Евроинтеграция: время - назад!

Их нравы
«Нефть России», 26.08.16, Москва, 13:01    Все послевоенные годы европейцы старательно возводили гигантское здание своего "Общего дома". Сейчас, семьдесят лет спустя после начала работы, выяснилось, что конечные цели её участников принципиально различны: одни создавали нечто неопределённое "от Атлантики до Урала", другие возводили крепость "Европа" с неприступными стенами и мощнейшей огневой защитой, третьи видели будущее в возрождении Священной Римской империи германской нации. Теперь, похоже, всем этим затеям пришёл конец - Европа переживает невиданный общеконтинентальный кризис.
 
На развалинах крепости "Европа"
 
Разговоры о европейском кризисе континентального масштаба - отнюдь не досужие политологические измышления. Самый убедительный тому пример - брексит, решение о выходе Великобритании из Европейского союза. Стало очевидно, что многолетние споры еврооптимистов и евро-скептиков перешли в фазу юридического пересмотра основ политико-экономической интеграции.
 
В соседней с Англией Ирландии явно видится тенденция к объединению Ирландской Республики (страны католической) и Северной Ирландии (Ольстера) - британской территории, на которой доминирует протестантизм. С XVI века там бушевали религиозные войны. Классические боевые действия сменялись террористическими акциями. И вот теперь оказалось, что многие жители Ольстера хотели бы объединиться с Ирландской Республикой, которая входит в состав Европейского союза. Североирландцы не поддерживают английский брексит и хотят слиться с многолетними противниками ради сохранения своих общеевропейских преимуществ. Аналитики считают, что такое развитие событий вполне возможно. И не только на острове Ирландия. Шотландия превратилась в дамоклов меч, который висит над Лондоном. В Эдинбурге готовы провести референдум о выходе из Великобритании и создании самостоятельного шотландского государства, которое вступит в ЕС. Если учесть, что в Шотландии сейчас находится английская главная база подводных лодок, вооружённых атомными ракетами, противостояние сторонников брексита и шотландской независимости окажется фактором глобального масштаба.
 
Британским сюжетом кризис ЕС не исчерпывается. Германия стоит на пороге земельных выборов. Эксперты отмечают стремительный рост популярности "Альтернативы для Германии" - партии, которую называют и крайне правой, и даже неофашистской. "Альтернатива" категорически отвергает миграционную политику Меркель, что импонирует многим избирателям.
 
Очень сложная ситуация в Баварии, которой почти восемьсот лет правили местные монархи Виттельсбахи. В трудные времена баварцы охотно вспоминают о своих противоречиях с Пруссией и Саксонией (в том числе и о вооружённых конфликтах). В Мюнхене находится штаб-квартира Христианско-социального союза (ХСС), который вместе с ХДС (Христианско-демократическим союзом) образует фундамент нынешнего общегерманского политического устройства. Этот фундамент рассыпается. Сейчас в Баварии всё чаще раздаются сепаратистские призывы, там всё очевиднее становится неприятие политики Ангелы Меркель (в том числе и на международном уровне). Если учесть, что после террористических акций на севере ФРГ в этом районе тоже всё больше противников нынешнего кабинета, вероятность политической стабильности всей Германии представляется весьма проблематичной. От судеб же "немецкого локомотива европейской экономики" напрямую зависит и судьба европейского единения.
 
Во Франции Национальный фронт постоянно подтверждает свои властные амбиции. Зреет бунт на французской Корсике. Там конфликты местных жителей с выходцами из Северной Африки дошли до точки кипения. А после зверского убийства священника на северо-западе Франции говорить о незыблемости президентства Франсуа Олланда может только абсолютно политически наивный человек. Национальный фронт с его антииммигрантской ориентацией привлекает всё больше сторонников.
 
Таким образом, три крупнейшие страны Евросоюза - Англия, Германия и Франция - совершенно очевидно становятся "зоной политического бедствия". И не только они. Каталонцы на грани выхода из Испании. Северные регионы Италии создали "антиримские" местные органы власти. В Бельгии, где расположены руководящие центры ЕС и НАТО, грустно шутят: нашу страну объединяют только шоколад, пиво и король. Фактически же в Бельгии три страны: Фламандия, Валлония плюс ещё космополитический Брюссель.
 
