Какие активы могут бросить в России западные компании

Санкции
«Нефть России», 01.03.22, Москва, 07:51    «Ведомости» проанализировали крупнейшие инвестиции ЕС и США в России
 
После начала военной спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины ЕС, США и другие западные страны начали вводить массированные санкции против России. Запад стал сворачивать сотрудничество с нашей страной практически во всех сферах – от внешней политики до культуры и спорта. В частности, европейские, американские, канадские, японские компании, как и инвесторы из других стран, союзных с Западом, могут прекратить участие в совместных предприятиях в России, выйти из технологических партнерств, прекратить поставки оборудования, комплектующих и т. д.
 
Первые жертвы нового санкционного режима уже есть – это нефтегазовые BP и Equinor, которые выходят из капитала российских компаний и обещают распродать акции в СП. Кроме того, немецкая Daimler приостановила сотрудничество с «Камазом». А вечером 28 февраля о выходе из всех СП с «Газпромом» объявила англо-голландская Shell.
 
Решение Shell касается 27,5% в проекте «Сахалин-2» (производство сжиженного газа, СПГ), 50%-ных долей в Salym Petroleum Development и СП с «Газпром нефтью» «Гыдан энерджи». Иностранная компания также намерена прекратить участие в проекте газопровода «Северный поток – 2».
 
«Ведомости» разбирались, в каких отраслях велико присутствие иностранных компаний и какие еще крупные СП находятся под угрозой развала.
 
Добыча углеводородов
 
Крупнейшие активы европейских компаний сосредоточены в нефтегазовой сфере. Французской TotalEnergies принадлежат 19,4% в «Новатэке» и доли в ключевых проектах российской компании по добыче, сжижению и транспортировке газа «Ямал СПГ» (20%), «Арктик СПГ 2» (10%), «Арктическая перевалка» (10%) и 20% в Харьягинском СРП.
 
«Газпром» сотрудничает с европейским компаниями в проектах «Северный поток – 1» (немецкие Wintershall Dea и Uniper – по 15,5%, нидерландская Gasunie и французская Engie – по 9%), «Северный поток – 2» (его финансировали Shell, Engie, Wintershall Dea, Uniper и австрийская OMV) и «Голубой поток» (газопровод в Турцию, в котором у итальянской Eni 50%).
 
Оборот этих активов исчисляется десятками и даже сотнями миллиардов долларов. Так, выручка «Роснефти» в 2021 г. составила $121,1 млрд, «Новатэка» – 1,16 трлн руб., выручка Sakhalin Energy в 2020 г. составляла $4,4 млрд, Nord Stream (оператор трубы «Северный поток – 1») – 89 млрд руб.
 
В проекте «Роснефти» «Восток ойл» 10% принадлежит сингапурской ​​Trafigura и 5% – консорциуму нидерландской Vitol и Mercantile & Maritime Energy Pte. Ltd.
 
«Газпром» в партнерстве с немецкой Wintershall Dea осуществляет разработку ачимовских отложений Уренгойского месторождения. Wintershall принадлежит 25% в СП «Ачим девелопмент». Американская ExxonMobil владеет 30% в проекте «Сахалин-1» (оператор проекта – «Эксон нефтегаз лимитед»), в рамках которого также планируется строительство завода по производству СПГ. Другая американская нефтегазовая компания, Chevron, является акционером Каспийского трубопроводного консорциума (КТК, транспортирует нефть из Казахстана в район Новороссийска) с долей 15%.
 
Интересы японских компаний преимущественно сосредоточены на нефтегазовых проектах на Дальнем Востоке: у консорциума Sodeco – 30% в «Сахалине-1», у Mitsui и Mitsubishi соответственно 12,5% и 10% в «Сахалине-2». Помимо этого консорциум Mitsui и Jogmec владеет 10% в проекте «Арктик СПГ 2».
 
