ПРИКРАСЫ И ГРИМАСЫ ГОЭЛРО-2

№ 7, ИЮЛЬ 2009
NOTA BENE

 
Александр Черепанов

Мало кто может позволить себе сегодня бесхозяйственно относиться к инвестиционным средствам

Всем знакомая с детства фраза «Уходя, гасите свет!» в последнее время, как это ни парадоксально, cтала приобретать в нашей стране несколько иной характер - не нравоучительной рекомендации по сбережению электроэнергии, а вынужденной меры в преддверии возможного проявления нехватки этих самых мегаватт, причиной чему может, в свою очередь, стать уменьшение объёма ввода новых мощностей.

Мог ли это предполагать Анатолий Чубайс, затевая в 2000 г. свою реформу РАО «ЕЭС России», тут же названную «Вторым планом ГОЭЛРО»? И уж только в кошмарном сне смог бы увидеть Глеб Кржижановский, до чего, в конечном счёте, «докатится» его «детище» - ГОЭЛРО под № 1? Тем более если учесть, что энергетика, по мнению высшего руководства страны, - системообразующая отрасль российской экономики и что это именно она призвана обеспечивать тот самый рост благосостояния, о котором принято говорить на разного уровня мероприятиях.

Но все эти прикрасы реформационных преобразований стали вдруг расплываться в гримасах, когда финансовый кризис коснулся не только частных, но и государственных энергокомпаний, и прежде всего в сфере инвестпрограмм, предусматривавших строительство новых генерирующих мощностей. На поверку это оказалось весьма дорогим удовольствием. Ведь если верить консалтинговой компании McKinsey, себеcтоимость строительства лишь одной теплоэлектростанции обходится России в 2500 долларов за киловатт против 1800 - в Евросоюзе и 720 - в Китае...          
 
                        

            Как ни удивительно, но оказалось, что без «нефтянки» в этом энергетическом «благом деле» никак не обойтись. Вот уж воистину - «палочка-выручалочка» на все случаи экономической жизни! Хотя, как пишет наш автор - аналитик по нефти и газу ИК «Баррель» Анна Анненкова (см. материалы «круглого стола» «Деньги, брошенные на ветер?»), - основной идеей чубайсовской реформы было создание в электроэнергетике «класса эффективных собственников». «Но так уж получилось, - утверждала она далее, - что именно у нефтегазового сектора оказались те финансовые ресурсы, что давали возможность приобрести наиболее интересные электроэнергетические активы». А вместе с тем, как отмечал другой автор «Нефти России» Николай Марков (см. статью «Кризиса злонравные плоды»), в значительной степени именно представители нефтегазовой промышленности, подписывая вместе с государством «план Чубайса» по реформированию отечественной электроэнергетики (так называемый ГОЭЛРО-2), смогли бы в дальнейшем обеспечить финансирование строек общим объёмом в 2 трлн рублей.

            Причём, как считает Денис Борисов из ИФК «Солид» (выступая на уже упоминавшемся «круглом столе»), «нынешнее участие российских ВИНК в электроэнергетическом секторе можно условно разделить на две модели: прямую интеграцию в отрасль посредством покупки пакета акций энергокомпаний и развитие собственной энергетики в масштабах, необходимых для обеспечения собственных потребностей». Словом, как говорится, открывалась возможность и государству помочь с реформой, и про себя, любимых, не забыть. И первый этап поставленной цели, предполагает тот же Денис Борисов, можно было бы считать успешно завершенным - стратегические инвесторы в электроэнергетику пошли.

            Но грянувший мировой кризис коснулся крылом своих «гримас» и финансовых возможностей всех без исключения инвесторов, что оказались в результате сродни бальзаковской «шагреневой коже». Плюс ко всему, сокрушается Николай Марков, даже возведи они новые мощности, то те, по самым реальным прогнозам, могли бы оказаться невостребованными. Доказательство тому - прогноз Минэнерго о сокращении энергопотребления только в текущем году на 4,5%.