В Голландии уже много лет тлеет конфликт с Евросоюзом. Сейчас противники "брюссельского диктата" стремительно набирают силу.
 
Особенно тревожна ситуация на востоке Европы. "Вышеградская группа" - Венгрия, Чехия и Польша - категорически отвергает миграционные решения ЕС.
 
В Австрии, возможно, уже в сентябре у власти окажутся националисты. Глухой гул недовольства интеграционной политикой Брюсселя всё явственнее в Скандинавии. В таких условиях проект "Общеевропейский дом" становится малореальным. И всё больше в Европе оказывается тех, кто намерен разобраться в истоках и вероятных последствиях политико-экономической интеграции.
 
Европа монополий - это не Общеевропейский дом
 
Истоки идеи евроинтеграции просматриваются в событиях семидесятилетней давности. Тогда Европа являла собой гигантское разорённое мировой войной пространство от Атлантики до Урала. Антигитлеровская коалиция распалась. Появился "ров в европейской гостиной", который перерезал континент. Политический водораздел не являлся абсолютным. В Западной Европе были не только политические силы, аффилированные с крупным (в том числе и американским) бизнесом. После свержения гитлеризма там стали очень популярны коммунисты, которые намеревались строить социализм по советскому образцу. Их активно поддерживали в Москве.
 
В Америке прекрасно понимали, что предоставленная самой себе Западная Европа быстро окрасится в красный цвет того или иного оттенка. Разорённая экономика, массовая безработица катализировали развитие событий в этом направлении. Уильям Колби, бывший резидент американской разведки в Италии, дослужившийся до поста директора ЦРУ, подробно рассказал в своих мемуарах о том, как он боролся с "коммунистической угрозой" на Апеннинах, какую финансовую поддержку проамериканские силы получали из США и как на эти деньги были организованы "свободные выборы", предотвратившие приход коммунистов к власти.
 
Итальянский феномен был использован для выработки более общих решений. Капитаны германской индустрии не пострадали от режима бесноватого фюрера и при заокеанской поддержке могли построить новую Европу, приемлемую для Соединённых Штатов Америки. Их активно поддержали те американские бизнесмены, которые владели крупной собственностью в Германии. Такие предприятия чудесным образом не пострадали в ходе ураганных военных действий. И после войны именно эти бизнес-империи стали главными кристаллизаторами американских планов переустройства Европы.
 
Так появился "План Маршалла". Его автором считается генерал Джордж Кэтлетт Маршалл - госсекретарь, а потом министр обороны США. Он определил ситуацию предельно откровенно: "Было бы нелепо полагать, что предоставленная своим усилиям Европа останется открытой для американского бизнеса в той же мере, что и раньше". Его последователь Дин Ачесон позже уточнил: "Американское правительство проводит политику помощи (Западной Европе) в деле восстановления, преследуя при этом свои узкие политические цели".
 
Для реализации вашингтонских "узких политических целей" был выбран опытный германский политик, христианский демократ, бывший обер-бургомистр Кёльна Конрад Аденауэр. В 1949 году он стал западногерманским канцлером, а в 1951-м выступил инициатором создания Европейского объединения угля и стали на базе сохранившегося монополистического потенциала ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Так родилась Европа монополий. В 1957 году по Римскому договору она стала именоваться Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). Это была уже структура, ориентированная не на преодоление последствий Второй мировой войны, а на обслуживание хозяйственно-экономических потребностей боевого наступательного альянса НАТО.
 
После разрушения СССР в 1993 году экономические функции западноевропейских интеграционных структур отошли на второй план. Главным стало освоение "советского наследства" в Восточной Европе. Так появился Европейский союз (ЕС), который обрёл черты некоего сверхгосударства: свой парламент, своё правительство, своя валюта. Теперь ЕС на всех парах мчится к созданию и собственных весьма значительных вооружённых сил, хотя из-за разногласий членов Союза многие считают эту идею априори нереализуемой.
 
