Первый вице-президент "Транснефти" Максим ГРИШАНИН: "В нашем уставе записано, как дивиденды платятся"

Интервью
«Нефть России», 19.09.16, Москва, 12:06    -- Сейчас обсуждается выплата "Транснефтью" промежуточных дивидендов на 59 млрд руб. Как это отразится на инвестпрограмме?
 
-- Мы направили на согласование в Минэкономики и Минэнерго дивидендную политику, предварительно обсудив ее с Росимуществом. Там записано, что компания будет стремиться платить около 25% от консолидированной чистой прибыли (по МСФО.-- "Ъ"). Это то, над чем мы работали последние два года в рамках решений и директив правительства, которые существовали на тот момент. Эта дивидендная политика предусматривает ряд ограничений, связанных с уровнем долговой нагрузки компании. Если мы достигаем предельного уровня, то изменяем долю выплат. В прошлом году мы заплатили 4 млрд руб. дивидендов, в этом году -- около 12 млрд руб. Сейчас есть дискуссия, что надо доплатить еще 50-60 млрд руб. Мы пока точные цифры не знаем. При этом у нас есть утвержденная правительством долгосрочная программа развития. Она связана с расширением ВСТО (нефтепровод Восточная Сибирь--Тихий океан.-- "Ъ") и со строительством новых трубопроводных систем, две из них мы вводим уже в этом году: Заполярье--Пурпе и Куюмба--Тайшет. При расчете источников таких капвложений был заложен определенный дивидендный сценарий, были посчитаны средства на программу техперевооружения и реконструкции действующих трубопроводов. Если этого не делать, в какой-то момент трубы будут изнашиваться, и нам придется снижать пропускную способность.
 
Тогда нам говорят, что для увеличения дивидендов надо уменьшать операционные расходы. Но весь объем операционных расходов "Транснефти" на 2016 год -- 295 млрд руб. Если вычесть зарплату, все выплаты, которые начисляются на фонд заработной платы и являются обязательными, расходы по налогам в составе себестоимости, то остается около 120 млрд руб. Из них мы должны "сэкономить" 50-60 млрд руб. на дивиденды. Это невозможно. А если правительство рассчитывает на такие суммы каждый год, то откуда нам их брать? Сокращать операционные затраты на 20-30% ежегодно, повторюсь, невозможно. Остается прибегать к дополнительным заимствованиям, но не для того, чтобы инвестировать в объекты инфраструктуры, получать дальше прибыль, а чтобы выплатить дивиденды. Соответственно, мы быстро подойдем к потолку заимствований, и все кончится. По крайней мере та прибыль, из которой хотят изымать такие суммы.
 
-- Может ли повлиять на сроки ввода того же ВСТО ваш конфликт с миноритариями из группы UCP, которых, по сути, поддерживает "Роснефть"? Миноритарии требуют уравнять дивиденды на привилегированную и обыкновенную акцию...
 
-- У нас нет никакого конфликта с "Роснефтью". Это крупнейшая в стране нефтедобывающая компания, мы естественная монополия трубопроводного транспорта. Мы не делим рынки, поэтому конфликта нет. Это все надуманная история. Мы регулярно встречаемся с руководством "Роснефти", решаем все наши вопросы, мы им помогаем там, где можем. У нас есть рабочие моменты, но они носят технический характер.
 
-- Хорошо, но вы понимаете, зачем "Роснефтегаз", который владеет контрольным пакетом "Роснефти", купил пять привилегированных акций "Транснефти" и требует от вас большой объем конфиденциальных документов?
 
-- Если государству нужны от нас какие-то документы, то мы предоставляем их через Росимущество, ревизионную комиссию и Минэнерго. Как там появился "Роснефтегаз", я не знаю. Наверное, случайно. Ну, купили бы они серьезный пакет, у нас есть некий держатель серьезного пакета "Транснефти" (UCP владеет 71% привилегированных акций.-- "Ъ"). Говорят, он мечтает его продать.
 
-- Даже если бы у "Роснефтегаза" был крупный пакет, зачем им информация о "Транснефти"?
 
-- Не знаю, честно. Мы долго думали и не поняли. Наверное, кто-то решил таким образом поддержать группу UCP в судебном споре с нами и государством.
 
-- Вы считаете претензии UCP необоснованными. Есть пути решения конфликта?
 
-- Этот спор тоже надуманный. В нашем уставе записано, как дивиденды платятся. Когда миноритарные инвесторы покупали акции, устав уже существовал в текущем виде. Так что непонятно их удивление от того, что на привилегированную акцию меньше дивидендов, чем на обычную. А почему должно быть больше?
 
-- Они требуют не больше, а столько же.
 
-- Во-первых, есть документы, которые регулируют выплату дивидендов компании. А во-вторых, решение о том, как распределяются дивиденды, принимает не "Транснефть", а акционеры (100% голосующих акций у государства.-- "Ъ"). Почему иск (UCP.-- "Ъ") подан к компании "Транснефть", а не к тому, кто на собрании акционеров голосовал?
 
Интервью взяла Ольга Мордюшенко
Подробнее читайте на https://oilru.com/news/533328/

От ExxonMobil ждут списаний: ExxonMobil не списала стоимость активов после обвала цен на нефтьК российским фондам вернулся интерес: Инвесторы ненадолго вложили в них немного денег
Просмотров: 878

    распечатать
    добавить в «Избранное»

Код для вставки в блог или на сайт

Ссылки по теме

Первый вице-президент "Транснефти" Максим ГРИШАНИН: "В нашем уставе записано, как дивиденды платятся"

«Нефть России», 19.09.16, Москва, 12:06   -- Сейчас обсуждается выплата "Транснефтью" промежуточных дивидендов на 59 млрд руб. Как это отразится на инвестпрограмме?
 