Также компании из ЕС и США участвуют в большом количестве СП в нефтегазовой сфере. Обещавшей британскому правительству выйти из активов в РФ BP пока еще принадлежат доли в проектах «Роснефти» «Таас-Юрях нефтегазодобыча» (20%), «Ермак нефтегаз» (49%) и «Харампурнефтегаз» (49%), TotalEnergies – 49% в «Тернефтегазе» (СП с «Новатэком»), Shell – 50% в СП с «Газпром нефтью» «Салым петролеум девелопмент» (50%) и «Гыдан энерджи» (50%), норвежской Equinor – 49% в СП с «Роснефтью» «Ангаранефть» и 33,3% в «Севкомнефтегазе».
 
«Ведомости» направили запросы в перечисленные российские компании.
 
По словам ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, крупнейшими инвестициями западных компаний с 2020 г. в этой сфере являются сделки по покупке TotalEnergies долей в «Новатэке» и его проектах, а также покупка Trafigura и консорциумом с участием Vitol у «Роснефти» 10% в «Восток ойле». По его мнению, на фоне санкционного воздействия есть риск, что вслед за BP и Equinor из активов в России может выйти TotalEnergies, хотя сама компания в этом не заинтересована. Выход ExxonMobil из «Сахалина-1» аналитик считает маловероятным, так как это давний проект, в котором американская компания является оператором, поэтому может воспринимать его как «свой».
 
Также, по мнению Юшкова, менее вероятен выход из СРП «Сахалин-1» и «Сахалин-2» японских компаний. Японцы обычно добропорядочно исполняют условия санкций, но пока нет оснований считать, что они будут распространены на эти проекты, говорит Юшков. По его мнению, Япония также постарается сохранить участие в «Арктик СПГ 2», тем более санкций против СПГ-проектов пока нет. На проект «Северный поток» ситуация может повлиять только в случае дальнейшей эскалации санкций, например, если будут ограничены поставки газа в ЕС со стороны России, добавляет он.
 
Электроэнергетика
 
Европейские компании также присутствуют в электроэнергетике России. Их дочерние компании владеют электростанциями суммарной мощностью порядка 22 ГВт (без учета строящихся), это почти 9% от всей мощности генерации в Единой энергосистеме России (246,6 ГВт на 1 января 2022 г.).
 
Генерация в нашей стране есть у итальянской Enel, которой принадлежит 56% в ООО «Энел Россия». Компания, созданная в результате разделения РАО ЕЭС, сегодня владеет ГРЭС и ветроэлектростанциями (ВЭС) общей мощностью 5,74 ГВт. Пять ТЭС мощностью 11,25 ГВт принадлежат «Юнипро», входящей в немецкий энергохолдинг Uniper. Осенью 2021 г. «Интерфакс» сообщал со ссылкой на источники о поиске Uniper покупателей как на всю российскую «дочку», так и отдельные электростанции.
 
ПАО «Фортум» – «дочка» финской Fortum – также владеет в РФ ТЭС и ВЭС суммарной мощностью 4,67 ГВт. Компания является одним из ведущих производителей тепла и электроэнергии на Урале и в Западной Сибири. «Фортум» также активно инвестировал в ВИЭ: на конец 2021 г. операционный портфель в этой области превысил 1,2 ГВт, суммарный объем проектов – около 3,4 ГВт. В январе 2022 г. Газпромбанк выкупил у «Роснано» долю в Фонде развития ветроэнергетики, который принадлежал госкомпании на паритетных началах с «Фортумом». Фонд должен был быть преобразован в СП, сообщали стороны.
 
В Ульяновске выпускает лопасти для турбин ВЭС запущенный в 2018 г. завод датской компании Vestas. Изначально «Вестас мэньюфэкчуринг рус» создавалось в форме СП с «Роснано», но в летом 2021 г. российская госкомпания продала свою долю.
 
Госкомпания «Интер РАО» с американской GE реализует проект по локализации в России турбин большой мощности в рамках СП «Русские газовые турбины» (100% акций ООО у нидерландской Rus Gas Turbines Holdings B.V.). Завод был построен с нуля в 2012–2014 гг. в Ярославской области. GE принадлежит 49%, у «Интер РАО» есть опцион на выкуп остальных акций.
 