При всех многочисленных изменениях в процессе евроинтеграции неизменной осталась его доминанта: Европа объединяется для достижения Соединёнными Штатами своих "узких политических целей", как и было сформулировано семьдесят лет назад. Европа монополий по определению не может стать общеевропейским домом, что и подтверждается развитием событий последнего времени.
 
Нужна длинная ложка
 
То, что сегодня называют внешнеполитическими новациями Обамы, на самом деле вовсе не новации. Ещё во время своего первого визита в Польшу президент Буш сформулировал цель, тогда ещё не везде воспринимавшуюся всерьёз, - создание "монолитного моста от Балтийского до Чёрного моря". Опытнейший германский политик Эгон Бар оценил его слова так: "Вторая опора "моста" - это Грузия и Кавказский регион. Стратегическая направленность американской политики, простирающаяся от "непотопляемого авианосца" Европы на юго-восток и стремящаяся через Ближний и Средний Восток к контролю над Афганистаном и Ираном, а также над государствами на бывшей южной оконечности Советского Союза, соответствует американским интересам. Но кто не хочет сказать "нет" ведущей державе, тот не сможет достичь самоопределения".
 
То, что во времена Буша (республиканца) было экзотикой, не везде воспринимавшейся всерьёз, стало при Обаме (демократе) политической практикой. Маршрут экспансии и её цели не изменились. Что действительно ново, так это теснейшее сближение ЕС и НАТО для достижения американской гегемонии. Яркий пример тому - судьба Греции.
 
В период обострения греческого долгового кризиса многие удивлялись - Афины подтвердили свою неплатёжеспособность по долгам Евросоюзу и отдельным его членам, почему же Брюссель продолжает накачивать Афины деньгами? Выдвигались разные версии. Но одна (важнейшая!) оставалась в тени: Греция - член НАТО. В отличие от других куда более богатых и влиятельных стран она всегда аккуратно вносит взносы на развитие этой военной структуры, тем самым подтверждая верность альянсу. Парижу, Берлину, Риму и многим другим столицам стран НАТО есть чему поучиться у Афин, которые относятся к своим военным обязательствам как к абсолютному политико-экономическому приоритету, куда более важному, чем социальные обязательства перед собственным народом. Соответственно, Вашингтон поддерживает политику Афин, сколь бы неудобной она ни была для других членов ЕС.
 
Но, как говорят немцы, "чтобы есть с чёртом из одной миски, нужно иметь очень длинную ложку". Греки, видимо, считают, что они такой ложкой обзавелись. Однако завтра НАТО может потребовать от Афин не только аккуратных платежей. Взаимодействие ЕС и НАТО будет углубляться. И дело, по мнению аналитиков, весьма вероятно дойдёт до участия греков в совместных боевых операциях в горячих европейских точках - прежде всего в Прибалтике. В Америке Эстонию панибратски называют "предместьем Санкт-Петербурга". А это делает вполне вероятной отправку греческого военного контингента в питерские окрестности для проведения коллективной акции НАТО, поддерживаемой, разумеется, Евросоюзом.
 
Я видел, с каким изяществом греческое воинство задирает колени, церемониально маршируя в Афинах. Но марш на Питер - это не картинное задирание колен, это кровь, смерть и слёзы. В истории нашей страны немало примеров уничтожения незадачливых иноземных вояк, которые надеялись прошагать парадным маршем по России. Неужели нынешние греки хотят пополнить их кладбищенские ряды? Такое кажется невероятным. Но дисциплина в НАТО суровая - Вашингтон приказывает, остальные исполняют.
 
Впрочем, время от времени эстонская пресса вспоминает слова американского сенатора Чарльза Шумера, сказанные им ещё десять лет назад: США могли бы позволить России восстановить гегемонию Кремля на пространстве Восточной Европы. Похоже, в Соединённых Штатах не очень верят в боеспособность раздираемого внутренними противоречиями гарнизона крепости "Европа".
 
Александр ДРАБКИН
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/530057/

Коммунисты всех партий, объединяйтесь! Коалиция призывает КПРФ избавиться от Зюганова и РашкинаВ ожидании полной незалежности: Российская армия опять не явилась на войну с Украиной
Просмотров: 479

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Евроинтеграция: время - назад!

