.
 
В начале XX века, когда формировалось современное государство Ирак, наиболее влиятельной силой на Ближнем Востоке была Великобритания, и она внедряла туда собственные представления о демократическом государственном устройстве — прежде всего, принцип парламентаризма. Это было прогрессивно само по себе, но мало отвечало традиционным местным представлениям о "сильной" власти.
 
right"Принципы эти были официально зафиксированы в первой иракской конституции 1924 года. В дальнейшем год от года, от конституции к конституции они постепенно адаптировались к местным условиям, и всегда — в сторону усиления исполнительной власти. Наконец, к 1970 году сложился и был конституционно закреплен авторитарный режим Саддама Хусейна. В 2003-м он был насильственно свергнут, и в очень короткий срок была принята новая конституция, по сути, возвращающая страну на 80 лет назад. Иракское общество оказалось к этому абсолютно не готово", — рассказывает Марина Сапронова.
 
Ирак — многонациональное и многоконфессиональное государство, главная проблема которого состоит в том, что права и интересы всех многочисленных этнических и конфессиональных групп в нем декларируются в основном законе, но никем и никак не защищаются на деле. Точно так же обстоит дело с федерализацией страны, которая, по сути, существует лишь в декларации, отмечает ученая-востоковед.Иракские войска ведут бои с боевиками ИГ при поддержке ВВС США в провинции Акбар
 
Бесконечное множество
 
Сейчас государство Ирак представляет собой де-факто лишенную центральной власти территорию, населенную шиитскими, суннитскими, разными национальными и племенными общинами и, в силу собственных возможностей, самостоятельно отстаивающими свои интересы. Несмотря на появление общего грозного врага в лице ИГ, многие из них продолжают воевать между собой.
 
"Как бы ни был плох авторитарный режим Саддама Хусейна, но до вторжения сил коалиции под руководством США в Ирак государственность в этой стране была. Вот уже более десяти лет ее нет", — констатирует старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.
 
rightПо его словам, основные политические силы Ирака представлены проправительственными шиитскими партиями и движениями, оппозиционными суннитскими силами, кланово-племенными структурами, ряд которых первоначально поддержал исламистов ИГ. А также — многочисленным курдским населением, фактически образовавшим на территории страны собственное независимое государство. Местная особенность состоит в том, что все эти силы (за исключением разве что курдов) внутри себя неоднородны и зачастую раздроблены.Курдское ополчение ведет бой с боевиками ИГ на севере Ирака
 
По словам Григория Лукьянова, основное, что определяет современное иракское общество — это фракционность. Однако при любом пропорциональном представительстве всех множественных политических фракций в органах управления страной, власть в ней все равно будет принадлежать шиитскому большинству. Что, по мере продолжения внутренних распрей, делает проблему гражданского примирения все более трудноразрешимой.
 
Центробежные тенденции
 
По мнению всех аналитиков, едва ли не единственный возможный путь к сохранению Ирака в виде единого государства — его федерализация. Однако она, предусмотренная конституцией, пока только там и значится. К созданию механизма образования федерации, по сути, не сделано ни одного шага. В иракском парламенте до сих пор нет совета федерации — верхней палаты, состоящей из представителей федеральных субъектов. Как нет и самих субъектов, говорит Марина Сапронова.
 
rightНо действительно ли федерализация — панацея для Ирака? Курдское население в будущую федерацию не верит и готовится к проведению референдума, по итогам которого намерено официально провозгласить на занимаемых им территориях независимое государство, сообщил президент Общества солидарности и сотрудничества с курдским народом Юрий Набиев.
 
"Совершенно не очевидно, что Ирак останется единым государством. По факту и сегодня единого Ирака, как такового, нет", — говорит он.
 