Источник «Ведомостей» на энергорынке также напоминает о серьезной зависимости российских генкомпаний от GE и Siemens из-за сервисных контрактов на энергооборудование, установленное в 2010–2019 гг. на новых парогазовых ТЭС по первой госпрограмме ДПМ (гарантирует фиксированную доходность инвесторам в новые электростанции).
 
В российских энергокомпаниях не ответили на вопросы «Ведомостей» по поводу возможного изменения в работе СП либо отказались от комментариев.
 
Металлы и лес
 
В сфере металлургии СП с европейскими компаниями есть у «Северстали» – «ВиндарСеверсталь» (у испанской Windar Renovables – 51%), «Тенарис Северсталь» (у итальянской Tenaris – 49%) и «Линде Северсталь» (немецкая Linde владеет 74%).
 
В российской золотодобывающей отрасли американскому фонду Blackrock принадлежат 17,99% в компании «Высочайший» (ее выручка в 2020 г. – $471 млн), а канадская Kinross Gold владеет двумя рудниками на Чукотке через Чукотскую горно-геологическую компанию и компанию «Северное золото».
 
Значительное представительство западных инвесторов наблюдается в отрасли лесопереработки. Американская International Paper владеет 50% группы «Илим» (выручка группы в 2020 г. – 123,5 млрд руб.), а австрийской Mondi принадлежат 95,8% в «Монди Сыктывкарский ЛПК» (выручка в 2020 г. – 61 млрд руб.). Японская Iida Group, в свою очередь, договорилась о покупке 75% RFP Group, но сделка пока не закрыта.
 
«Ведомости» направили запросы в перечисленные российские компании.
 
Машиностроение
 
Немецкий автоконцерн Daimler AG (ключевой бренд – Mercedes) в лице своего грузового подразделения 28 февраля сообщил о приостановке сотрудничества с «Камазом» (доля немцев в компании – 15%). По сообщению немецкой газеты Handelsblatt, Daimler не будет поставлять комплектующие в Россию и производить грузовики в рамках паритетного СП с «Камазом» «ДК рус». «Камаз» попал в так называемый третий пакет санкций Евросоюза против России и Белоруссии.
 
Также собственником «АвтоВАЗа» является российское СП, 67,6% в котором принадлежит французской Renault, еще 32,4% – у госкорпорации «Ростех». У «Соллерса» Вадима Швецова есть СП с Ford (у российской группы – 51%) по выпуску коммерческих автомобилей Ford Transit в Елабуге, а также паритетное СП с Mazda во Владивостоке.
 
В сфере железнодорожного машиностроения в России работает паритетное СП немецкой Siemens и группы «Синара» Дмитрия Пумпянского. На предприятии производят грузовые тепловозы, а также пассажирские скоростные электропоезда «Ласточка».
 
У «Российских железных дорог» (РЖД) существует несколько СП в разных сферах. Например, в 2020 г. РЖД и японская Marubeni создали в Хабаровске СП «Эр энд эм медицинский центр» для реализации проекта центра превентивной медицины и диагностики на базе КБ «РЖД-медицина» города Хабаровск» (структура российской монополии). По данным «СПАРК-Интерфакса», владельцем компании является«Эр энд эм инвестмент», 74% которого принадлежит TGV Investment Co., Ltd (Япония), 26% – АО «РЖД – инфраструктурные проекты» (Москва).
 