            C другой стороны,  удивление у выступавших в рамках редакционного «круглого стола» вызвал и тот факт, что правительство своими последующими решениями, по сути, противопоставило участвовавшие в реформе электроэнергосектора государственные компании, которым разрешили не тратить лишние деньги на инвестиции в разгар кризиса, частным (тем же нефтегазовым) инвесторам, которым, наоборот, предписано было вкладывать в энергетику «по полной программе». Иначе, мол - «пойдут штрафы»...

            Что же делать? Доктор экономических наук Алексей Хайтун из Центра энергетической политики Института Европы РАН (см. статью «Кризис и энергетика») считает, что кризис российской энергетики (включая и её составляющую - электроэнергетику) наметился задолго до мирового и объяснялся, в частности, такой внутренней предпосылкой, как «наличие большой доли физически и морально устаревшего оборудования». (Кстати, на ту же «гримасу» ещё в начале реформы РАО «ЕЭС России» указывал и его руководитель Анатолий Чубайс.) Один из важнейших путей решения данной проблемы Алексей Хайтун (подкрепляя свои слова мнением академика РАН Абела Аганбегяна) видит в создании фондов «длинных денег», прежде всего для финансового обеспечения инвестиционных проектов, в том числе и в электроэнергетике.

«А поскольку яснее ясного, - вынужден был констатировать он, - что собственных ″длинных денег″ у России на эти цели недостаточно, то возможными альтернативами на сей счёт может быть либо сокращение инвестиционных амбиций, либо привлечение иностранного капитала».

            Впрочем, «забугорный мешок» сегодня не слишком-то и рвётся в российскую экономику. Вот и в затрагиваемой в № 7 «Нефти России» проблеме приватизации энергоактивов пока что принимают участие лишь несколько европейских компаний - германские RWE (cовместно с российской Группой «Синтез» приобретшей ТГК-2) и E.ON (ОГК-4), финская Fortum - ТГК-10 да итальянская Enel - ОГК-5.

            Тем не менее, отдача электроэнергетики «на откуп» рынку, по мнению целого ряда авторов журнала, «дело весьма рискованное». Отсюда они задаются вопросом, который может показаться либо крамольным в свете уже произошедших событий (раздела РАО «ЕЭС России»), либо предстать в образе очередной «гримасы» случившейся реформы: «Поскольку опыт других стран доказал, что масштабная конкуренция в электроэнергетике существенно затруднена, то, может быть, генерацию и сбыт стоило бы всё-таки вернуть в руки государства?»

            «Зачем это делать, - отвечает вопросом на вопрос Дмитрий Лютягин из ИК «Велес Капитал», - если его контроль над распределением электроэнергии так и остался в полном объёме. А вот роль ″нефтянки″ в приватизации электроэнергетики пока что не так и велика...» Подтверждая это, аналитик особо выделяет здесь лишь «энергичные усилия» «ЛУКОЙЛа», «достаточно вялые» «Роснефти» и ставшую уже привычной для «Газпрома» роль «основного игрока» в новой для себя сфере.

Кстати, занимаясь этим «новым делом», упомянутые компании не забывают и об «основном профиле» работы - тому свидетельством статья «лукойловских» руководителей Валерия Грайфера и Вагита Алекперова («Успешная проверка на прочность»), материалы Владимира Терещенко об успехах «Роснефти» в сфере upstream («Против течения»), Светланы Стефаненко о развитии нефтепереработки в Поволжье («Рай для российских НПЗ»).

            ...Что же касается влияния мирового кризиса на российский бизнес вообще и электроэнергетику в частности, то в материале «Кризис меняет правила игры» Николай Марков резюмирует, что и он, и всё общество ныне активно учатся адаптироваться к новым реалиям. В свою очередь, российские ВИНК не спешат расставаться с приобретёнными энергетическими активами - покупались-то они не для сиюминутной конъюнктуры. Вот почему хозяйствующие субъекты «нефтянки», уже купившие доли «наследия Чубайса» (хотя процесс реформирования РАО «ЕЭС России» сейчас немного и «подостыл»), ставят перед собой более прагматичную цель: наиболее гармонично встроить новый сегмент бизнеса в свою интегрированную структуру...  





 Все статьи номера
 Архив журнала