«Нефть России», 26.08.16, Москва, 13:01   Все послевоенные годы европейцы старательно возводили гигантское здание своего "Общего дома". Сейчас, семьдесят лет спустя после начала работы, выяснилось, что конечные цели её участников принципиально различны: одни создавали нечто неопределённое "от Атлантики до Урала", другие возводили крепость "Европа" с неприступными стенами и мощнейшей огневой защитой, третьи видели будущее в возрождении Священной Римской империи германской нации. Теперь, похоже, всем этим затеям пришёл конец - Европа переживает невиданный общеконтинентальный кризис.
 
На развалинах крепости "Европа"
 
Разговоры о европейском кризисе континентального масштаба - отнюдь не досужие политологические измышления. Самый убедительный тому пример - брексит, решение о выходе Великобритании из Европейского союза. Стало очевидно, что многолетние споры еврооптимистов и евро-скептиков перешли в фазу юридического пересмотра основ политико-экономической интеграции.
 
В соседней с Англией Ирландии явно видится тенденция к объединению Ирландской Республики (страны католической) и Северной Ирландии (Ольстера) - британской территории, на которой доминирует протестантизм. С XVI века там бушевали религиозные войны. Классические боевые действия сменялись террористическими акциями. И вот теперь оказалось, что многие жители Ольстера хотели бы объединиться с Ирландской Республикой, которая входит в состав Европейского союза. Североирландцы не поддерживают английский брексит и хотят слиться с многолетними противниками ради сохранения своих общеевропейских преимуществ. Аналитики считают, что такое развитие событий вполне возможно. И не только на острове Ирландия. Шотландия превратилась в дамоклов меч, который висит над Лондоном. В Эдинбурге готовы провести референдум о выходе из Великобритании и создании самостоятельного шотландского государства, которое вступит в ЕС. Если учесть, что в Шотландии сейчас находится английская главная база подводных лодок, вооружённых атомными ракетами, противостояние сторонников брексита и шотландской независимости окажется фактором глобального масштаба.
 
Британским сюжетом кризис ЕС не исчерпывается. Германия стоит на пороге земельных выборов. Эксперты отмечают стремительный рост популярности "Альтернативы для Германии" - партии, которую называют и крайне правой, и даже неофашистской. "Альтернатива" категорически отвергает миграционную политику Меркель, что импонирует многим избирателям.
 
Очень сложная ситуация в Баварии, которой почти восемьсот лет правили местные монархи Виттельсбахи. В трудные времена баварцы охотно вспоминают о своих противоречиях с Пруссией и Саксонией (в том числе и о вооружённых конфликтах). В Мюнхене находится штаб-квартира Христианско-социального союза (ХСС), который вместе с ХДС (Христианско-демократическим союзом) образует фундамент нынешнего общегерманского политического устройства. Этот фундамент рассыпается. Сейчас в Баварии всё чаще раздаются сепаратистские призывы, там всё очевиднее становится неприятие политики Ангелы Меркель (в том числе и на международном уровне). Если учесть, что после террористических акций на севере ФРГ в этом районе тоже всё больше противников нынешнего кабинета, вероятность политической стабильности всей Германии представляется весьма проблематичной. От судеб же "немецкого локомотива европейской экономики" напрямую зависит и судьба европейского единения.
 
Во Франции Национальный фронт постоянно подтверждает свои властные амбиции. Зреет бунт на французской Корсике. Там конфликты местных жителей с выходцами из Северной Африки дошли до точки кипения. А после зверского убийства священника на северо-западе Франции говорить о незыблемости президентства Франсуа Олланда может только абсолютно политически наивный человек. Национальный фронт с его антииммигрантской ориентацией привлекает всё больше сторонников.
 
Таким образом, три крупнейшие страны Евросоюза - Англия, Германия и Франция - совершенно очевидно становятся "зоной политического бедствия". И не только они. Каталонцы на грани выхода из Испании. Северные регионы Италии создали "антиримские" местные органы власти. В Бельгии, где расположены руководящие центры ЕС и НАТО, грустно шутят: нашу страну объединяют только шоколад, пиво и король. Фактически же в Бельгии три страны: Фламандия, Валлония плюс ещё космополитический Брюссель.
 