Также РЖД совместно с автомобильным концерном Stellans (Италия и США) владеет французской логистической компанией Gefco (у Stellantis – 25%). А в конце 2021 г. железнодорожные перевозчики CER Cargo Holding (Венгрия) и Rail Cargo Group (Австрия) совместно с РЖД создали предприятие для развития перевозок по так называемому «Новому шелковому пути», которым владеют в равных долях,
 
Сейчас зарубежные партнеры пока только определяются по своей позиции, считает президент НИЦ «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин. Он напомнил, что РЖД находится под санкциями только в части размещения облигаций, но не в части основной деятельности – перевозок. «В случае выхода иностранных компаний часть проектов просто закроется. По машиностроительным проектам однозначного решения сейчас нет, надо определяться по многим параметрам: конструкторской документации, техническим решениям, поставкам элементов и т. д.», – отметил эксперт.
 
Гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров, напротив, отмечает, что в отличие от равного долевого участия в СП уровень локализации продукции на «Уральских локомотивах» составляет порядка 88% и основная цель проекта по локализации и трансферу технологий «уже состоялась более чем успешно». «Решение Siemens о продолжении участия в СП зависит от геополитической ситуации, но в то же время нужно понимать, что немецкая компания работает в России с XIX в., они пережили революцию, две мировые войны, полную национализацию и всегда возвращались. Даже если они будут вынуждены выйти из СП, то технологическое сотрудничество в той или иной форме может быть продолжено», – считает он. При худшем сценарии «Уральские локомотивы» будут вынуждены ускорить свою работу по увеличению локализации, которая и так планировалась до уровня 95%, добавил эксперт.
 
По мнению ведущего эксперта УК «Финам менеджмент» Дмитрия Баранова, возможен и вариант перехода иностранных участников в другие юрисдикции, чтобы избежать запретов на работу в РФ, Однако это, по его мнению, потребует дополнительных средств, времени, а также согласования с российскими партнерами во избежание новых сложностей.
 
Порты
 
В портовой отрасли крупнейшим СП является Global Ports датской Moeller-Maersk (владеет через APM Terminals) и российской группы «Дело» Сергея Шишкарева. Им принадлежит по 30,75%, остальные акции – free-float). Представитель компании сообщил «Ведомостям», что терминалы группы Global Ports работают штатно. «Вместе с акционерами и партнерами отслеживаем ситуацию, риски. Обеспечиваем свои обязательства перед клиентами в полном объеме», – говорит он. О выходе из СП Moeller-Maersk не сообщала. Но в ее релизе от 28 февраля говорится, что в компании следят за санкционными ограничениями РФ и не исключают приостановку приема заказов на перевозку контейнеров.
 
Медиабизнес
 
На медиарынке одним из крупнейших партнеров иностранцев является холдинг «Национальная медиа группа» (НМГ). Для иностранцев партнерство с НМГ было в какой-то степени вынужденной мерой. Принятые в 2014 г. и вступившие в силу с 2016 г. поправки в закон о СМИ ввели запрет иностранцам владеть более чем 20% в компании – учредителе российского СМИ. Фактически они были поставлены перед выбором – уйти с рынка, как это сделала тогда Universal Networks International, либо найти местного партнера. В результате ряда сделок в 2015–2018 гг. НМГ получила напрямую либо через СП контроль над российским бизнесом Viasat, Discovery, Sony Pictures Television, Turner.
 
Летом 2021 г. Sony Pictures Television покинула Россию. 20% в компании – учредителе ее телеканалов отошла компании «Медиа-телеком» (СП НМГ и «Ростелекома), а на базе каналов семейства Sony (Sony Channel, Sony Turbo и Sony Sci-Fi) стали вещать новые телеканалы – .Red, .Sci-Fi и .Black.
 
В НМГ оставили без ответов вопросы «Ведомостей» о планах развития бизнеса с иностранными партнерами. «Ведомости» направили запросы Discovery, WarnerMedia (Turner сейчас входит в состав этой компании), фонд Baring Vostok (через кипрскую компанию Sabiero Holding Limited сейчас владеет 20% в российском бизнесе Viasat).
 

