Недочет: Почему такие низкие прогнозы по росту экономики

Экономика
«Нефть России», 28.09.16, Москва, 13:01    Второй год экономика сокращается. Конечно, можно найти примеры успешных предприятий, продолжает, опираясь на созданные государством льготные условия, расти сельское хозяйство. Но факт остается фактом.
 
Валовый внутренний продукт страны (ВВП), определяющий состояние здоровья экономики, сократившись в 2015 году на 3,7 процента, этот год закончит также в минусе. Дискуссии экономистов идут лишь вокруг величины этого минуса. Для населения это падение ощущается прежде всего на собственных кошельках и зарплатных картах - доходы не поспевают за ростом цен. За январь-август реальные зарплаты сократились на 5,8 процента по сравнению с январем-августом прошлого года. Понятно, что долго так продолжаться не может, ожидание перелома негативных тенденций становится все острее. И от власти ждут конкретных шагов.
 
Что мы видим?
 
По майскому сценарию минэкономразвития в 2017 году экономика вырастет максимум на 0,8 процента, а среднегодовой рост ВВП в 2017-2019 годах составит 1,6 процента. Такой рост не сможет компенсировать потери доходов населения за последние два года. Так что размер заработной платы в 2019 году прогнозируется примерно на 7 процентов ниже, чем в 2014 году. В этой связи нельзя не обратить внимание, что в последнее время в публичных выступлениях руководителей минфина, минэкономразвития, Центробанка в качестве обоснования прогнозов о минимальных темпах экономического роста используется тезис о наступлении некоей "новой экономической нормальности", которая в принципе не позволяет вернуться к темпам роста, которые показывала российская экономика в 2000-2008 годах, а именно они позволили стране во многом преодолеть последствия катастрофы 1990-х годов.
 
Что же это за "новая нормальность"?
 
Сам термин получил широкую известность после того, как в 2009 году был использован аналитиками американской инвестиционной компании PIMCO для описания выдвинутых ими гипотез развития мировой экономики после кризиса 2008-2009 годов. Из этих гипотез на вооружение было взято предположение, что в течение достаточно длительного времени рост мировой экономики будет слабым. А это значит, низкий спрос на энергоресурсы, невысокие цены на них. Отсюда растут ноги и прогнозов минэкономразвития: на период до 2019 года снижение среднегодовых цен на нефть еще на 20 процентов, а на газ на 30, чем в 2015 году, и предусмотрительная разработка так называемых "стрессовых сценариев", где цены на нефть и газ снижаются вдвое со всеми вытекающими и последствиями.
 
Только вот следует ли называть все это "новой нормальностью"?
 
Говорить так означает игнорировать тот факт, что снижение темпов роста мировой экономики началось еще с 1970-х годов, в результате чего среднегодовые темпы мирового экономического роста снизились с 3,6 процента до 2,6. Одновременно с 1980-х годов началось снижение цен на российскую нефть, продолжавшееся вплоть до 1998 года. Но с рубежа 2000 года, когда, в том числе под влиянием положительной конъюнктуры на энергосырьевых рынках, начался экономический рост, был принят курс на модернизацию и "инновации".
 
Однако в 2008 г., подводя итоги экономического роста на расширенном заседании Госсовета, посвященном подготовке Концепции социально-экономического развития страны на период до 2020 года, президент России сделал вывод: "Не удалось уйти от инерционного энергосырьевого сценария развития", и предупредил правительство о последствиях: "Это неизбежно ведет к росту зависимости России от импорта товаров и технологий, к закреплению за нами роли сырьевого придатка мировой экономики, а в дальнейшем может повлечь отставание от ведущих экономик мира, вытеснение страны из числа мировых лидеров. Следуя этому сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормального развития, подвергнем угрозе само ее существование..." Точнее и честнее не скажешь!
 
Так что нынешняя ситуация - это не "новая нормальность", а очередное обострение "старой болезни" российской экономики - зависимости от конъюнктуры мировых энергосырьевых рынков. Более того, гипотеза о невысоких темпах роста мировой экономики после кризиса 2008-2009 годов пока не находит практического подтверждения. 2010-2015 годы продемонстрировали самые высокие по сравнению с любым предшествующим с 1970-х годов десятилетием среднегодовые темпы прироста - 3,8 процента.
 
Тем не менее позиция минэкономразвития, закладывающего в свои прогнозы существенно более низкие по сравнению со сложившимися ранее экспортные цены на энергосырьевые ресурсы, понятна. Она позволяет исключить рост цен на них из факторов будущего роста. Однако это не повод, чтобы, прикрываясь такой "новой нормальностью", обосновывать крайне низкие темпы будущего роста.
 
Необходимо понять, что энергосырьевая зависимость - это "ненормальность" российской экономики. Ликвидация этой "ненормальности" и будет означать переход к нормальному развитию. Но переход к такой "новой нормальности" требует нахождения новых источников экономического роста. В стране есть все серьезные научно-технологические заделы, способные при массовом использовании обеспечить не просто отдельные прорывы, а высокую конкурентоспособность экономики в целом. В госсекторе и денежно-кредитной системе накоплены ресурсы для приведения в движение этих факторов. Нужно только найти механизмы, чтобы запустить все это в действие.
 
