Инфляция по импорту

Экономика
«Нефть России», 25.11.21, Москва, 00:57    Объясняя высокий уровень инфляции в стране, сегодня стало модным кивать на заграницу: это, мол, там цены растут, вот и в России то же самое происходит. Инфляция у нас в стране и вправду выше всяких прогнозов. При официальном прогнозе этого показателя на 2021 год 3,7%, исходя из которого был утвержден федеральный бюджет на текущий год, реально будет около 8%, а то и больше.
 
В период с 9 по 15 ноября вновь, по данным Росстата, стали ускоренно расти цены: на крупу гречневую — на 1,2%, муку пшеничную — на 0,9%, вермишель — на 0,7%. Понимаю, что такие цифры, какие-то процентики с десятыми долями, а то и меньше, у многих вызывают недоверие. Но не будем забывать, что это усредненные данные по всей стране в целом. А потом, если даже на 1% что-то подорожало за неделю, то это ведь совсем не мало. Вспомним, сколько недель у нас в году...
 
Вернемся, однако, к той точке зрения, что во многом ускоренный рост цен в нашей стране объясняется внешними факторами: повышением цен на сырье, электроэнергию и продовольствие в мире. Да, есть там такое дело, за границей цены и вправду ускоренно растут. К примеру, в сентябре 2021 года инфляция в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая объединяет 37 наиболее развитых государств мира, составила 4,6%. Много ли это для развитых стран? Безусловно, да. Там давно не видели подобных уровней. Но у нас-то инфляция в сентябре 2021 года составила в годовом выражении аж 7,4% (к середине ноября инфляция в годовом выражении уже превысила 8%).
 
Кстати, во многих развитых странах инфляция в сентябре в годовом выражении была даже заметно ниже, чем в странах ОЭСР в целом: во Франции — 2,2%, Италии — 2,5%, Португалии — 1,5%, Японии — 0,2%.
 
Причины роста цен в развитых странах понятны: на фоне восстановления экономик существует огромный платежеспособный спрос на сырьевые товары, в том числе продовольственные. Платежеспособность эта была обеспечена вливанием огромных денег в экономику со стороны правительств развитых стран в целях борьбы с негативными экономическими последствиями пандемии COVID-19. Да к тому же еще и энергокризис разразился, что привело к росту цен на энергоносители, подорожанию электроэнергии.
 
Но сейчас вопрос в другом: можно ли рост цен в России объяснять прежде всего внешними факторами, тем, что в мире цены растут. Судя по тому, насколько хуже выглядит ситуация в России в сравнении с заграницей, так сказать нельзя. Или как минимум подобное объяснение выглядит явно недостаточно. Это имеет принципиальное значение — потому что, если вы неправильно определяете причину роста цен, то и борьба с этим самым ростом получается не очень эффективной.
 
Сегодня в России в пилотном режиме действует система противодействия рискам ускорения мировых цен на социально значимые товары. Минпромторг, Минсельхоз и Минэнерго построили эконометрические модели, описывающие зависимость стоимости продуктов на внутреннем рынке от глобальной инфляции. С помощью такого моделирования для каждой группы товаров будет определен профиль риска — приемлемый диапазон стоимости. Я согласен: такими вещами тоже надо заниматься, но важно и правильно расставлять приоритеты. Это, по-моему, как раз тот самый случай, когда неоправданная концентрация внимания на том, что не является определяющим фактором, снижает эффективность противостояния самой угрозе — ускоренному росту цен.
 
Влияние на российскую инфляцию того, как растут в мире цены на сырье, электроэнергию, продовольствие, все равно, конечно же, будет. Механизм такого влияния простой и понятный: дорожает импорт (а дорожает он потому, что растет себестоимость товаров из-за роста цен на сырье и электроэнергию) — растут цены на импортируемое продовольствие (российские антисанкции все-таки коснулись не всех товаров).
 
Сказывается влияние растущих цен на мировых рынках еще и потому, что российским экспортерам соответствующих товаров становится все более выгодным реализовывать продукцию за пределами страны. В результате растут цены и внутри страны на эти же товары (классический пример: топливо для автомобилей).
 
Поэтому вопрос не в том, есть ли влияние на российские цены внешних факторов. Оно есть. Проблема в том, что существуют и внутренние факторы, влияющие на инфляцию, воздействуя на которые, можно значительно минимизировать влияние заграницы.
 
В этой связи отдельно надо сказать о ключевой ставке Банка России. Это ведь явно не «заграничный» фактор, с помощью которого можно влиять на инфляцию. Сегодня ключевая ставка Банка России равна 7,5% — это процентная ставка по основным операциям ЦБ по управлению ликвидностью банковского сектора. Попросту говоря, это та процентная ставка, под которую коммерческие банки занимают деньги у нашего Центрального банка.
 