 
Василий Милькин, Александр Волобуев, Денис Ильюшенков, Мария Истомина, Ксения Потаева
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/569055/

Чем чреват субсидируемый энергопереходЦены на нефть и газ взлетели на фоне спецоперации на Украине
Просмотров: 1428

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Какие активы могут бросить в России западные компании

«Нефть России», 01.03.22, Москва, 07:51   «Ведомости» проанализировали крупнейшие инвестиции ЕС и США в России
 
После начала военной спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины ЕС, США и другие западные страны начали вводить массированные санкции против России. Запад стал сворачивать сотрудничество с нашей страной практически во всех сферах – от внешней политики до культуры и спорта. В частности, европейские, американские, канадские, японские компании, как и инвесторы из других стран, союзных с Западом, могут прекратить участие в совместных предприятиях в России, выйти из технологических партнерств, прекратить поставки оборудования, комплектующих и т. д.
 
Первые жертвы нового санкционного режима уже есть – это нефтегазовые BP и Equinor, которые выходят из капитала российских компаний и обещают распродать акции в СП. Кроме того, немецкая Daimler приостановила сотрудничество с «Камазом». А вечером 28 февраля о выходе из всех СП с «Газпромом» объявила англо-голландская Shell.
 
Решение Shell касается 27,5% в проекте «Сахалин-2» (производство сжиженного газа, СПГ), 50%-ных долей в Salym Petroleum Development и СП с «Газпром нефтью» «Гыдан энерджи». Иностранная компания также намерена прекратить участие в проекте газопровода «Северный поток – 2».
 
«Ведомости» разбирались, в каких отраслях велико присутствие иностранных компаний и какие еще крупные СП находятся под угрозой развала.
 
Добыча углеводородов
 
Крупнейшие активы европейских компаний сосредоточены в нефтегазовой сфере. Французской TotalEnergies принадлежат 19,4% в «Новатэке» и доли в ключевых проектах российской компании по добыче, сжижению и транспортировке газа «Ямал СПГ» (20%), «Арктик СПГ 2» (10%), «Арктическая перевалка» (10%) и 20% в Харьягинском СРП.
 
«Газпром» сотрудничает с европейским компаниями в проектах «Северный поток – 1» (немецкие Wintershall Dea и Uniper – по 15,5%, нидерландская Gasunie и французская Engie – по 9%), «Северный поток – 2» (его финансировали Shell, Engie, Wintershall Dea, Uniper и австрийская OMV) и «Голубой поток» (газопровод в Турцию, в котором у итальянской Eni 50%).
 
Оборот этих активов исчисляется десятками и даже сотнями миллиардов долларов. Так, выручка «Роснефти» в 2021 г. составила $121,1 млрд, «Новатэка» – 1,16 трлн руб., выручка Sakhalin Energy в 2020 г. составляла $4,4 млрд, Nord Stream (оператор трубы «Северный поток – 1») – 89 млрд руб.
 
В проекте «Роснефти» «Восток ойл» 10% принадлежит сингапурской ​​Trafigura и 5% – консорциуму нидерландской Vitol и Mercantile & Maritime Energy Pte. Ltd.
 
«Газпром» в партнерстве с немецкой Wintershall Dea осуществляет разработку ачимовских отложений Уренгойского месторождения. Wintershall принадлежит 25% в СП «Ачим девелопмент». Американская ExxonMobil владеет 30% в проекте «Сахалин-1» (оператор проекта – «Эксон нефтегаз лимитед»), в рамках которого также планируется строительство завода по производству СПГ. Другая американская нефтегазовая компания, Chevron, является акционером Каспийского трубопроводного консорциума (КТК, транспортирует нефть из Казахстана в район Новороссийска) с долей 15%.
 
Интересы японских компаний преимущественно сосредоточены на нефтегазовых проектах на Дальнем Востоке: у консорциума Sodeco – 30% в «Сахалине-1», у Mitsui и Mitsubishi соответственно 12,5% и 10% в «Сахалине-2». Помимо этого консорциум Mitsui и Jogmec владеет 10% в проекте «Арктик СПГ 2».
 