В Голландии уже много лет тлеет конфликт с Евросоюзом. Сейчас противники "брюссельского диктата" стремительно набирают силу.
 
Особенно тревожна ситуация на востоке Европы. "Вышеградская группа" - Венгрия, Чехия и Польша - категорически отвергает миграционные решения ЕС.
 
В Австрии, возможно, уже в сентябре у власти окажутся националисты. Глухой гул недовольства интеграционной политикой Брюсселя всё явственнее в Скандинавии. В таких условиях проект "Общеевропейский дом" становится малореальным. И всё больше в Европе оказывается тех, кто намерен разобраться в истоках и вероятных последствиях политико-экономической интеграции.
 
Европа монополий - это не Общеевропейский дом
 
Истоки идеи евроинтеграции просматриваются в событиях семидесятилетней давности. Тогда Европа являла собой гигантское разорённое мировой войной пространство от Атлантики до Урала. Антигитлеровская коалиция распалась. Появился "ров в европейской гостиной", который перерезал континент. Политический водораздел не являлся абсолютным. В Западной Европе были не только политические силы, аффилированные с крупным (в том числе и американским) бизнесом. После свержения гитлеризма там стали очень популярны коммунисты, которые намеревались строить социализм по советскому образцу. Их активно поддерживали в Москве.
 
В Америке прекрасно понимали, что предоставленная самой себе Западная Европа быстро окрасится в красный цвет того или иного оттенка. Разорённая экономика, массовая безработица катализировали развитие событий в этом направлении. Уильям Колби, бывший резидент американской разведки в Италии, дослужившийся до поста директора ЦРУ, подробно рассказал в своих мемуарах о том, как он боролся с "коммунистической угрозой" на Апеннинах, какую финансовую поддержку проамериканские силы получали из США и как на эти деньги были организованы "свободные выборы", предотвратившие приход коммунистов к власти.
 
Итальянский феномен был использован для выработки более общих решений. Капитаны германской индустрии не пострадали от режима бесноватого фюрера и при заокеанской поддержке могли построить новую Европу, приемлемую для Соединённых Штатов Америки. Их активно поддержали те американские бизнесмены, которые владели крупной собственностью в Германии. Такие предприятия чудесным образом не пострадали в ходе ураганных военных действий. И после войны именно эти бизнес-империи стали главными кристаллизаторами американских планов переустройства Европы.
 
Так появился "План Маршалла". Его автором считается генерал Джордж Кэтлетт Маршалл - госсекретарь, а потом министр обороны США. Он определил ситуацию предельно откровенно: "Было бы нелепо полагать, что предоставленная своим усилиям Европа останется открытой для американского бизнеса в той же мере, что и раньше". Его последователь Дин Ачесон позже уточнил: "Американское правительство проводит политику помощи (Западной Европе) в деле восстановления, преследуя при этом свои узкие политические цели".
 
Для реализации вашингтонских "узких политических целей" был выбран опытный германский политик, христианский демократ, бывший обер-бургомистр Кёльна Конрад Аденауэр. В 1949 году он стал западногерманским канцлером, а в 1951-м выступил инициатором создания Европейского объединения угля и стали на базе сохранившегося монополистического потенциала ФРГ, Франции, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга. Так родилась Европа монополий. В 1957 году по Римскому договору она стала именоваться Европейским экономическим сообществом (ЕЭС). Это была уже структура, ориентированная не на преодоление последствий Второй мировой войны, а на обслуживание хозяйственно-экономических потребностей боевого наступательного альянса НАТО.
 
После разрушения СССР в 1993 году экономические функции западноевропейских интеграционных структур отошли на второй план. Главным стало освоение "советского наследства" в Восточной Европе. Так появился Европейский союз (ЕС), который обрёл черты некоего сверхгосударства: свой парламент, своё правительство, своя валюта. Теперь ЕС на всех парах мчится к созданию и собственных весьма значительных вооружённых сил, хотя из-за разногласий членов Союза многие считают эту идею априори нереализуемой.
 