Так вот с этой ключевой ставкой другая проблема — ее значение в борьбе с инфляцией явно преувеличивается. У денежно-кредитных властей России существует твердая уверенность, что для достижения целевого уровня инфляции (а он у нас до сих пор равен 4%) в качестве основного инструмента надо использовать именно ключевую ставку. Представляется дело так: повышаем ключевую ставку — деньги становятся дороже — их предложение ограничивается — инфляция гасится. Но это — в теории. На практике же, во всяком случае, в России, простого механистического повышения ключевой ставки для того, чтобы сбить рост цен, бывает недостаточно. Именно это мы сегодня и наблюдаем.
 
То есть на фронте борьбы с высокими ценами получается следующая диспозиция: считаем, что в нашей инфляции виновата прежде всего заграница (а это не так!), а в обуздании инфляции полагаемся чуть ли не исключительно на повышение Банком России ключевой ставки — что тоже не панацея.
 
Приоритетом должна быть система мер, предназначенных для минимизации рисков внутренних факторов. Ведь инфляция — это еще и влияние крайне недостаточного уровня развития конкуренции в стране, того, как регулируются тарифы естественных монополий, санкционного противостояния... Те же российские антисанкции, ограничивающие импорт продуктов питания, явно не снижают уровень цен внутри страны, а повышают его.
 
Выходящая из-под контроля инфляция сегодня, пожалуй, самая большая проблема в российской экономике. Понятно, что ее, как и многие другие наши проблемы, хочется объяснить прежде всего чем-то внешним, «забугорным». Но это далеко не так.
 
Есть еще один довод за то, что неправильно в нашей инфляции винить заграницу. Вам в детстве не говорили взрослые «Отвечай за себя!»? Мне говорили, хорошо помню. И смысл этих слов был абсолютно понятен: не надо кивать на кого-то в поисках причин тех или иных проблем, не надо сваливать вину на других. Вот и с инфляцией точно так же: может, сами что-то не так делаем? Неправильно расставляем приоритеты, что-то недооцениваем, а что-то явно переоцениваем…
 
Когда в своих бедах и проблемах начинаем все больше винить кого угодно и что угодно — это признак недостаточного понимания происходящего. Выбирая такое очень удобное для себя объяснение, наши власти фактически расписываются в том, что не могут ничего поделать с выходящей из-под контроля инфляцией.
 
Игорь Николаев
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/562039/
Кишинев готов разорить свою энергомонополию, чтобы не отдавать долги РоссииРоссию и Саудовскую Аравию обвинили в создании «искусственного дефицита» на рынке нефти и газа
Просмотров: 356

    распечатать
    добавить в «Избранное»
Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Инфляция по импорту

«Нефть России», 25.11.21, Москва, 00:57   Объясняя высокий уровень инфляции в стране, сегодня стало модным кивать на заграницу: это, мол, там цены растут, вот и в России то же самое происходит. Инфляция у нас в стране и вправду выше всяких прогнозов. При официальном прогнозе этого показателя на 2021 год 3,7%, исходя из которого был утвержден федеральный бюджет на текущий год, реально будет около 8%, а то и больше.
 
В период с 9 по 15 ноября вновь, по данным Росстата, стали ускоренно расти цены: на крупу гречневую — на 1,2%, муку пшеничную — на 0,9%, вермишель — на 0,7%. Понимаю, что такие цифры, какие-то процентики с десятыми долями, а то и меньше, у многих вызывают недоверие. Но не будем забывать, что это усредненные данные по всей стране в целом. А потом, если даже на 1% что-то подорожало за неделю, то это ведь совсем не мало. Вспомним, сколько недель у нас в году...
 
Вернемся, однако, к той точке зрения, что во многом ускоренный рост цен в нашей стране объясняется внешними факторами: повышением цен на сырье, электроэнергию и продовольствие в мире. Да, есть там такое дело, за границей цены и вправду ускоренно растут. К примеру, в сентябре 2021 года инфляция в странах Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), которая объединяет 37 наиболее развитых государств мира, составила 4,6%. Много ли это для развитых стран? Безусловно, да. Там давно не видели подобных уровней. Но у нас-то инфляция в сентябре 2021 года составила в годовом выражении аж 7,4% (к середине ноября инфляция в годовом выражении уже превысила 8%).
 
Кстати, во многих развитых странах инфляция в сентябре в годовом выражении была даже заметно ниже, чем в странах ОЭСР в целом: во Франции — 2,2%, Италии — 2,5%, Португалии — 1,5%, Японии — 0,2%.
 
Причины роста цен в развитых странах понятны: на фоне восстановления экономик существует огромный платежеспособный спрос на сырьевые товары, в том числе продовольственные. Платежеспособность эта была обеспечена вливанием огромных денег в экономику со стороны правительств развитых стран в целях борьбы с негативными экономическими последствиями пандемии COVID-19. Да к тому же еще и энергокризис разразился, что привело к росту цен на энергоносители, подорожанию электроэнергии.
 