Также компании из ЕС и США участвуют в большом количестве СП в нефтегазовой сфере. Обещавшей британскому правительству выйти из активов в РФ BP пока еще принадлежат доли в проектах «Роснефти» «Таас-Юрях нефтегазодобыча» (20%), «Ермак нефтегаз» (49%) и «Харампурнефтегаз» (49%), TotalEnergies – 49% в «Тернефтегазе» (СП с «Новатэком»), Shell – 50% в СП с «Газпром нефтью» «Салым петролеум девелопмент» (50%) и «Гыдан энерджи» (50%), норвежской Equinor – 49% в СП с «Роснефтью» «Ангаранефть» и 33,3% в «Севкомнефтегазе».
 
«Ведомости» направили запросы в перечисленные российские компании.
 
По словам ведущего аналитика Фонда национальной энергетической безопасности Игоря Юшкова, крупнейшими инвестициями западных компаний с 2020 г. в этой сфере являются сделки по покупке TotalEnergies долей в «Новатэке» и его проектах, а также покупка Trafigura и консорциумом с участием Vitol у «Роснефти» 10% в «Восток ойле». По его мнению, на фоне санкционного воздействия есть риск, что вслед за BP и Equinor из активов в России может выйти TotalEnergies, хотя сама компания в этом не заинтересована. Выход ExxonMobil из «Сахалина-1» аналитик считает маловероятным, так как это давний проект, в котором американская компания является оператором, поэтому может воспринимать его как «свой».
 
Также, по мнению Юшкова, менее вероятен выход из СРП «Сахалин-1» и «Сахалин-2» японских компаний. Японцы обычно добропорядочно исполняют условия санкций, но пока нет оснований считать, что они будут распространены на эти проекты, говорит Юшков. По его мнению, Япония также постарается сохранить участие в «Арктик СПГ 2», тем более санкций против СПГ-проектов пока нет. На проект «Северный поток» ситуация может повлиять только в случае дальнейшей эскалации санкций, например, если будут ограничены поставки газа в ЕС со стороны России, добавляет он.
 
Электроэнергетика
 
Европейские компании также присутствуют в электроэнергетике России. Их дочерние компании владеют электростанциями суммарной мощностью порядка 22 ГВт (без учета строящихся), это почти 9% от всей мощности генерации в Единой энергосистеме России (246,6 ГВт на 1 января 2022 г.).
 
Генерация в нашей стране есть у итальянской Enel, которой принадлежит 56% в ООО «Энел Россия». Компания, созданная в результате разделения РАО ЕЭС, сегодня владеет ГРЭС и ветроэлектростанциями (ВЭС) общей мощностью 5,74 ГВт. Пять ТЭС мощностью 11,25 ГВт принадлежат «Юнипро», входящей в немецкий энергохолдинг Uniper. Осенью 2021 г. «Интерфакс» сообщал со ссылкой на источники о поиске Uniper покупателей как на всю российскую «дочку», так и отдельные электростанции.
 
ПАО «Фортум» – «дочка» финской Fortum – также владеет в РФ ТЭС и ВЭС суммарной мощностью 4,67 ГВт. Компания является одним из ведущих производителей тепла и электроэнергии на Урале и в Западной Сибири. «Фортум» также активно инвестировал в ВИЭ: на конец 2021 г. операционный портфель в этой области превысил 1,2 ГВт, суммарный объем проектов – около 3,4 ГВт. В январе 2022 г. Газпромбанк выкупил у «Роснано» долю в Фонде развития ветроэнергетики, который принадлежал госкомпании на паритетных началах с «Фортумом». Фонд должен был быть преобразован в СП, сообщали стороны.
 
В Ульяновске выпускает лопасти для турбин ВЭС запущенный в 2018 г. завод датской компании Vestas. Изначально «Вестас мэньюфэкчуринг рус» создавалось в форме СП с «Роснано», но в летом 2021 г. российская госкомпания продала свою долю.
 