Между тем, самоопределение иракского Курдистана — отнюдь не чисто иракская проблема. В нем категорически не заинтересованы соседние страны — Сирия, Турция, Иран, которые не без оснований опасаются, что возникновение государства курдов послужит мощнейшим детонатором курдского сепаратизма и на их территориях. В то же время, Вашингтон традиционно поддерживает курдские движения.
 
rightТаким образом, как считает Борис Долгов, по мере активизации иракских курдов, внешнее вмешательство в дела Ирака — причем, разнонаправленное — будет возрастать. Что отнюдь не способствует стабилизации обстановки и гражданскому примирению в стране, и без того раздираемой внутренними противоречиями, центробежными тенденциями и страдающей от нашествия исламистских радикалов.
 
Владимир Ардаев
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/525951/

Финансовая аналитика от Альпари: В России готовится проект закона о едином регистре населенияИсточник: Европа продолжает поддержку и реализацию Ашхабадской энергетической декларации
Просмотров: 612

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Есть ли у Ирака шансы на мирную жизнь

«Нефть России», 27.07.16, Москва, 19:19   Совет безопасности ООН продлил мандат миротворческой миссии Организации в Ираке на год — до конца июля 2017 года. Миссия действует там уже 14-й год, и вряд ли резолюция 2299 Совбеза о ее продлении станет последней.
 
Сообщения о боях и терактах их этой ближневосточной страны приходят каждые несколько дней. Сообщение о сбитом в Ираке военном самолете США, тут же опровергнутое Пентагоном, привлекла едва ли не больше внимания мировых СМИ, чем известие об очередном крупном террористическом акте, совершенном в ночь на 2 июля, когда в центре Багдада, в районе Эль-Каррада, где расположено большое число ресторанов и торговых площадей, взорвался заминированный автомобиль.Спасатели работают на месте взрыва автомобиля на одной из торговых площадей в центре Багдада. 3 июля 2016 года
 
Взрыв был настолько мощный, что повлек за собой пожар в ряде зданий. Погибли около трех сотен человек, к утру среды, 27 июля, удалось опознать только 34 из них. Ответственность за теракт взяла на себя радикальная группировка "Исламское государство" (ИГ, запрещена в России).
 
Заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов признал, что, несмотря на все усилия, в том числе, российских ВКС, "до окончательной победы над террористами в Сирии и Ираке еще очень далеко".
 
До победы далеко. А что будет после нее, и как скоро в эту ближневосточную страну могут вернуться мир и покой? Есть ли шансы в обозримом будущем восстановить дееспособное иракское государство?
 
Об этом во вторник, 26 июля в Международном мультимедийном пресс-центре МИА "Россия сегодня" дискутировали специалисты.Жители Багдада скорбят по жертвам взрыва автомобиля на торговой площади города. 10 июля 2016 года
 
Сто лет эксперимента
 
Ключевые проблемы Ирака сегодня — это кризис государственности, проблема безопасности страны, ее экономическая состоятельность и факторы внешнего воздействия со стороны Саудовской Аравии, Ирана, США, Евросоюза и других "игроков", считает специалист по современной истории Ближнего Востока и Северной Африки, преподаватель факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.
 
right"На первом месте, безусловно, кризис государственности, о котором нередко забывают на фоне другой актуальной проблемы — противостояния ИГ. Однако за борьбой с терроризмом стоит раскол самого иракского общества, который находит свое отражение в конфликте политических элит, действующих на территории этой страны и отражающих интересы значительной части ее населения", — говорит он.
 
Специфика самой иракской государственности в том, что она изначально была сформирована извне, другими государствами, находящимися на иной цивилизационной ступени развития, напоминает профессор кафедры востоковедения МГИМО (У) МИД РФ Марина Сапронова.
 
В начале XX века, когда формировалось современное государство Ирак, наиболее влиятельной силой на Ближнем Востоке была Великобритания, и она внедряла туда собственные представления о демократическом государственном устройстве — прежде всего, принцип парламентаризма. Это было прогрессивно само по себе, но мало отвечало традиционным местным представлениям о "сильной" власти.
 
right"Принципы эти были официально зафиксированы в первой иракской конституции 1924 года. В дальнейшем год от года, от конституции к конституции они постепенно адаптировались к местным условиям, и всегда — в сторону усиления исполнительной власти. Наконец, к 1970 году сложился и был конституционно закреплен авторитарный режим Саддама Хусейна. В 2003-м он был насильственно свергнут, и в очень короткий срок была принята новая конституция, по сути, возвращающая страну на 80 лет назад. Иракское общество оказалось к этому абсолютно не готово", — рассказывает Марина Сапронова.
 