-- Мы направили на согласование в Минэкономики и Минэнерго дивидендную политику, предварительно обсудив ее с Росимуществом. Там записано, что компания будет стремиться платить около 25% от консолидированной чистой прибыли (по МСФО.-- "Ъ"). Это то, над чем мы работали последние два года в рамках решений и директив правительства, которые существовали на тот момент. Эта дивидендная политика предусматривает ряд ограничений, связанных с уровнем долговой нагрузки компании. Если мы достигаем предельного уровня, то изменяем долю выплат. В прошлом году мы заплатили 4 млрд руб. дивидендов, в этом году -- около 12 млрд руб. Сейчас есть дискуссия, что надо доплатить еще 50-60 млрд руб. Мы пока точные цифры не знаем. При этом у нас есть утвержденная правительством долгосрочная программа развития. Она связана с расширением ВСТО (нефтепровод Восточная Сибирь--Тихий океан.-- "Ъ") и со строительством новых трубопроводных систем, две из них мы вводим уже в этом году: Заполярье--Пурпе и Куюмба--Тайшет. При расчете источников таких капвложений был заложен определенный дивидендный сценарий, были посчитаны средства на программу техперевооружения и реконструкции действующих трубопроводов. Если этого не делать, в какой-то момент трубы будут изнашиваться, и нам придется снижать пропускную способность.
 
Тогда нам говорят, что для увеличения дивидендов надо уменьшать операционные расходы. Но весь объем операционных расходов "Транснефти" на 2016 год -- 295 млрд руб. Если вычесть зарплату, все выплаты, которые начисляются на фонд заработной платы и являются обязательными, расходы по налогам в составе себестоимости, то остается около 120 млрд руб. Из них мы должны "сэкономить" 50-60 млрд руб. на дивиденды. Это невозможно. А если правительство рассчитывает на такие суммы каждый год, то откуда нам их брать? Сокращать операционные затраты на 20-30% ежегодно, повторюсь, невозможно. Остается прибегать к дополнительным заимствованиям, но не для того, чтобы инвестировать в объекты инфраструктуры, получать дальше прибыль, а чтобы выплатить дивиденды. Соответственно, мы быстро подойдем к потолку заимствований, и все кончится. По крайней мере та прибыль, из которой хотят изымать такие суммы.
 
-- Может ли повлиять на сроки ввода того же ВСТО ваш конфликт с миноритариями из группы UCP, которых, по сути, поддерживает "Роснефть"? Миноритарии требуют уравнять дивиденды на привилегированную и обыкновенную акцию...
 
-- У нас нет никакого конфликта с "Роснефтью". Это крупнейшая в стране нефтедобывающая компания, мы естественная монополия трубопроводного транспорта. Мы не делим рынки, поэтому конфликта нет. Это все надуманная история. Мы регулярно встречаемся с руководством "Роснефти", решаем все наши вопросы, мы им помогаем там, где можем. У нас есть рабочие моменты, но они носят технический характер.
 
-- Хорошо, но вы понимаете, зачем "Роснефтегаз", который владеет контрольным пакетом "Роснефти", купил пять привилегированных акций "Транснефти" и требует от вас большой объем конфиденциальных документов?
 
-- Если государству нужны от нас какие-то документы, то мы предоставляем их через Росимущество, ревизионную комиссию и Минэнерго. Как там появился "Роснефтегаз", я не знаю. Наверное, случайно. Ну, купили бы они серьезный пакет, у нас есть некий держатель серьезного пакета "Транснефти" (UCP владеет 71% привилегированных акций.-- "Ъ"). Говорят, он мечтает его продать.
 
-- Даже если бы у "Роснефтегаза" был крупный пакет, зачем им информация о "Транснефти"?
 
-- Не знаю, честно. Мы долго думали и не поняли. Наверное, кто-то решил таким образом поддержать группу UCP в судебном споре с нами и государством.
 
-- Вы считаете претензии UCP необоснованными. Есть пути решения конфликта?
 
-- Этот спор тоже надуманный. В нашем уставе записано, как дивиденды платятся. Когда миноритарные инвесторы покупали акции, устав уже существовал в текущем виде. Так что непонятно их удивление от того, что на привилегированную акцию меньше дивидендов, чем на обычную. А почему должно быть больше?
 
-- Они требуют не больше, а столько же.
 
-- Во-первых, есть документы, которые регулируют выплату дивидендов компании. А во-вторых, решение о том, как распределяются дивиденды, принимает не "Транснефть", а акционеры (100% голосующих акций у государства.-- "Ъ"). Почему иск (UCP.-- "Ъ") подан к компании "Транснефть", а не к тому, кто на собрании акционеров голосовал?
 
Интервью взяла Ольга Мордюшенко

 



© 1998 — 2022, «Нефтяное обозрение (oilru.com)».
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № 77-6928
Зарегистрирован Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникаций 23 апреля 2003 г.
Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77-33815
Перерегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций 24 октября 2008 г.
При цитировании или ином использовании любых материалов ссылка на портал «Нефть России» (https://oilru.com/) обязательна.