Госкомпания «Интер РАО» с американской GE реализует проект по локализации в России турбин большой мощности в рамках СП «Русские газовые турбины» (100% акций ООО у нидерландской Rus Gas Turbines Holdings B.V.). Завод был построен с нуля в 2012–2014 гг. в Ярославской области. GE принадлежит 49%, у «Интер РАО» есть опцион на выкуп остальных акций.
 
Источник «Ведомостей» на энергорынке также напоминает о серьезной зависимости российских генкомпаний от GE и Siemens из-за сервисных контрактов на энергооборудование, установленное в 2010–2019 гг. на новых парогазовых ТЭС по первой госпрограмме ДПМ (гарантирует фиксированную доходность инвесторам в новые электростанции).
 
В российских энергокомпаниях не ответили на вопросы «Ведомостей» по поводу возможного изменения в работе СП либо отказались от комментариев.
 
Металлы и лес
 
В сфере металлургии СП с европейскими компаниями есть у «Северстали» – «ВиндарСеверсталь» (у испанской Windar Renovables – 51%), «Тенарис Северсталь» (у итальянской Tenaris – 49%) и «Линде Северсталь» (немецкая Linde владеет 74%).
 
В российской золотодобывающей отрасли американскому фонду Blackrock принадлежат 17,99% в компании «Высочайший» (ее выручка в 2020 г. – $471 млн), а канадская Kinross Gold владеет двумя рудниками на Чукотке через Чукотскую горно-геологическую компанию и компанию «Северное золото».
 
Значительное представительство западных инвесторов наблюдается в отрасли лесопереработки. Американская International Paper владеет 50% группы «Илим» (выручка группы в 2020 г. – 123,5 млрд руб.), а австрийской Mondi принадлежат 95,8% в «Монди Сыктывкарский ЛПК» (выручка в 2020 г. – 61 млрд руб.). Японская Iida Group, в свою очередь, договорилась о покупке 75% RFP Group, но сделка пока не закрыта.
 
«Ведомости» направили запросы в перечисленные российские компании.
 
Машиностроение
 
Немецкий автоконцерн Daimler AG (ключевой бренд – Mercedes) в лице своего грузового подразделения 28 февраля сообщил о приостановке сотрудничества с «Камазом» (доля немцев в компании – 15%). По сообщению немецкой газеты Handelsblatt, Daimler не будет поставлять комплектующие в Россию и производить грузовики в рамках паритетного СП с «Камазом» «ДК рус». «Камаз» попал в так называемый третий пакет санкций Евросоюза против России и Белоруссии.
 
Также собственником «АвтоВАЗа» является российское СП, 67,6% в котором принадлежит французской Renault, еще 32,4% – у госкорпорации «Ростех». У «Соллерса» Вадима Швецова есть СП с Ford (у российской группы – 51%) по выпуску коммерческих автомобилей Ford Transit в Елабуге, а также паритетное СП с Mazda во Владивостоке.
 
В сфере железнодорожного машиностроения в России работает паритетное СП немецкой Siemens и группы «Синара» Дмитрия Пумпянского. На предприятии производят грузовые тепловозы, а также пассажирские скоростные электропоезда «Ласточка».
 
У «Российских железных дорог» (РЖД) существует несколько СП в разных сферах. Например, в 2020 г. РЖД и японская Marubeni создали в Хабаровске СП «Эр энд эм медицинский центр» для реализации проекта центра превентивной медицины и диагностики на базе КБ «РЖД-медицина» города Хабаровск» (структура российской монополии). По данным «СПАРК-Интерфакса», владельцем компании является«Эр энд эм инвестмент», 74% которого принадлежит TGV Investment Co., Ltd (Япония), 26% – АО «РЖД – инфраструктурные проекты» (Москва).
 