При всех многочисленных изменениях в процессе евроинтеграции неизменной осталась его доминанта: Европа объединяется для достижения Соединёнными Штатами своих "узких политических целей", как и было сформулировано семьдесят лет назад. Европа монополий по определению не может стать общеевропейским домом, что и подтверждается развитием событий последнего времени.
 
Нужна длинная ложка
 
То, что сегодня называют внешнеполитическими новациями Обамы, на самом деле вовсе не новации. Ещё во время своего первого визита в Польшу президент Буш сформулировал цель, тогда ещё не везде воспринимавшуюся всерьёз, - создание "монолитного моста от Балтийского до Чёрного моря". Опытнейший германский политик Эгон Бар оценил его слова так: "Вторая опора "моста" - это Грузия и Кавказский регион. Стратегическая направленность американской политики, простирающаяся от "непотопляемого авианосца" Европы на юго-восток и стремящаяся через Ближний и Средний Восток к контролю над Афганистаном и Ираном, а также над государствами на бывшей южной оконечности Советского Союза, соответствует американским интересам. Но кто не хочет сказать "нет" ведущей державе, тот не сможет достичь самоопределения".
 
То, что во времена Буша (республиканца) было экзотикой, не везде воспринимавшейся всерьёз, стало при Обаме (демократе) политической практикой. Маршрут экспансии и её цели не изменились. Что действительно ново, так это теснейшее сближение ЕС и НАТО для достижения американской гегемонии. Яркий пример тому - судьба Греции.
 
В период обострения греческого долгового кризиса многие удивлялись - Афины подтвердили свою неплатёжеспособность по долгам Евросоюзу и отдельным его членам, почему же Брюссель продолжает накачивать Афины деньгами? Выдвигались разные версии. Но одна (важнейшая!) оставалась в тени: Греция - член НАТО. В отличие от других куда более богатых и влиятельных стран она всегда аккуратно вносит взносы на развитие этой военной структуры, тем самым подтверждая верность альянсу. Парижу, Берлину, Риму и многим другим столицам стран НАТО есть чему поучиться у Афин, которые относятся к своим военным обязательствам как к абсолютному политико-экономическому приоритету, куда более важному, чем социальные обязательства перед собственным народом. Соответственно, Вашингтон поддерживает политику Афин, сколь бы неудобной она ни была для других членов ЕС.
 
Но, как говорят немцы, "чтобы есть с чёртом из одной миски, нужно иметь очень длинную ложку". Греки, видимо, считают, что они такой ложкой обзавелись. Однако завтра НАТО может потребовать от Афин не только аккуратных платежей. Взаимодействие ЕС и НАТО будет углубляться. И дело, по мнению аналитиков, весьма вероятно дойдёт до участия греков в совместных боевых операциях в горячих европейских точках - прежде всего в Прибалтике. В Америке Эстонию панибратски называют "предместьем Санкт-Петербурга". А это делает вполне вероятной отправку греческого военного контингента в питерские окрестности для проведения коллективной акции НАТО, поддерживаемой, разумеется, Евросоюзом.
 
Я видел, с каким изяществом греческое воинство задирает колени, церемониально маршируя в Афинах. Но марш на Питер - это не картинное задирание колен, это кровь, смерть и слёзы. В истории нашей страны немало примеров уничтожения незадачливых иноземных вояк, которые надеялись прошагать парадным маршем по России. Неужели нынешние греки хотят пополнить их кладбищенские ряды? Такое кажется невероятным. Но дисциплина в НАТО суровая - Вашингтон приказывает, остальные исполняют.
 
Впрочем, время от времени эстонская пресса вспоминает слова американского сенатора Чарльза Шумера, сказанные им ещё десять лет назад: США могли бы позволить России восстановить гегемонию Кремля на пространстве Восточной Европы. Похоже, в Соединённых Штатах не очень верят в боеспособность раздираемого внутренними противоречиями гарнизона крепости "Европа".
 
Александр ДРАБКИН

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.