Дмитрий Сорокин,
научный руководитель Финуниверситета при правительстве РФ, член-корреспондент РАН
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/534846/

Дышите реже: 92% жителей планеты живут в загрязненной атмосфереМиллиарды для террористов: во сколько обходятся акции фанатиков
Просмотров: 639

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Недочет: Почему такие низкие прогнозы по росту экономики

«Нефть России», 28.09.16, Москва, 13:01   Второй год экономика сокращается. Конечно, можно найти примеры успешных предприятий, продолжает, опираясь на созданные государством льготные условия, расти сельское хозяйство. Но факт остается фактом.
 
Валовый внутренний продукт страны (ВВП), определяющий состояние здоровья экономики, сократившись в 2015 году на 3,7 процента, этот год закончит также в минусе. Дискуссии экономистов идут лишь вокруг величины этого минуса. Для населения это падение ощущается прежде всего на собственных кошельках и зарплатных картах - доходы не поспевают за ростом цен. За январь-август реальные зарплаты сократились на 5,8 процента по сравнению с январем-августом прошлого года. Понятно, что долго так продолжаться не может, ожидание перелома негативных тенденций становится все острее. И от власти ждут конкретных шагов.
 
Что мы видим?
 
По майскому сценарию минэкономразвития в 2017 году экономика вырастет максимум на 0,8 процента, а среднегодовой рост ВВП в 2017-2019 годах составит 1,6 процента. Такой рост не сможет компенсировать потери доходов населения за последние два года. Так что размер заработной платы в 2019 году прогнозируется примерно на 7 процентов ниже, чем в 2014 году. В этой связи нельзя не обратить внимание, что в последнее время в публичных выступлениях руководителей минфина, минэкономразвития, Центробанка в качестве обоснования прогнозов о минимальных темпах экономического роста используется тезис о наступлении некоей "новой экономической нормальности", которая в принципе не позволяет вернуться к темпам роста, которые показывала российская экономика в 2000-2008 годах, а именно они позволили стране во многом преодолеть последствия катастрофы 1990-х годов.
 
Что же это за "новая нормальность"?
 
Сам термин получил широкую известность после того, как в 2009 году был использован аналитиками американской инвестиционной компании PIMCO для описания выдвинутых ими гипотез развития мировой экономики после кризиса 2008-2009 годов. Из этих гипотез на вооружение было взято предположение, что в течение достаточно длительного времени рост мировой экономики будет слабым. А это значит, низкий спрос на энергоресурсы, невысокие цены на них. Отсюда растут ноги и прогнозов минэкономразвития: на период до 2019 года снижение среднегодовых цен на нефть еще на 20 процентов, а на газ на 30, чем в 2015 году, и предусмотрительная разработка так называемых "стрессовых сценариев", где цены на нефть и газ снижаются вдвое со всеми вытекающими и последствиями.
 
Только вот следует ли называть все это "новой нормальностью"?
 
Говорить так означает игнорировать тот факт, что снижение темпов роста мировой экономики началось еще с 1970-х годов, в результате чего среднегодовые темпы мирового экономического роста снизились с 3,6 процента до 2,6. Одновременно с 1980-х годов началось снижение цен на российскую нефть, продолжавшееся вплоть до 1998 года. Но с рубежа 2000 года, когда, в том числе под влиянием положительной конъюнктуры на энергосырьевых рынках, начался экономический рост, был принят курс на модернизацию и "инновации".
 
Однако в 2008 г., подводя итоги экономического роста на расширенном заседании Госсовета, посвященном подготовке Концепции социально-экономического развития страны на период до 2020 года, президент России сделал вывод: "Не удалось уйти от инерционного энергосырьевого сценария развития", и предупредил правительство о последствиях: "Это неизбежно ведет к росту зависимости России от импорта товаров и технологий, к закреплению за нами роли сырьевого придатка мировой экономики, а в дальнейшем может повлечь отставание от ведущих экономик мира, вытеснение страны из числа мировых лидеров. Следуя этому сценарию, мы не добьемся необходимого прогресса в повышении качества жизни российских граждан. Более того, не сможем обеспечить ни безопасность страны, ни ее нормального развития, подвергнем угрозе само ее существование..." Точнее и честнее не скажешь!
 
Так что нынешняя ситуация - это не "новая нормальность", а очередное обострение "старой болезни" российской экономики - зависимости от конъюнктуры мировых энергосырьевых рынков. Более того, гипотеза о невысоких темпах роста мировой экономики после кризиса 2008-2009 годов пока не находит практического подтверждения. 2010-2015 годы продемонстрировали самые высокие по сравнению с любым предшествующим с 1970-х годов десятилетием среднегодовые темпы прироста - 3,8 процента.
 
Тем не менее позиция минэкономразвития, закладывающего в свои прогнозы существенно более низкие по сравнению со сложившимися ранее экспортные цены на энергосырьевые ресурсы, понятна. Она позволяет исключить рост цен на них из факторов будущего роста. Однако это не повод, чтобы, прикрываясь такой "новой нормальностью", обосновывать крайне низкие темпы будущего роста.
 
Необходимо понять, что энергосырьевая зависимость - это "ненормальность" российской экономики. Ликвидация этой "ненормальности" и будет означать переход к нормальному развитию. Но переход к такой "новой нормальности" требует нахождения новых источников экономического роста. В стране есть все серьезные научно-технологические заделы, способные при массовом использовании обеспечить не просто отдельные прорывы, а высокую конкурентоспособность экономики в целом. В госсекторе и денежно-кредитной системе накоплены ресурсы для приведения в движение этих факторов. Нужно только найти механизмы, чтобы запустить все это в действие.
 
Дмитрий Сорокин,
научный руководитель Финуниверситета при правительстве РФ, член-корреспондент РАН

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.