Ирак — многонациональное и многоконфессиональное государство, главная проблема которого состоит в том, что права и интересы всех многочисленных этнических и конфессиональных групп в нем декларируются в основном законе, но никем и никак не защищаются на деле. Точно так же обстоит дело с федерализацией страны, которая, по сути, существует лишь в декларации, отмечает ученая-востоковед.Иракские войска ведут бои с боевиками ИГ при поддержке ВВС США в провинции Акбар
 
Бесконечное множество
 
Сейчас государство Ирак представляет собой де-факто лишенную центральной власти территорию, населенную шиитскими, суннитскими, разными национальными и племенными общинами и, в силу собственных возможностей, самостоятельно отстаивающими свои интересы. Несмотря на появление общего грозного врага в лице ИГ, многие из них продолжают воевать между собой.
 
"Как бы ни был плох авторитарный режим Саддама Хусейна, но до вторжения сил коалиции под руководством США в Ирак государственность в этой стране была. Вот уже более десяти лет ее нет", — констатирует старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.
 
rightПо его словам, основные политические силы Ирака представлены проправительственными шиитскими партиями и движениями, оппозиционными суннитскими силами, кланово-племенными структурами, ряд которых первоначально поддержал исламистов ИГ. А также — многочисленным курдским населением, фактически образовавшим на территории страны собственное независимое государство. Местная особенность состоит в том, что все эти силы (за исключением разве что курдов) внутри себя неоднородны и зачастую раздроблены.Курдское ополчение ведет бой с боевиками ИГ на севере Ирака
 
По словам Григория Лукьянова, основное, что определяет современное иракское общество — это фракционность. Однако при любом пропорциональном представительстве всех множественных политических фракций в органах управления страной, власть в ней все равно будет принадлежать шиитскому большинству. Что, по мере продолжения внутренних распрей, делает проблему гражданского примирения все более трудноразрешимой.
 
Центробежные тенденции
 
По мнению всех аналитиков, едва ли не единственный возможный путь к сохранению Ирака в виде единого государства — его федерализация. Однако она, предусмотренная конституцией, пока только там и значится. К созданию механизма образования федерации, по сути, не сделано ни одного шага. В иракском парламенте до сих пор нет совета федерации — верхней палаты, состоящей из представителей федеральных субъектов. Как нет и самих субъектов, говорит Марина Сапронова.
 
rightНо действительно ли федерализация — панацея для Ирака? Курдское население в будущую федерацию не верит и готовится к проведению референдума, по итогам которого намерено официально провозгласить на занимаемых им территориях независимое государство, сообщил президент Общества солидарности и сотрудничества с курдским народом Юрий Набиев.
 
"Совершенно не очевидно, что Ирак останется единым государством. По факту и сегодня единого Ирака, как такового, нет", — говорит он.
 
Между тем, самоопределение иракского Курдистана — отнюдь не чисто иракская проблема. В нем категорически не заинтересованы соседние страны — Сирия, Турция, Иран, которые не без оснований опасаются, что возникновение государства курдов послужит мощнейшим детонатором курдского сепаратизма и на их территориях. В то же время, Вашингтон традиционно поддерживает курдские движения.
 
rightТаким образом, как считает Борис Долгов, по мере активизации иракских курдов, внешнее вмешательство в дела Ирака — причем, разнонаправленное — будет возрастать. Что отнюдь не способствует стабилизации обстановки и гражданскому примирению в стране, и без того раздираемой внутренними противоречиями, центробежными тенденциями и страдающей от нашествия исламистских радикалов.
 
Владимир Ардаев

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.