Также РЖД совместно с автомобильным концерном Stellans (Италия и США) владеет французской логистической компанией Gefco (у Stellantis – 25%). А в конце 2021 г. железнодорожные перевозчики CER Cargo Holding (Венгрия) и Rail Cargo Group (Австрия) совместно с РЖД создали предприятие для развития перевозок по так называемому «Новому шелковому пути», которым владеют в равных долях,
 
Сейчас зарубежные партнеры пока только определяются по своей позиции, считает президент НИЦ «Перевозки и инфраструктура» Павел Иванкин. Он напомнил, что РЖД находится под санкциями только в части размещения облигаций, но не в части основной деятельности – перевозок. «В случае выхода иностранных компаний часть проектов просто закроется. По машиностроительным проектам однозначного решения сейчас нет, надо определяться по многим параметрам: конструкторской документации, техническим решениям, поставкам элементов и т. д.», – отметил эксперт.
 
Гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров, напротив, отмечает, что в отличие от равного долевого участия в СП уровень локализации продукции на «Уральских локомотивах» составляет порядка 88% и основная цель проекта по локализации и трансферу технологий «уже состоялась более чем успешно». «Решение Siemens о продолжении участия в СП зависит от геополитической ситуации, но в то же время нужно понимать, что немецкая компания работает в России с XIX в., они пережили революцию, две мировые войны, полную национализацию и всегда возвращались. Даже если они будут вынуждены выйти из СП, то технологическое сотрудничество в той или иной форме может быть продолжено», – считает он. При худшем сценарии «Уральские локомотивы» будут вынуждены ускорить свою работу по увеличению локализации, которая и так планировалась до уровня 95%, добавил эксперт.
 
По мнению ведущего эксперта УК «Финам менеджмент» Дмитрия Баранова, возможен и вариант перехода иностранных участников в другие юрисдикции, чтобы избежать запретов на работу в РФ, Однако это, по его мнению, потребует дополнительных средств, времени, а также согласования с российскими партнерами во избежание новых сложностей.
 
Порты
 
В портовой отрасли крупнейшим СП является Global Ports датской Moeller-Maersk (владеет через APM Terminals) и российской группы «Дело» Сергея Шишкарева. Им принадлежит по 30,75%, остальные акции – free-float). Представитель компании сообщил «Ведомостям», что терминалы группы Global Ports работают штатно. «Вместе с акционерами и партнерами отслеживаем ситуацию, риски. Обеспечиваем свои обязательства перед клиентами в полном объеме», – говорит он. О выходе из СП Moeller-Maersk не сообщала. Но в ее релизе от 28 февраля говорится, что в компании следят за санкционными ограничениями РФ и не исключают приостановку приема заказов на перевозку контейнеров.
 
Медиабизнес
 
На медиарынке одним из крупнейших партнеров иностранцев является холдинг «Национальная медиа группа» (НМГ). Для иностранцев партнерство с НМГ было в какой-то степени вынужденной мерой. Принятые в 2014 г. и вступившие в силу с 2016 г. поправки в закон о СМИ ввели запрет иностранцам владеть более чем 20% в компании – учредителе российского СМИ. Фактически они были поставлены перед выбором – уйти с рынка, как это сделала тогда Universal Networks International, либо найти местного партнера. В результате ряда сделок в 2015–2018 гг. НМГ получила напрямую либо через СП контроль над российским бизнесом Viasat, Discovery, Sony Pictures Television, Turner.
 
Летом 2021 г. Sony Pictures Television покинула Россию. 20% в компании – учредителе ее телеканалов отошла компании «Медиа-телеком» (СП НМГ и «Ростелекома), а на базе каналов семейства Sony (Sony Channel, Sony Turbo и Sony Sci-Fi) стали вещать новые телеканалы – .Red, .Sci-Fi и .Black.
 
В НМГ оставили без ответов вопросы «Ведомостей» о планах развития бизнеса с иностранными партнерами. «Ведомости» направили запросы Discovery, WarnerMedia (Turner сейчас входит в состав этой компании), фонд Baring Vostok (через кипрскую компанию Sabiero Holding Limited сейчас владеет 20% в российском бизнесе Viasat).
 

 
Василий Милькин, Александр Волобуев, Денис Ильюшенков, Мария Истомина, Ксения Потаева

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.