Но сейчас вопрос в другом: можно ли рост цен в России объяснять прежде всего внешними факторами, тем, что в мире цены растут. Судя по тому, насколько хуже выглядит ситуация в России в сравнении с заграницей, так сказать нельзя. Или как минимум подобное объяснение выглядит явно недостаточно. Это имеет принципиальное значение — потому что, если вы неправильно определяете причину роста цен, то и борьба с этим самым ростом получается не очень эффективной.
 
Сегодня в России в пилотном режиме действует система противодействия рискам ускорения мировых цен на социально значимые товары. Минпромторг, Минсельхоз и Минэнерго построили эконометрические модели, описывающие зависимость стоимости продуктов на внутреннем рынке от глобальной инфляции. С помощью такого моделирования для каждой группы товаров будет определен профиль риска — приемлемый диапазон стоимости. Я согласен: такими вещами тоже надо заниматься, но важно и правильно расставлять приоритеты. Это, по-моему, как раз тот самый случай, когда неоправданная концентрация внимания на том, что не является определяющим фактором, снижает эффективность противостояния самой угрозе — ускоренному росту цен.
 
Влияние на российскую инфляцию того, как растут в мире цены на сырье, электроэнергию, продовольствие, все равно, конечно же, будет. Механизм такого влияния простой и понятный: дорожает импорт (а дорожает он потому, что растет себестоимость товаров из-за роста цен на сырье и электроэнергию) — растут цены на импортируемое продовольствие (российские антисанкции все-таки коснулись не всех товаров).
 
Сказывается влияние растущих цен на мировых рынках еще и потому, что российским экспортерам соответствующих товаров становится все более выгодным реализовывать продукцию за пределами страны. В результате растут цены и внутри страны на эти же товары (классический пример: топливо для автомобилей).
 
Поэтому вопрос не в том, есть ли влияние на российские цены внешних факторов. Оно есть. Проблема в том, что существуют и внутренние факторы, влияющие на инфляцию, воздействуя на которые, можно значительно минимизировать влияние заграницы.
 
В этой связи отдельно надо сказать о ключевой ставке Банка России. Это ведь явно не «заграничный» фактор, с помощью которого можно влиять на инфляцию. Сегодня ключевая ставка Банка России равна 7,5% — это процентная ставка по основным операциям ЦБ по управлению ликвидностью банковского сектора. Попросту говоря, это та процентная ставка, под которую коммерческие банки занимают деньги у нашего Центрального банка.
 
Так вот с этой ключевой ставкой другая проблема — ее значение в борьбе с инфляцией явно преувеличивается. У денежно-кредитных властей России существует твердая уверенность, что для достижения целевого уровня инфляции (а он у нас до сих пор равен 4%) в качестве основного инструмента надо использовать именно ключевую ставку. Представляется дело так: повышаем ключевую ставку — деньги становятся дороже — их предложение ограничивается — инфляция гасится. Но это — в теории. На практике же, во всяком случае, в России, простого механистического повышения ключевой ставки для того, чтобы сбить рост цен, бывает недостаточно. Именно это мы сегодня и наблюдаем.
 
То есть на фронте борьбы с высокими ценами получается следующая диспозиция: считаем, что в нашей инфляции виновата прежде всего заграница (а это не так!), а в обуздании инфляции полагаемся чуть ли не исключительно на повышение Банком России ключевой ставки — что тоже не панацея.
 
Приоритетом должна быть система мер, предназначенных для минимизации рисков внутренних факторов. Ведь инфляция — это еще и влияние крайне недостаточного уровня развития конкуренции в стране, того, как регулируются тарифы естественных монополий, санкционного противостояния... Те же российские антисанкции, ограничивающие импорт продуктов питания, явно не снижают уровень цен внутри страны, а повышают его.
 
Выходящая из-под контроля инфляция сегодня, пожалуй, самая большая проблема в российской экономике. Понятно, что ее, как и многие другие наши проблемы, хочется объяснить прежде всего чем-то внешним, «забугорным». Но это далеко не так.
 
Есть еще один довод за то, что неправильно в нашей инфляции винить заграницу. Вам в детстве не говорили взрослые «Отвечай за себя!»? Мне говорили, хорошо помню. И смысл этих слов был абсолютно понятен: не надо кивать на кого-то в поисках причин тех или иных проблем, не надо сваливать вину на других. Вот и с инфляцией точно так же: может, сами что-то не так делаем? Неправильно расставляем приоритеты, что-то недооцениваем, а что-то явно переоцениваем…
 
Когда в своих бедах и проблемах начинаем все больше винить кого угодно и что угодно — это признак недостаточного понимания происходящего. Выбирая такое очень удобное для себя объяснение, наши власти фактически расписываются в том, что не могут ничего поделать с выходящей из-под контроля инфляцией.
 
Игорь Николаев

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.